Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Чтобы не забыть

В июне месяце сего года, 11 числа, написал я в ФБ постец про фильм Абуладзе "Покаяние" и почему он мне до сих пор не даёт покоя. По ходу обсуждения стали мы с добрым человеком Вячеславом Широниным обсуждать особенности протестантизма и протестантов как таковых.

И вспомнил я своё старое (ну как - старое? думанное не более сорока лет назад) размышление о мировых религиях, конфессиях, и аналогичных им психотипах людей. Написал, и попытался изложить, и добрый человек Слава меня за это не поругал.

Изложу-ка я ещё раз.

....................
У меня давно есть мысль, и я её давно думаю. О том, что есть различные психотипы, которые как-то коррелируют с основными конфессиями христианства и даже с другими монотеистическими религиями. Ну это как бы ты, познакомившись и разговорившись с человеком, потом бы подумал про него, что он - "типичный католик", или "настоящий старообрядец", или "вылитый мусульманин" и так дальше.

И я стал думать, какие качества были бы типичны в таком видении людей. Католик - это, конечно, тот, который чётко и сразу видит общественные иерархические структуры, стройные и однозначные. Протестант - человек очень самостоятельный, делающий только то, на что он сам даёт себе разрешение. Мусульманин - это настоящий монотеист, очень ясно и глубоко переживающий и представляющий себя и весь мир как творение Единого. Что такое "старообрядческий характер" - это, я думаю, ты и так знаешь, ты таких людей многократно видел. Иудей - это человек, для которого самонаиглавнейшее место в его и всеобщем мире занимает идея Договора, и происходящие из Договора идеи Закона, Правила, Соотношения. А про своих, про православных я даже сказать не могу точно, но я точно узнаю православного, когда я его увижу.

Я понимаю, что это грубовато, но это только первая часть.

А вторая заключается в том, что великие конфессии и религии потому и великие, что в каждой из них есть место всем таким психотипам.
То есть, в нашей Церкви есть такие православные, которые, если приглядеться, то чисто мусульмане, только православны. То есть, они остро и лично воспринимают как наиважнейшую именно идею Единого Бога.
И есть православные как бы католики, для которых начальство есть начальство, и вся церковь - это структура, исполняющая и приказывающая, и проч.
А также есть православные, с сильной, даже доминирующей внутренней самостоятельностью, всё время раздумывающие и понимающие ( или не понимающие), но ставящие именно своё понимание (или по крайней мере своё обсуждение) как основу для решения и действия.
А есть, наверное, православные православные. Только мне такие очень редко встречались на моём жизненном пути.

Третья же часть состоит в том, что именно такой социопсихологический состав таких гигантских организаций, как всемирные церкви, и является как бы стабилизирующим и основательным фундаментом наших земных церквей.
...........

Ещё неделя

Есть общее представление, что человеческое сообщество зависит в первую очередь от человеческого сообщества же. От всего сообщества, или от каких-нибудь его групп и классов, или от отдельных людей. Безусловно - от их представлений, интересов, целей и проч. - но только от них.

А природу мы победили и отодвинули. И она нам ничего сделать не может. Подёргается ещё, и всё. Если и есть какая-то угроза, так только от продуктов её распада под человеческими ударами.

Бога уничтожили, природу победили. Сейчас вот только с собой справимся, и ладушки. Бояться, по-хорошему, вообще нечего. Да и страх есть невроз, болезнь, и у нас на это дело есть специалисты и вещества. И применение правильного специалиста и правильных веществ и тут всепобеждающее.

Что тут скажешь. Ну да.

По утряночке, просматривая новости

Современное российское начальство, в силу некоторых причин (в первую очередь деидеологизации), последние лет двадцать находится в режиме имитации.

То есть, оно имитирует все формы поведения все прошлых начальств, без разбору и отрицания. О чём вспомнит, то и имитирует.

В силу тех же причин оно, наше начальство, является непоследовательным. И за это нам, простым людям, следует Бога благодарить денно и нощно.

Потому что последовательное в своих действиях российское начальство является одним из самых страшных орудий справедливого Божия наказания нас, грешных.

Начало восьмидесятых. Из жизни провинциальных попов

Сидим у Валентины Фёдоровны Чесноковой, пьём чай с липовым мёдом, который привёз гость, отец Павел, из своего белорусского прихода. Он рассказывает о своей приходской жизни. Чай вкусный, мёд душистый, рассказы занятные. Вот один из них.

