Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

История с географией

На страничке социолога и историка социологии Бориса Докторова появилось и интервью оного уважаемого Бориса со мной, грешным, которое можно прочесть, если нажать кнопку с моей фотографией, которая, в свою очередь, находится во втором ряду с фотографиями иных почтенных людей, четвёртая справа.

Сказано (о причинах из будущего)

Александр Фридрихович Филиппов, замечание в ФБ :
Напрасно пытаются нас уверить, будто главная проблема тех, кто грезит катастрофой и зовет уехать, в том, что эти люди не нашли себе места в путинской России. Неправда. Россия и 10 лет назад была путинской, и ничего. Нет, не в том дело.
Они места себе не нашли в послепутинской России. Когда бы то ни было, она будет, но без них. Это известно уже сегодня. Modus futuri exacti.
То есть в горизонте любого возможного будущего их нет.
Над чем тут смеяться и чего улюлюкать вслед, ума не приложу.
У меня сложное чувство - с одной стороны, восхищаюсь и благодарен за то, что А.Ф. указал на ключ ко многим непонятностям настоящего, а с другой - меня просто скручивает зависть. Ведь я же знал, что повышенная чуткость людей русского, пардон, менталитета к будущему и прошлому, в сочетании с пониженной чувствительностью к настоящему, порождает интереснейшие феномены представлений и поведений! Знал! Как же я не додумался!
Да, я не променял бы такую мысль и на пару красных одеял (с) "Справочник Гименея".
Много лет назад И.М.Клямкин заметил, что повышенная способность русских (в широком, культурном смысле слова) видеть реальность цели действий приводит к тому, что планирование движения к этой цели воспринимается как докучливая, в общем даже не очень нужная подробность, на которую не стоит тратить сил - зачем, если цель известна и вот она, перед глазами, как живая! Поэтому споров о чаемой цели у нас всегда существенно больше, чем споров и размышлений о том, как бы её реализовать и до неё добраться.
Возможно, это связано с повышенной "пространственностью" русского языка и взгляда на жизнь, и пониженной чувствительностью к времени (по сравнению к пространству). Ну, не знаю. Думаю, что это сильно не вся правда.
... Да... Я думаю, что если бы я, по какой-то несчастной причине, вдруг увидел, что меня завтра здесь нет, сколько я не напрягаю свою провидческую железу - ну нет и нет! Что бы я тогда делал?

Как пасть вампира в конце недели (кому надо, тот понимает)

Если бы и сомневался в принадлежности малороссов и великороссов к одному народу, то отбросил бы всякие сомнения, наблюдая приёмы их пропаганды, обращённую к широким народным массам. Сиречь СМИ.
Конечно, есть отличия - но и балалайка  не домбра, горилка не водка, хотя результат тот же.
Скажем, великоросское безобразие явно несёт на себе отпечаток государственничества, власти вообще и приказной системы. Малороссийское же производится как бы от всей души, эмоционально до чувственности. Недаром великий мариуполец, ныне беершевец, глядя вкруг себя, дал знаменитое определение непосредственности как посредственности, живущей не по средствам. А жил бы среди москалей, хрен бы такое увидел и так выразился.
Я предпочитаю великоросский вариант. И вовсе не из патриотизма. А потому, почему до последнего времени в бытовой газ подмешивали вонючую добавку, которая, при выпущенном газе, просто кишки выворачивала и тем предупреждала более общее отравление. Пытаешься посмотреть или послушать наших товарищей, и тошнит до рвоты, и мозги не успевают засраться, пардон май френч. Никто не обманывается и никого не обманывает. Приказали - и вру, как падла, с выражением, но с таким, что и козе понятно, что принимать это враньё не как средство прокормить деточек малых, невозможно.
Малоросские же товарищи врут не то чтобы от души, но... Как бы это сказать помягче... Как если бы они, до того как попробовать потрахать мозги слушателям и зрителям, тренируются сами на себе, без ансамбля. И выходят под камеры только если они в этом самостоятельном занятии достигли полного результата. И с такими самообработанными мозгами сами и верят в то, что говорят, и ни о каком приказе даже речи нет.
Наши шлюхи не делают и вида, что им нравится та лабуда, которую они несут. Они сполняют службу, приказ выполняют. А по приказу и зигзугом поползёшь, как говорится.
А та разновидность продаёт если и не задушевность, то отдушевность уж точно. "Я гимназистка шестого класса", так сказать. Конечно, пробирает до самого нутра. Если не успел уберечься.
Так что, может статься, что нам и не надо объединяться и смешиваться.

