Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Краткий, но нудный отчёт о посещении Санкт-Петербурга

В начале августа мы на несколько дней съездили в Питер, где я не бывал уже… в общем, давно не бывал.

Вот краткие о том заметки.

1. Останавливались в хостеле на Староневском. Остались довольны: недорого, тихо, чисто, недалеко от пл. Восстания, т.е., вообще недалеко. Единственно, что в принципе могло напрячь – это что расположен он был на четвёртом этаже здоровенного дома, и без лифта. Но утром идёшь сверху вниз, так что незаметно, а к вечеру ухайдакиваешься до того, что хоть четыре, хоть сорок четыре этажа без лифта – всё равно.

2. Главным человеком в этом путешествии был мой большой питерский друг Павел Каганер, который и маршруты составлял, и с нами везде ходил и рассказывал, и давал советы и профессиональные комментарии, и обсуждал с нами все мысли, которые не могли не тесниться в голове, если пять дней бродить по Питеру.  Обсуждали мы всё: в основном сам город, конечно, но не только. Википедию, например, потому что он есть один из её организаторов и очень понимает. Или современные молодёжные народные песни на фестивале «Волынщик». Или страшную историю, о которой рассказывает мемориальная доска в начале Большого проспекта (но об этом отдельно).

3. Особую сердечную благодарность выражаю доброму человек Борису Грессерову, который в ФБ посоветовал побродить по Коломне. Так мы и сделали, и теперь это всегда будет моим любимейшим местом прогулок в Питере. Это просто музыка какая-то удивительная.

[Spoiler (click to open)]4. Мы только гуляли и бродили по Питеру, в музей зашли только однажды, в Юсуповский дворец. И то не сказать, чтобы особенно удачно. Я вообще-то не очень большой любитель роскошных дворцов, не понимаю я их. А тут, думаю, надо разобраться. Тем более что мой друг Игорь Сабадах тоже посоветовал туда сходить. Но как только до меня что-то стало доходить про то, что же в Юсуповском дворце такое есть, кроме роскоши, как по соседству высадился десант с большого круизного корабля, и нас всех накрыли. Ну ладно, думаю выбравшись. Придёт наш час. Что это за такие Юсуповы на самом деле – я так и не…

5. Надо сказать, по сотому разу уже, что я любую городскую архитектуру и вообще структуру и тектонику городского пространства понимаю как выраженное в камне, дереве, кирпиче и прочем бетоне представление о мире как тех, кто всё это придумывал и строил, так и ещё в большей степени тех, кто в этом во всём живёт или хотя бы существует. А поскольку исторический Петербург, как я понимаю, мало менялся уже в двадцатом веке, то эффект был очень сильный. Ходить по такому городу очень… очень странно, что ли.

Получалось, что этот Город – из одной страны, а люди, идущие по его улицам – из другой. Третий раз у меня такое: предыдущие два раза приблизительно похожее ощущение было в Израиле и в Праге. Но я там меньше понимал, и тем более меньше переживал – ну, другие и другие. А тут почему-то всё время возникало какое-то неназываемое фантасмагорическое ощущение. Особенно от того, что люди – свои, и ведут себя совершенно спокойно. Как в «Алисе в стране чудес», что ли. Ну да, живут они тут, в чужом представлении. И чего…?

6. Я так понимаю Правильную Поездку, что это когда после неё ты стал знать больше, а понимать – меньше. В этом смысле путешествие в Питер – очень правильное.
Скажем, я вообще перестал понимать, сколько ни думал, как это такие принципиально различные города, как Москва и Питер, могут быть столичными городами одной страны. Или: как выглядела бы страна, в которой один из этих городов есть, а другого – нет. Или: чем отличается Россия питерская от России московской? Или: какие ещё нынешние города могли бы быть столичными городами федерации различных Россий?

7. Во всяком случае, одно, но очень важное различие, я, как мне показалось, уловил. Попытаюсь изложить его хотя бы в первом приближении.

В Питере исходное, дословесное и до-понятийное пространство находится в воздухе над городом, оно опускается на него, с силой и ясностью, формируя и структурируя сначала сам город, а потом, понятно, и его жителей. И сформированное пространство всё время стремится подняться вверх, к своим причинам и истокам.