… В нашей области появился новый КГБ-шник, местный уполномоченный по делам религий. И начал он таскать к себе попов из окрестных приходов, информацию собирать. Молодой ещё, борзый.

Позвал и меня.

«Вы же советский человек?» - спрашивает. Я, как всегда, сокрушённо вздыхаю – мол, есть такой грех.

«А знаете, - спрашивает дальше, – что если на исповеди ваш прихожанин признается вам, что плохо относится к советской власти, вы должны нам об этом сообщить?»

«Оно конечно, - вздыхаю, - только такого мне на исповеди никто не скажет».

«А как же, - удивляется, - ведь на исповеди священнику полагается говорить всё?»

«Да нет, - поправляю, - на исповеди священнику каются в своих грехах и прегрешениях. А плохое отношение к советской власти у нас не каждый грехом-то считает».

Его аж передёрнуло от таких поповских штучек. Обиделся и больше меня не вызывал.


Только я ему не всю правду сказал. Есть у меня одна старушка, так она на каждой исповеди каялась. Но не в плохом отношении, а в том, что она ругается нехорошими словами: «Как вспомню, батюшка, ихнюю коллективизацию, так и ругаюсь, и ругаюсь, и ругаюсь, и остановиться не могу. Прости меня, Боже!»

Видение

Есть известный и очень нехороший анекдот про энциклопедию двадцать первого века, в статье "Брежнев, Леонид Ильич" которой сказано, что это, мол, "мелкий политической деятель эпохи Аллы Пугачёвой".

С тех пор этот анекдот реализовался многажды, Алла Пугачёва заняла место Л.И.Брежнева в телевизоре, и никак не может оттуда выбраться - не попускает... ну... в общем, vox populi, он чей vox?

Вот Он и не отпускает её, несчастную старушку.

И мы все страдаем за своё негожее глумление над абсолютно безвредным Леонидом Ильичом.

Так вот, братья и сестры. Вот что я вам скажу. Уйдёт Пугачёва, освободит её Провидение, но не раньше, чем от нас ушёл , (прости, Господи, грехи наши тяжкие!) "мелкий деятель".

То есть через пять лет, когда ей, как и Брежневу в 1982-м году, станет 75 лет.

И наше дело сейчас - не глумиться над бедняжкой Аллой Борисовной, ей самой, как мы видим, сильно не по себе, не своей же волею она позорится перед всеми.

А каяться и молиться, чтобы Господь её от телевизора прибрал в своё время.

Может, Он, по молитвам нашим, и скостит ей пару лет

Прохладно

Очередная история о том, как в европейской стране (кстати, в православной, в Греции) власти сняли крест, который стоял на видном месте над морем.
Никто не наступает на христианство в Европе. Христианство даже не отступает из Европы, а истончается и исчезает. А новые приходящие занимают уже пустое место, пустыню.
Злорадствуют же, как ни странно, не другие монотеисты (кроме совсем уж глупых). Злорадствуют местные, с ампутированным религиозным чувством.

Сказано (о нас и нашей жизни)

Из дневников Михаила Пришвина, 1926-1932 гг.
1932
12 февраля.
На чистке.
– Как относитесь к религиозному культу?
– Бога нет.
Сильно сказано было, и чистке был бы конец, но какой-то ядовитый простой человек из темного угла попросил разрешения задать вопрос и так задал:
– Вы сказали, что теперь Бога нет, а позвольте узнать, как вы думаете о прошлом, был ли раньше Бог?
– Был – ответил он.
Я вот часто думаю, когда такие слова читаю: а на кой мы сдались, со всем нашим опытом и понятиями, если всё было так ясно ещё тогда, когда всё происходило, и даже много раньше?

Разве не ясно, что мы все, независимо от наших взглядов, стремлений, представлений и проч. - только пыль и окурки на пепелище некогда великой страны, которую мы же (en masse) и уничтожили сто лет назад?

Сказано (о передаче Исаакия)

