Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Плывя мимо

Шли по Жигулевскому морю. Экскурсовод трепался обо всем, что видел и что проплывало мимо.

О меловых горах и монашеских пещерах, о старообрядцах и сарматах прежних времен, о беглых и о выборах атаманов (оказывается, атамана выбирали (а может и до сих пор выбирают) по тому, насколько хорошо он может оборачиваться волком и не уязвляться пулями),о местных орлах и кабанах, о девах-воительницах и чем их сбарывали во времена оны... В общем, как обычно.

И вдруг среди рассказа о приволжских великих историках и этнографах экскурсовод вздыхает: "Вот говорят, что у нас, мол, незаменимых нет. Да у нас все - незаменимые, в этом вся беда!
У нас ведь как? У нас дело существует, пока есть человек. А если он уходит, то его никем не заменить. И дело рассыпается".

Таки да, что тут скажешь. Все мы, так сказать, по одному и однажды.

У меня был удачный день

2016-08-31 22.34.29Хороший человек Сергей Владимирович Волков добыл этого бегемота в Кунгурских пещерах и подарил мне.

Бегемот не селенитовый, как можно было ожидать от кунгурского зверя.

Сказано

Дмитрий Соколов-Митрич, из заметки о Шпицбергене "Когда закрываешь окно браузера, открывается человеческая жизнь"
В жилом вагончике, который здесь выполняет роль гостиничного номера, нас оказалось трое: я, фотограф Сергей Каптилкин и путешественник Саша Волков, с которым мы познакомились на кораблике. В соседнем вагончике жили какие-то немцы, а за ними — голландцы. Постоянных жителей в Пирамиде всего двое — Женя Гордус и Юра Лукьянов. Они охраняют поселок от медведей и норвежцев, совершенно не пьют и точно знают, с чего начинается Родина.

Уже на второй день пребывания в зоне сплошной жизни мы заметили любопытные изменения. Мы стали общаться. Сначала — друг с другом. В обычных условиях мы, конечно, тоже производим и ловим какие-то звуки, слова, смеемся, сердимся... Но здесь общение стало не развлечением, а насущной потребностью. Не рассеяние, а концентрация. Мы говорили сутками — благо на Шпицбергене шел полярный день. Добрались до сложных материй, разобрались с происхождением Вселенной и решили все проблемы философии — причем на трезвую голову. Свободное от постоянного медийного террора сознание творило чудеса: на четвертый день мы, не зная ни немецкого, ни голландского языка, свободно общались с нашими соседями, которые при этом почти не знали английского. А на следующую ночь я вдруг абсолютно ясно осознал: если ничто не отвлекает, общаться можно и с горой Пирамида, и с ледником Норденшельда, и даже с жившими когда-то здесь людьми.

— Мы думали, что коллективное сознание — комплекс, который человечество преодолело, — говорила мне на каком-то космическом суржике фрау из соседнего вагончика. — Но здесь я поняла, что индивидуальное сознание — такое же уродство, как человек без ноги, руки или глаза.
То, что в ситуации, когда нет никаких внешних средств связи, люди общаются, думают и понимают совсем по-другому, это многие знают. Но вот то, что в случае, когда нет внешних отвлекаловок, общение становится не рассеянием, а концентрацией - это smitrich точно подметил.

Аллюзии, аллитерации и антоподозисы

Не знаю чем, но нравится мне это выражение: "Рейхенбахский водопад". 
Типа "Лопе де Вега", только ещё крепче.  
Больше подходит для нашей погоды. 
Ладно, пойду я. Сегодня день приятных встреч и разговоров.