А в Москве это дословесное, исходное пространство находится под землёй, оно прорастает и эманирует оттуда. Поэтому собственно московское пространство всё время тянется вниз, к земле и под землю. Кто не верит, пусть пойдёт и погуляет по Хитровке. Там это чувствуешь просто печёнкой.

Есть одно исключение из общей питерской музыки – это, пожалуй, Михайловский замок. Кто его снаружи не видел и рассказа о нём Павла Каганера не слышал – у того очень мало шансов что-то понять в том, кем был император Павел, и что это был за отчаянный рывок, как всегда неудачный.

8. Чем ещё Питер кардинально отличается от Москвы, так это вкусной едой и стильными заведениями для её поедания. Мы там (правда, по наводке Паши) подкреплялись и обедали в паре разных грузинских ресторанчиков, в нескольких арт-кафе, в ресторане «Iдiотъ» на Мойке и в очень смешном «Саквояже для беременной шпионки» на Конюшенной. И везде обжирались и пировали, наслаждаясь окружающей нас обстановкой и гармонирующими с ней людьми.

Понимаете, у нас тут в Москве тоже есть как бы стильные рестораны и кафе – но у нас сразу видно, как оно такое получилось. Сначала туда пришли декораторы и сделали красиво. А потом они ушли, и пришли обычные столовские ребята, и продают они столовскую еду и понты, в соотношении один к четырём. А самим этим ребятам глубоко плевать и на то, что они продают, и на тех, кто это потребляет.

В Питере же всё вместе, и стиль и еда.

А когда я в голос стал причитать – мол, почему у нас в Москве так плохо и ничего такого нет, не бывает и не будет никогда, местный товарищ негромко заметил: «У вас там всего слишком много: и людей, и денег. Поэтому и нет необходимости делать хорошо: и так съедят». Вот же зараза! Так оно и есть.

9. Съездили в Петергоф, где нас встречала и водила по нему сотрудница музея, очаровательная Ярослава. Погодка стояла роскошная, красота вокруг была необычайная, небо было со всех сторон, выйдешь на берег залива – и сразу оказываешься внутри картины с морем и чайками, и обратно не хочется. А Ярослава об это время рассказывает, что да как тут бывало.

И до тебя очень быстро доходит, что всё, что ты видишь, не имеет никакого отношения ни к какой природе. Что это всё – только воля и сила. И держится вся эта красотень только упрямством и внутренним (ну… не всегда, но в конце концов) приказом.

Т.е., если прищуриться, то видишь, что стоишь на низком болотистом берегу с чахлыми и редкими кривыми берёзками и рыбаками-чухонцами. И больше нет ничего. А откроешь глаза пошире – нет, вокруг дворцы, аллеи и фонтаны.

Ну… как тут…

10. Погуляли по Петропавловской крепости. В Петропавловке больше всего впечатлили Петровские ворота и шемякинский памятник Петру. По одной и той же причине: они о том Питере, который задумывался и существовал до второй половины 18-го века, т.е., до того, как в Россию пришло Просвещение. Как удалось Шемякину это увидеть и изобразить (!) – совершенно непонятно. Нигде больше в России я не видел такого разлома между допросвещенческими и просвещенческими временами.

11. Прошлись по Петроградской стороне. Это такое место, что по нему как пройдёшь, так сразу начинаешь понимать всех своих питерских друзей и знакомых. Они все разные, а Петроградская сторона одна – но она ключевая для них.

Получается так, что они все на ней родились, что ли. Нет. Они все из неё родились. Ну, не знаю.

12. Есть в Питере и дыра во времени, как ей не быть-то. В каждом приличном городе есть, и там есть. Называется эта здоровенная дыра «Апраксин рынок», находится в десяти минутах от Казанского собора и другой красоты. Сама она, видать, зацепилась за город пролётом из начала 90-х, и описать её невозможно.

Эта дыра «Апраксин рынок» довольно чётко очерчена, и людей, которые в ней внутре, больше в Питере нигде нет. Они на тебя особенного внимания не обращают, и это хорошо. Говорят они между собой непонятно, продают (вернее, как бы выставляют как бы на продажу) хрен знает что, небывалое нигде уже лет двадцать. У меня такое ощущение, что если бы не Паша, мы бы оттуда просто не вышли бы. Ну, вышли бы, конечно, но не сразу и не совсем.

