Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Сказано (о неспортивном спорте)

Из колонки А.Н.Привалова "О неспортивном":
Решение МОК об отстранении России от Олимпийских игр 2018 года вызвало в нашей стране бурную реакцию. Оно и понятно: открыто признать, что доказательств существования государственной системы поддержки допинга «не найдено», и тут же запретить флаг и гимн — это намеренное оскорбление России, заметная акция Второй холодной войны. Чуть не во всех попавшихся мне опросах большинство отвечавших желало бы в ответ бойкота предстоящих Игр — во всяком случае, в первые дни, пока телевизор не начал втолковывать дорогим россиянам, что отстаивать честь родины под белым флагом — тоже очень хорошо и достойно. Но телевизор, похоже, начинает делать именно это; хуже того — вероятно, мы смиренно возместим МОК те 15 млн долларов, которые он потратил на кампанию против нашей страны. По-моему, всё это будет грубой ошибкой и усугубит вредоносность дальнейших пропагандистских атак на Россию.
Сделаем две необходимые оговорки. Во-первых, глупо было бы спорить, что наше спортивно-олимпийское чиновничество, эти зажравшиеся бездельники и неучи, натворило всякого, — мы, я думаю, ещё далеко не всё и знаем. Их, несомненно, надо жёстко карать, и очень скверно, что уже много лет этого у нас не делают — и не западные супостаты тому виной. И то, что именно эта публика сейчас формирует общественное мнение под свои шкурные интересы: мол, надо ехать в Корею хоть тушкой, хоть чучелом! надо задабривать международные организации! — наш дополнительный позор. Но всё это проблемы внутренние и, простите, довольно мелкие. Чинуш этих хоть по всем лозаннским фонарям развесьте (фигурально говоря, разумеется), тут мало кто расстроится. Но карают-то не их.[Spoiler (click to open)]
Во-вторых, роль «большого спорта» в нашей официальной повестке дня сильно завышена. По сути, спорт высших достижений — это подвид шоу-бизнеса, отличающийся разве что мощной примесью патриотизма. Те же Олимпиады — ярмарка национальных тщеславий. С чего бы иначе страны тратили такие деньги на подготовку выставочных представителей в несуразном множестве видов спорта — подготовку в том числе фармакологическую? Поэтому так издевательски звучит предложение ехать на Олимпиаду без флага, но поэтому же и не стоит предавать случившемуся космических масштабов. Да, нас оскорбили, и это оскорбление не следует глотать молча; но оскорбили не в собрании античных богов, а в бизнес-ассоциации — скажем, рекламных агентов (в том числе фармакологических). Примерно как не пустили бы на очередное Евровидение — ну, хорошо, на удесятерённое Евровидение. И в том, что мы так сильно переоцениваем масштаб случившегося, виноваты только мы сами.
А понимать масштаб тут очень важно. Вот нам говорят: если мы не проглотим плюху — откажемся платить за собственное унижение, откажемся вымаливать собственный флаг, как подачку, и т. п — нас же отлучат от Мирового Спорта!.. Поставьте-ка мысленный эксперимент: вот нас не отлучили — и даже напротив, пустили в самый центр системы. И теперь не американская, а наша гимнастка сдаёт четыре подряд положительные допинг-пробы, и об этом никто не узнаёт; а когда случается утечка, миру объясняют, что многократная олимпийская чемпионка страдает синдромом дефицита внимания, а потому принимает сильнейший амфетамин абсолютно законно. Теперь не норвежские, а наши лыжники и биатлонисты оказываются чуть не поголовно астматиками и горстями едят запрещённые средства — и так далее. Вы правда этого хотите? Если да, я не буду спрашивать, не постыдное ли это желание, но спрошу: не кажется ли вам, что оно ужасно мелкое? И не пробуйте отвечать, что желаете не этого, а равного членства в чистой спортивной семье… Нету её давно. Не в одном допинге дело — там много чего ещё происходит, в этой мировой спортивной семье, о чём рекламные агенты не говорят.
Теперь подобные рассуждения неизбежно выглядят как «зелен виноград»; на то и рассчитано. На тусовку позвали всех, кроме тебя, сквернавца, — хрестоматийный приём буллинга, на который у предмета травли просто нет «правильного», то есть не усугубляющего ситуацию ответа. Если не отпрыгивать, то помаленьку отползать от изгоняющей нас ассоциации следовало бы заранее, тогда и шок у публики был бы не таким острым. Но нам те же околоспортивные чинуши до последнего дня втюхивали обратное: что всё вот-вот образуется, что мы отстоим, мы защитим, наших допустят… Характерное высказывание одного (далеко не худшего!) функционера: «Этот вердикт был ожидаемым. — И через фразу: — Но это удар под дых». Что ж ты пресс-то не напряг, если удар был ожидаемым? Так же они ведут себя и сейчас, только последствия будут много неприятнее. Теперь нам до февраля будут рассказывать, что уж чемпионат-то мира по футболу допинговый скандал ни за что не затронет… не затронет… мы отобьёмся… наших не отстранят… — и когда в феврале ФИФА с прискорбием объявит, что сборная хозяев ЧМ-2018 к участию в нём не допускается, шок будет настоящий. Одно дело — зимняя Олимпиада, про которую, кабы не скандал, никто бы и не вспомнил ни за день до, ни через два дня после, а другое — домашний чемпионат, из которого наша же пропаганда много лет изо всех сил раздувала судьбоносное событие. Полтора месяца по нашим городам будут шляться чужие болельщики, напоминая нам, что с нашего же собственного праздника нас с позором выперли. То-то будет веселье.
Про Игры в Корее нам, я думаю, следует просто замолчать. Кому интересно — пусть себе в интернете смотрит. Кто хочет участвовать — пусть себе едет. Сам. А господдержку в этой сфере гласно сосредоточить на арьергардных боях — прежде всего в судах. Не в «спортивных судах», филиалах того же МОК, а в самых обыкновенных гражданских, бюргерских судах. Интересно бы посмотреть, какой суд в Европе откажет нашим спортсменам в удовлетворении их исков на основании непредъявленных доказательств или рукописного дневника заведомого преступника. А больше про этот самый мировой спорт — хотя бы какое-то время — не вспоминать совсем. Заняться массовым спортом. Вернуть былой масштаб спартакиадам — да мало ли что можно и нужно сделать полезного. К сожалению, ничего этого не будет, а будут нам бесконечно растолковывать, как много славы принесёт родине такой-то спортсмен в белом костюме. А потом — опять: ах!.. Удар под дых!..