В записи Натальи Чудовой в ФБ:
В обсуждениях судьбы Исаакиевского собора удивил вопрос о том, что изменится, если вместо музея с храмом будет храм с музеем - мол, в физическом плане всё останется по-прежнему. Ну да, в физическом - да. Но изменится ситуация сразу в двух пространствах - в сакральном и в символическом. Разве это - пустяк?
Допустим, человек атеист и на сакральность не привык ориентироваться, но символическое пространство - оно же общедоступное, им все пользуются. Вот в нём изменится "рельеф" - то, что связано с духом, выдвинется вверх, проступит в реальности ценностей и образов (ценностно заряженные образы это и есть символы) как колокольни из тумана, окутывающего старый город. А то, что связано с культурными запросами - любознательность, интерес к истории, наслаждение архитектурой и произведениями изобр.искусства - окажется пониже, как крыши жилых домов, соответственно. Так что изменения существенные, дело не рядовое, не вопросы собственности и прав пользования.
Это чуть ли не единственное высказывание по делу, за всё время этого сетевого базара по поводу передачи Исаакиевского собора. И во многом - потому, что слова эти сказаны поверх барьеров, дурацких и вымышленных. Они сказаны с точки зрения всех нас, таких разных. Мы же не можем победить сами себя, верно? Такие бодания могут только ослабить нас, как всегда происходит в России в таких случаях.

Религиоведения пришла

Пару месяцев назад на семинаре по социологии религии имени Юлии Синелиной (на соцфаке МГУ, а руководит им хороший человек Сергей Трофимов) пришёл молодой религиовед с философского факультета МГУ. Он пришёл с несколькими вопросами к социологам религии, т.е., к тем, кто изучает представления и мнения людей об этой самой религии.

Вопросы были разные, некоторые из них задаются довольно часто и обсуждаются давно, но один был необычным, я тогда на него не ответил, и потом долго соображал, что да как, да так до конца и не понял.

Но сначала – о лёгких вопросах.

Скажем, задал он вариант вечного (правда, сейчас встречающегося довольно редко) вопроса о том, откуда исследователи знают, правду им говорит респондент или врёт, как собака какая-нибудь. И почему мы верим человеку на слово, когда он говорит, что он верит в Бога.Collapse )

Сказано (о выводах из школьного сходства между арифметикой и Святым писанием)

Из рассуждения ivanov_semenov "Религия после школы" :
_религии нечего делать в школе. Любой религии. ...Ребенок слишком мал и у него отсутствует критическое мышление . Для него все, что говорят взрослые – правда. Он не видит никакой разницы между арифметикой и Святым Писанием._
http://mi3ch.livejournal.com/3300590.html

Я тут подумал. Ведь у арифметики в самом деле не так много разницы со Святым Писанием. Обоснования арифметики в рамках арифметики не проходят, это совсем другая область, много более сложная. Ведь то, что преподают в школе, рассчитано именно на веру - и никак иначе. Ведь многие "воинствующие атеисты" - верующие, что непосредственно очевидно, они веруют, что бога нет. Одна из современных вер - материализм...

Я не против, много есть разных малосимпатичных верований, не мне их судить. Но тогда - как мне кажется - так, как сказано выше в цитате, вопрос ставить нельзя. Практически всё, что преподают в школе, - религия, точнее - рассчитанные на некритическое приятие суеверия. Не по качеству результатов знания, а по способу их передачи. То есть школьные знания - такие, что в них следует верить, в рамках школы проверять их нет возможности, и школа для этого не приспособлена.

И потому вопрос должен быть совсем иным. Все дети в нашем обществе с 7 лет проходят плановую индоктринацию неким комплексом суеверий, который призван в первую очередь развить их социальную адаптацию и позволить вписаться в социум. Потом дети вырастают. С некоторой точки зрения не важно, иезуиты им полоскали мозги, или это были сторонники ислама, или это были православные учителя, или истовые атеисты. Вопрос в ином: как избавиться от того, что в принудительном порядке (обязательное образование в рамках института школы) навязано некритичному уму?

Раз индоктринация системой мнений проходит планомерно и уклониться от нее нельзя - вроде бы имело бы смысл придумать некий комплекс методов, который позволил бы человеку отказаться от некритически усвоенных мнений. Раз индоктринация массовая - должен быть массовый институт, работающий со взрослыми людьми. Конечно, с теми, кто хочет. Добровольное освобождение от навязанной в детстве системы суеверий.

Интересно, как такой социальный институт должен выглядеть?
Действительно, в убеждении, что Бог есть, много общего с убеждением, что дважды два - четыре. Но ведь человечеству понадобились века и века напряжённой работы (т.наз. "секуляризация"), чтобы ослабить первое убеждение, а ведь оно, если подумать, не такое уж сложное и уж безусловно проще, чем второе.

Тут только надо прикинуть, точно ли для борьбы с арифметическими предрассудками эффективнее всего был бы именно социальный институт, а не какой-нибудь более подходящий... Хм.

Скажем, журнал "Воинствующий без... без..."

А как же быть с такими амулетами и оберегами арифметических суеверий, как калькуляторы?

Ш-шарада. (с) АБС, "Малыш".