13. А есть в Питере такой дом, на который как глянешь, так и оторваться невозможно. Называется «дом Веге». Это воплощённая мысль о чём-то очень главном – может быть, о самом Питере, а может быть и главнее. Меня оттуда просто оттаскивали, я не мог оторваться. Силой повернули, дали взглянуть на Никольский собор – ну, меня отпустило.

К питерским зданиям неприменимо понятие «красивый». Они – это именно воля и представление.  А исключение я видел только одно, но уж очень это было исключительное исключение. Это – Смольный собор. Паша оставил его напоследок, мы мимо него проехали, по пути на вокзал. Собор этот, он как… Он как… Нет, и пытаться нечего.

14. В следующий раз в Питер намечаем приехать в феврале, когда народу должно быть помене. По музеям походим.

15. Е.б.ж., ясен перец.

Сказано (о передаче Исаакия)

В записи Натальи Чудовой в ФБ:
В обсуждениях судьбы Исаакиевского собора удивил вопрос о том, что изменится, если вместо музея с храмом будет храм с музеем - мол, в физическом плане всё останется по-прежнему. Ну да, в физическом - да. Но изменится ситуация сразу в двух пространствах - в сакральном и в символическом. Разве это - пустяк?
Допустим, человек атеист и на сакральность не привык ориентироваться, но символическое пространство - оно же общедоступное, им все пользуются. Вот в нём изменится "рельеф" - то, что связано с духом, выдвинется вверх, проступит в реальности ценностей и образов (ценностно заряженные образы это и есть символы) как колокольни из тумана, окутывающего старый город. А то, что связано с культурными запросами - любознательность, интерес к истории, наслаждение архитектурой и произведениями изобр.искусства - окажется пониже, как крыши жилых домов, соответственно. Так что изменения существенные, дело не рядовое, не вопросы собственности и прав пользования.
Это чуть ли не единственное высказывание по делу, за всё время этого сетевого базара по поводу передачи Исаакиевского собора. И во многом - потому, что слова эти сказаны поверх барьеров, дурацких и вымышленных. Они сказаны с точки зрения всех нас, таких разных. Мы же не можем победить сами себя, верно? Такие бодания могут только ослабить нас, как всегда происходит в России в таких случаях.

Сказано (о русских и азиатских этических системах - записки путешественника)

Из записок Ильи Буяновского, профессионального путешественника (он называет себя географическим журналистом). Пост называется "Вопросы этики".
Думаю, каждый хоть раз слышал эти рассуждения про Азию или Европу, про Север или про Кавказ: «Здесь все люди простые и непосредственные, не замороченные тяжёлым воспитанием закомплексованных родителей; здесь каждый – такой, каков он есть на самом деле, и нет этих сплошных стен и фасадов, что мы в России привыкли вокруг себя возводить».

Между тем, чем больше я езжу по свету, тем отчётливее чувствую, что это миф наподобие страны Беловодье, столь характерная русская вера в то, что «где-то есть такой край…». И чем более простыми и непосредственными кажутся люди, тем более жёсткой этикой скована их ежеминутная жизнь.Collapse )

А «такие, какие они есть» люди как раз таки в нашей Стране-без-Любви(тм). Собственно, именно поэтому мы и жаждем везде видеть искренность и простоту, что в нашей культуре эти качества – добродетель, а не несдержанность. Именно поэтому и верим формальным обещаниям и предложениям, забыв про такой формальный отказ, что в нашей культуре такое называется «пустословие», осуждается и потому как-то не ожидается от встречного. И в этом отчасти ужас общечеловеческий: вся эта замороченность, неуверенность в себе, неадекватность, беспричинная агрессия или стыд на пустом месте – всё это И ЕСТЬ настоящая простота и непосредственность «человека как он есть».
Я читаю посты Ильи постоянно, и каждый раз удивляюсь его проницательности. Он умеет видеть суть вещей, и умеет правильными, скупыми и точными, словами эту суть передать нам. Я уже цитировал его путевые записки по Украине, ДНР и ЛНР. И там, и тут меня поражает, что на его фотографиях - всякая местность, а рассказывает он не просто о людях и о том, что с ними происходит, а о том, что такое человеческая душа.

Про русскую этику в основном пишут глупости. Илья Буяновский (да, пожалуй, ещё Иосиф Стернин) - редкое и тем более приятное исключение.

Ко всем людям доброй воли и сочувствующим

Граждане! Моя родная сестра Люда задумала в конце апреля (собственно, с 21 по 27 апреля) съездить в Тбилиси, где она до нынешних пор никогда не была и вообще в Грузии). И билеты на самолёт на эти числа уже куплены.

