Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Чума да холера - столпы современного государства (modern state)

Я эту лекцию пересматриваю каждый раз, когда начинается очередная чума-да-холера. Чего и вам, уважаемые господа, желаю.

Особенно хорош вывод про связь результативности с обоснованностью.

Вернее, про то, что "случаи разные бывают".

Заметки натуралиста пастеровской школы

... Глумление, как его ни определяй, как режим текстового ли, публичного ли, или какого иного поведения - это довольно распространённое в России (и, боюсь, ещё на Руси) явление. В сетевом изводе глумление возникает и некоторое время существует как степной пожар, распространяясь и захватывая даже совершенно неподходящих, казалоь бы, людей - а потом сходит на нет, но никогда не исчезает полностью. Как чума среди сусликов.

От чего оно зависит, что его активизирует, что является его верными признаками - я сказать не могу.

Только одно, пожалуй - если человек даже в относительно нормальном состоянии сознательно коверкает русский язык (например, пишет "ыксперд" вместо "эксперт", и тому подобное), то он в отношении возможного перехода в глумливое существо - очень вероятен.

Ещё ясно, что глумление существует как бы отдельно от профессиональных качеств, или любых талантов, знаний и проч.

Впервые, как я понимаю, его описали русские писатели известной поры, такие, как Лесков, Тургенев и, конечно, Достоевский, который эти делом сильно мучился.
Есть и культурные формы глумления - например, им явно болел М.Е.Салтыков-Щедрин.

Ш-шарада, в общем (с) бр. Стругацкие, практически без изменений.

Пятнадцать принципов Татьяны Воронцовой

Пост о своём деле, его смысле и особенностях.

Это настоящие правила и принципы: они верны как для того, о чём написаны, так и для жизни вообще.
Это значит - человек понимает и в обществе, и в людях, и в своём деле.
Из пятнадцати правил нет ни одного лишнего.
За время работы репетитором я сформулировала для себя несколько простых истин. Вот они.
=====
1. Репетиторов много, и они разные.
2. Клиентов то много, то мало, и они тоже разные.
3. Самая большая конкуренция — в середине пула.
4. Наиболее неадекватные ожидания клиентов («омары за три копейки») — внизу.
5. Неадекватные притязания репетиторов распределены равномерно.
6. Клиенты врут. Репетиторы тоже врут — но меньше, ибо это рискованно для репутации.
7. Все договорённости должны совершаться на берегу. Подстраиваться под клиента себе дороже. Прогибать клиента под себя недопустимо. Договорились — работаем.
8. Далеко не все клиенты ищут репетитора, чтобы тот научил их ребенка. Многие не собираются ничего менять. Им просто нужно разделить с посторонним человеком свой неуспех — а то и переложить на него вину.
9. Как только клиент начинает петь песню про то, что мы в ответе за тех, кого приручили, пора бежать.
10. Репетиторство — это не благотворительность и не подёнщина, а вид бизнеса. Наши факторы производства — труд, капитал, предпринимательские способности и информация. Труд — главный.
11. Каждый клиент хочет, чтобы было быстро, качественно и дёшево, однако закон Вселенной универсален: можно выбрать только два из трех, но никогда все сразу. Не пытайся сломать порядок Вселенной, а то сломаешься сам.
12. Бытовой дискомфорт (например, отсутствие удобного помещения для очных учеников или качественной связи для онлайн-занятий) усложняет обучение в разы.
13. Если результат нельзя измерить, это не занятия, а необязательный клуб по интересам, который скоро утомит всех участников процесса.
14. Знания человек должен получать из максимально большего числа источников, навык — из одного. Задача репетитора — дать навык, «поставить руку».
15. Единственный возможный критерий репетиторского успеха — «стало лучше, чем было».
=====
Пару раз я делилась этим списком с коллегами, и наибольшую дискуссию неизменно вызывало правило № 8. Как это — клиенты не хотят ничего менять? Ведь они так же, как и все, платят деньги — и часто немаленькие.Collapse )

Константин Анохин: "Мозг: итоги 2018 года"

Просматривая эту лекцию Константина Анохина "Мозг: итоги 2018 года", нельзя не испытывать преклонение перед мудростью Создателя такого рода, как наш, человеческий, и уверенность в том, что мы ещё много чего узнаем, перед тем как Экспериментатор, безусловно со вздохом сожаления, поступит с нами по справедливости.