Какой маяк? Какие шлюпки?

В детстве я не то прочёл, не то придумал, как бы могли воспринимать Землю инопланетные марсиане, если бы у них зрение было устроено так, что они видели бы только автомобили и прочие железки, а людей бы не видели. И вообще животных не видели. Как бы они ломали бы себе голову над особенностями поведения этих самых автомобилей, или над тем, какими законами могут управляться их странные передвижения, остановки, резкие рывки и т.д. Ясно же, что закономерности есть, и они даже как-то улавливаются, но какие они?

Потом, позже, я какое-то подобное прочёл у Лема, по-моему в "Солярисе" - пан Станислав вообще был очень хорош по части таких размышлений.

А когда я приехал в Москву, то у меня долго-долго была такая игра: зайти в какой-нибудь большой магазин, вроде Гума или Елисеевского, представить себя марсианским наблюдателем, и попытаться понять, что  здесь делают местные существа, и как-то описать их поведение. Задача была нелёгкая. Классификация не наводилась, общие закономерности явно присутствовали, но формулировались с трудом - в общем, нам, марсианам, было чем заняться.

Лев Толстой, конечно, мог бы помочь советом, он знал, как надо описать своё как чужое, но мы с ним разминулись.

Вообще игр было много (одна игра в "найди своё время и место" чего стоит!).

Оказывается, что нашу наблюдаемую, э-э-э, реальность описывают совсем различные описания, и все хорошо подходят. Объяснения этому несомненному факту я и тогда не имел, и сейчас не имею. Но если так, то наши поступки, мысли, открытия и проч. - реальнее нас самих.

И то сказать, мы уйдём, а они останутся.

С Гамлетом, кстати, та же байда. Я как понял, что принц по тем же делам реальнее меня (правду сказать, это не я понял, а Юлий Шрейдер, но мне очень понравилось), так мне стало как-то легче думать о неизбежном. Да ладно, думаю. Фигли, думаю, тут.

Заметки натуралиста тоже

Наряду с пристрастием к шпротному паштету, о котором, как о несомненном признаке испорченности и порочности натуры, толковал натуралист, таковым является, по моим самонаблюдением, пристрастие к регулярному перечитыванию "Крёстного отца" в переводе Маруси Кан, а также рассказов и повестей Хайнлайна.
Ничем другим не объясняется, как я не старался.

Выводы прикосновенного

Мой приятель, побывав наблюдателем на выборах и вообще будучи склонным к аналитическим размышлениям, написал в своём блоге (подзамочном, посему ссылки не даю) следующее:
...............
Выхожу сейчас с избирательного участка. Подробнее про свой опыт наблюдателя напишу завтра. Отношение мое к всеобщему избирательному праву всем тут известно, я думаю. И особой важности результатам выборов как местам в Думе я не придаю.
Интересно другое. Что все большее количество людей в нашей стране : а) меньше боится "начальства" б) готово что-то делать для того, чтобы власть и ее прихвостней хотя бы немножко поставить на место.
Еще раз. В стране НИЧЕГО не поменяется в зависимости от  того, наберет ЕДРО 65 или 50 или даже 40 в среднем по РФ. Прелесть в том, что для власти-то это важно. Они хотят железобетонный контроль без всяких коалиций со справедливороссами и не хотят унижаться до необходимости править президентскими указами напрямую.
И для общества важен не процент КПРФ или ЛДПР. И не честные выборы, потому что оппозиционные партии, приди они к власти в их нынешнем виде, сильно лучше не окажутся. Важен опыт показывания людям, живущим во властном контуре, что есть и другие люди, не согласные пустить все на самотек. Которых больше. Некоторые из которых, будучи, не побоюсь этих слов, талантливее и внутренне независимее, чем большинство прихвостней власти, рано или поздно поймут, что у них есть лишь один путь обеспечить себе и своим детям достойную жизнь в России.

...............

Интересно, какой именно этот "один путь".
И когда это, позвольте спросить, был у людей только "один путь"?
Кроме как путь к смерти, конечно.

Два с сиропом


1. Устойчивое (т.е., не в состоянии естественного раздражения) употребление выражений "постсоветский человек" или "постсоветское общество" уверенно указывает на неумение или нежелание употребляющего представлять настоящее как пространство или постановки целей, или выбора путей к их реализации.

2. Т.е., представлять настоящее как слегка недореализованное будущее.

3. Если в обществе находится достаточное количество правильно мыслящих людей (т.е., людей идеалистических и видящих причины всего происходящего в будущем, а не в прошлом), то неправильных людей может быть сколько угодно. Правильных же людей, подчёркиваю, должно быть не много, не мало, а достаточно.