По этому поводу она через моё посредство обращается ко всем знающим с большой просьбой о полезных советах. Учитывая, что она обращается не в первый (а именно что в третий) раз, и до этого, перед её путешествиями в Киев (несколько лет назад) и в Калининград эти советы были исключительно правильными и полезными, прошу и сейчас.

Итак, не откажите просветить в следующих вопросах:

- как обстоят дела со страховкой, как и где и какую лучше приобретать?

- где и как правильно будет менять деньги с рублей на местные лари?

- какой можете посоветовать отель, чтобы и качество было приличное, и цена доступная?

- где и как рекомендуется питаться, и что вкусного надо обязательно поесть, чтобы проникнуться?

- нет ли рекомендованного хорошего гида-экскурсовода, или организованного экскурсионного бюро, в которое имело бы смысл обратиться?

- и вообще что можно и нужно посмотреть обязательно?

- на что ещё надо обратить внимание путешественникам, о чём побеспокоиться заранеее и проч.?


Заранее благодарен на неоставлении.

Почтенный народ

Двадцать пять лучших китайских пословиц (посоветовал В.Найшуль)
1. Искушение сдаться будет особенно сильным незадолго до победы.
2. Хитрость жизни в том, чтобы умереть молодым, но как можно позже.
3. Не говорите, если это не изменяет тишину к лучшему.
4. Путешествие в тысячу ли начинается с одного шага.Collapse )
Некоторые пословицы мне кажутся очевидными, некоторые - странными и непонятными, а некоторые - глубокими или во всяком случае нетривиальными.
Скажем, к последним для меня относятся №№ 2, 3, 6, 10, 18, 22 и 24. Это даже не пословицы, а советы мудрого человека.
Интересно, какие из них кому таковыми кажутся.

Премного благодарен и ещё благодарен

Всем моим глубокоуважаемым френдам и примкнувшим, поздравившим меня, грешного, с днём рождения - большое спасибо за поздравления, пожелания и вообще тёплые слова.

Тут на Родосе всё хорошо, только связь не то чтобы очень, да и понятно: какого хрена, спрашивает реальность, тебе ещё куда-то связываться, если тут так хорошо? Что тебе, собака ты северная, от жизни надо такого, чего бы тут не было? Ты у меня дожелаешься, гад - ну и так далее, со свойственной греческой реальности приветливостию.

А коли такие случаи случаются, вот как сейчас, то быстренько давай пиши коротко - и снова на пляж, или поесть-попить, или просто смотреть на море и горы не думая, разве что слегка грустя о быстротекущем времени - ой как быстротекущем!

Так что ещё раз всем сердечные благодарности, а вот как приеду в прохладные широты, так и напишу поподробнее, как оно того стоит.

Спасибо!

И это будет Париж

Сначала - точное и полное описание моих впечатлений и ощущений от путешествия в город Париж. Описание - это слова песни "Paris". Принадлежит Михаилу Щербакову.Collapse )

Гипотетический вопрос ко всем, кто в этом понимает

Вот, предположим, собрался человек съездить на несколько дней во Францию, в Париж, повидать своих друзей.
Как это правильно делать? Что делать сначала, что потом?
Что нужно, чтобы получить визу во Францию, и как долго её делают обычно?
А если лишних денег нет, и хочется всё сделать не откладывая особенно?

В общем, поучите, добрые люди, поделитесь своим опытом, не дайте умереть дурой.
Заранее благодарен.

Проверка адекватности, без особой надежды

Только мне кажется (при чтении этой стенограммы выступления Татьяны Толстой), что это говорит злобная, тупая, глумливая баба с проблемами по части памяти, или ещё есть такие пострадавшие?

Чего-то я вспомнил такую зарисовку, десятилетней давности. Поехали российские писатели на книжную ярмарку в Европу, то ли во Франкфурт, то ли в Лондон. Сидят в гостиничном кафе, кофе пьют, разговаривают. За одним столиком сидят Толстая и Проханов. И со знанием дела и большим азартом спорят, какая сантехника лучше, испанская или французская. Краны, мол - там, а унитазы - сям. Причём дружески спорят, без всяких идеологических прибамбасов, с которыми он кроет ея в "Завтра", а она - его в... в какой-нибудь другой газете.