О небывалых результатах 56-й международной математической олимпиады

"Дореформировались" - заметка А.Привалова о том, что произошло в Таиланде на такой олимпиаде в этом году. Не знаю, почему, но именно эта история произвела особенно гнетущее впечатление.
Может быть, потому, что я сам из математиков и в своё время в олимпиадах (правда, не таких международных) поучаствовал.
Может быть, потому, что мы, как пишет А.Привалов, более полувека царствовали на этих олимпиадах, пока не стали обваливаться, причём всё быстрее и быстрее.
И в "срочные меры", о которых пишет автор, я не очень-то верю.
Как в страшном сне.

Сказано

Из записи aldanov "Александр Алёхин как объект фантазий"
Мат в 18 ходов или как Алёхин с Капабланкой человека убили
Алехин, якобы незадолго до смерти, рассказал об одном случае из своей жизни некоему приятелю.
К Алехину во время турнира в Петеррбурге в 1914 году ночью в номер постучали. Алехин открыл дверь и увидел старого крестьянина, который сказал, что у него есть шахматный секрет огромной важности. Алехин впустил его и старик сказал, что он открыл способ, как дать мат в 19 ходов, начиная белыми, при любой игре черных.
Алехин засмеялся и стал выталкивать его, но тот был очень упорен и не хотел уходить. Тогда Алехин достал доску и сыграл партию с гостем. На 19 ходу он получил мат. Бледный, он предложил сыграть еще - и снова получил мат на 19 ходу. Он пошел со стариком в номер Капабланки и предложил ему сыграть со стариком черными. Капабланка был рассержен, но сыграл и получил мат на 19-мо. Сыграл снова и еще раз - и снова, и снова получил маты.
Приятель спросил - и что же было дальше? Алехин отвечал: "Мы убили его, конечно".
Там ещё много такого, смачного, но эта история - ядрёнее всех, на мой взгляд.

Про Латынину

Я наконец-то понял, кого она мне напоминает в "Есть мнении".

Девочку-ябедницу и сплетницу.

У нее и тон такой, и подход такой. "А я знаю! А Колька вчера курил в уборной! А физкультурник девочек хватает! А я скажу!" .

Для разгребателя грязи такой подход не очень-то. Все-таки журналистика есть этосная речь, и журналист, если хочет преуспеть, должен завсегда выступать не от имени информации, не от имени чувств или даже разума, но только как представитель общих со своим читателем и зрителем ценностей. Тогда его и смотреть будет интересно. "Таймс" пишет для читателей "Таймс", так сказать.

Поэтому Латынина никогда (если не сменит имиджа) не дотянется до тройки Леонтьев-Привалов-Соколов.