4. Поскольку на реальность влияют только реалисты (или, что то же самое, правильные идеалисты), то остальные могут быть совершенно свободны и гулять себе по холодку.

5. Или, как сказал классик, предвидя принцип Томаса - с печальным шумом обнажаться.

Дочитамши Сапковского

Впечатление отличное. Даже там, где не очень хорошо - очень хорошо.
Так вот, разница между нашей и польской интеллигенцией в то, отчего именно у них беды.
У нашей - оттого, что ничего не получается. У польской - оттого, что у них всё получается. Наша вроде умеет ставить цели, но совсем не достижительна. Полеки же, напротив, достигают всего, чего захотят, только с достижением цели оказывается, что с постановкой оной у них была напряжёнка.
Продолжая эту красотень, можнобыло бы сказать, что украинские товарищи ставят цели, как поляки, а достигают их - как русские.
Но это была бы совершенная чепуха, а на хрен мне такое совершенство?
Но вообще великий это класс - национальная интеллигенция. При всех своих особенностях и обстоятельствах.
Даже у нас, в России, где она трижды погибла на протяжении одного века, и сейчас, кроме отзвуков и отблесков, от неё почитай ничего не осталось - всё равно великий класс.

Тупой и даже ещё тупее

Полвека читаю научную фантастику, и только сейчас до меня дошло, что это не научная и не фантастика, а просто такие литературные сказки, в разных достаточно картонных декорациях.
Если декорации научноподобные, то называется научная фантастика, если драконо-эльфийские, то называется фэнтези.
Смысла и в том и в другом названии немного, но надо же как-то называть! А в русском, прошу прощения, дискурсе принято употреблять неточные названия, чтобы нельзя было придраться к словам. По известному бонмоту Воннегута: "За что тебя? А за что всех других?"

Сами декорации к содержанию сказки не имеют никакого отношения, и если охота поиздеваться над фантастическим автором, то можно это сделать так: ободрать и разломать декорации, и посмотреть на то, что останется. Скажем, у Хайнлайна или Шекли, или Стругацких, декорации не обдираются. А современные авторы совершенно беззащитны. Как правило, разумеется.

Хорошо сказано, и человек хороший

(услышано от vad_nes
..........................

Леонид Юзефович: Что касается фантастики, пока мы тут разговаривали, я вспомнил китайскую притчу одну, может быть, она широко известна, но все-таки мне ее хочется рассказать. Император спросил знаменитого китайского художника, что труднее всего рисовать. Художник ответил: «Собак и лошадей». Император спросил: «А что легче всего поддается изображению?» Художник ответил: «Бесы и духи умерших». Понятно почему (смеются). И вот это ощущение, что вся наша литература как-то потекла в сторону изображения бесов и духов умерших, у меня очень сильное. Поэтому к фантастике отношение специфическое, особенно к жанру фэнтези. Один мой знакомый, который преподает в институте, сказал, что 70 процентов всех рукописей, которые поступают на конкурс в Литинститут, это произведения, написанные в жанре фэнтези, если не 80, не помню точно эту цифру. Вот, собственно, мой комментарий.

Елена Фанайлова: Это замечательные какие-то сведения нам Леонид Юзефович предоставил. Я подумала, что изображение духов – это же и столь модный сегодня жанр утопий и антиутопий, в котором работают современные прозаики, не правда ли? А я должна признаться, я забыла, что, опять же поддавшись рекламе, я начала читать вот эту сагу про «Волкодава», и к моему большому удивлению, книга не так плоха, как я ожидала (смеется).

Александр Гаврилов: Я хорошо понимаю, почему 70 процентов рукописей абитуриентов Литинститута написаны в жанре фэнтези, потому что это самый формализованный жанр, и в нем никто и никогда не требует от автора новизны сюжета. Герои должны быть штампованные, сюжет должен быть совершенно предсказуемый, да и мир, в общем, скорее всего, будет не особенно новым. Но фэнтези, причем больше, чем любые другие отрасли фантастики, неожиданным образом сосредоточился на самом материале письма. И становится постепенно чем-то вроде обязательной программы в фигурном катании: понятно, что человек будет крутить тройной тулуп, и этот тулуп, и тот тулуп, но каждый будет делать это по-разному. 
........................................................

Про фэнтези хорошо. Действительно, отличить одну от другой становится без постоянной тренировки всё труднее. Причём редкий случай: наши фэнтезисты пишут не хуже зарубежных, в смысле они пишут не лучше наших.