Это я не к тому, что унитазы - это несерьёзно. Нет, конечно. Я знаю. А в том, как и о чём Толстая помнит, и как она вспоминает о том, о чём явно не помнит.

Чайки над Босфором, или фанера над Стамбулом, часть1

Про обстоятельства и условия

Мы с моим хорошим приятелем, г-ном М.М., прожили четыре дня в Стамбуле. Он в основном был по деловой части: переговоры, договоры, отчёты и расчёты. Я же глазел по сторонам, шатался по городу, в меру возможностей думал, в меру сил спорил и обсужлдал с приятелем прошлое, настоящее, и немного будущее - благо и погода соответствовала, и в городе Стамбуле все три времени присутствуют в большой степени.
Устроились мы хорошо, в небольшой, но уютной гостинице в бывшем генуэзском квартале, Галате, по нынешнему Бейоглу. Рядом с их центральной улицей, которую я на слух запомнили как Истикляль. По улице народ шастал круглосуточно, особенно ночью. Зрелище, надо сказать, не для слабонервных.
[Spoiler (click to open)]
Район в основном туристический, но и турок много. Молодые турки, из шастающих, очень часто лихого, разбойничьего вида, со зловещими прилипчивыми взглядами, истипой и исколотой внешностью, с печатью тайных пороков и явных злодейств. На лицах. Правда, мой приятель, г-н М.М., утверждал, что я всё выдумал, люди как люди. Ну... не знаю. Я бы избегал ситуации, когда можно надеяться только на то, что в их сердца постучит милосердие.
Гостиница была не роскошная, но чистенькая, всё необходимое в ней было, а что касается завтрака, то мы не жрать же в Турцию приехали. Шума городского в ней не слышно было - впрочем, я после прогулок засыпал как убитый.
Вообще с едой в Турции очень хорошо. Чай очень вкусный и правильно воздействующий. Кофе, правда... так себе. Даже удивительно. Сладостей же турецких Я НЕ ЕЛ! НЕ ЕЛ! Ввиду их вредности и сладкости. Разве что баклаву пару раз попробовал. Прочая же еда, хотя и называется похоже на нашу, но во много раз вкуснее. Свежевыжатый сок там неплох, но с израильским - никакого сравнения. Зато овощные, особенно баклажанные и помидорные, блюда - свыше всяких прав.
Ровных мест в городе Стамбуле мало, улицы всё больше забирают вверх. Есть и вниз, но недолго и немного.
Туристы водятся en masse только в туристических местах, а в остальном Стамбуле встречаются нечасто.
Сами же стамбульские турки поражают разнообразием внешности - я такое разнообразие лиц встречал только в Москве, пожалуй. Даже фирменный турецкий нос грушей встречается у турок нечасто. О брюнетистости я уж и не говорю.  Мой приятель, г-н М.М., утверждает, что такое разнообразие обсуловлено славянскими генами, от пленённых и угнанных в турецкое рабство славянских женщин - каковым пленением и угоном турки занимались профессионально, веками. Ну, наверное, В любом случае женщины там, частенько, просто с рязанскими чертами лица, круглолицые и добродушные.
В платках и упакованные ходят многие женщины. Выглядит это очень приглядно, красиво и привлекательно.
Но турецкие мужчины как-то поприглядистее, что ли. Многие просто дышат крепкой смесью воли и интеллекта, и похожи на французов, только поблагороднее, что ли. В очках и при галстуках.
Работают турки, на мой взгляд, просто  с упоением, особенно молодые и в системе общественного питания. Легко, весело, и с явным желанием обслужить тебя, но без всякого лакейства. За всё время нам встретился только один явный лентяй самодовольный такой, но он был то ли марксист, то ли анархист. Он затеял с моим приятелем, г-ном М.М., длинный и плодотворный спор о Марксе и Кропоткине, но кофе не нёс полчаса.
Надо сказать, что г-н М.М., несмотря на своё нетурецкое во всех смыслах происхождение, знает по турецки очень хорошо, разговаривает свободно, быстро и ловко. С ним везде ходить легко и удобно, с ним всем сразу становилось понятно, что нас не обштопаешь. Он даже торговаться умеет, по-турецки.
В следующем посте я, Бог даст, опишу, где я был и что видел. А потом, если так дело пойдёт, напишу о том, о чём мы разговаривали, что я думал и что придумал.