И ещё и ещё раз становится понятен тезис о том, что в науке главная добродетель и главное же условие её существования как таковой - это интеллектуальная честность. Я впервые услышал это много лет назад, от Эрика Юдина. Юлик Шрейдер, помнится, добавил, что наука в этом смысле значительно выше религии.

Очень хорошая лекция. И заканчивается она очень замечательно.

Кино и кино

Из доклада В.Ю.Абдрашитова на заседании "Никитского клуба", озаглавленного "Важнейшее искусство кино", 20 декабря 2018 года.
............
Этим летом я набрал очередную мастерскую и опять всё, что тревожит, проявилось с новой силой.
На мой взгляд, благодаря тому законодательству, которое сейчас определяет жизнь, в том числе и кинематографа, получается, что идеальный абитуриент для ВГИКа, вообще для любого творческого вуза, – это вчерашний школьник. Потому что второе высшее образование, как известно, платное. И деньги эти, в общем, не малые. А там ещё надо бы собственными деньгами вложиться в съёмочные работы, что тоже дорого. И огромное количество, целый пласт людей, почувствовавших призвание или желание попробовать себя в чём-то новом, не идут во ВГИК.

Я так понимаю, в зале присутствуют люди, связанные с педагогической деятельностью, общаются с сегодняшними студентами и согласятся со мной, что сегодняшнее студенчество невообразимо помолодело. Это, на самом деле, просто детский сад! Очаровательные молодые люди, прекрасные тем, что они молоды. И, мне кажется, упоение молодостью они, а иногда и педагоги, принимают за одухотворённость такого творческого порядка.

Вот такие молодые люди находятся сейчас в пространстве творческих ВУЗов. Они поступают, их принимают на специальности, которые назовём смыслообразующие. Я имею в виду писательское дело — драматургию, киносценарии, кинодраматургию и так далее — и режиссура.
Это способные, нередко талантливые люди начинают что-то сначала делать в институте, а потом уже на серьёзном кинопроизводстве. Они иногда снимают очень интересные работы — учебные, курсовые, дипломные. Всё, в общем, хорошо. За исключением одного: обнаруживается существенный, я бы сказал, фундаментальный дефицит содержательности. Это связано с отсутствием минимального опыта жизни. Подчёркиваю, минимального!
Collapse )

Наступают зимние каникулы — будет готов очередной список. Потом начинается список, в какой театр надо сходить, на какой выставке побывать, какую картину нельзя пропустить. Вот таким образом мы занимаемся с детьми.
Я говорю всё это для того, чтобы как-то передать своё видение самой главной проблемы – качественности отечественного кинематографа.
....................
Имеет смысл прочесть все материалы этого выпуска - я, по крайней мере, сделал это с большим удовольствием и большой пользой для себя.
А потом я ещё прослушал рассказ руководителя Литинститута, Алексея Варламова, который тоже рассказывал, к чему приводят аналогичные процессы в его институте, в котором тоже учатся только вчерашние школьники.
Кошмар, в общем.

Тоже конспект

Осенью прошлого года я пошёл на лекцию Алексея Вдовина, филолога и историка русской литературы, автора книги «Добролюбов» в серии ЖЗЛ. Лекция проходила в доме-музее А.Ф.Лосева на Арбате, и называлась «Как, когда и почему Л.Н.Толстой вошёл в школьную программу».

Было очень интересно. К сожалению, лекция не записывалась, но я кое-что законспектировал. Конспект попытаюсь изложить, но полную точность его не гарантирую. Как смогу.
………………….
- Система народного образования в России до 1917 года была очень децентрализована. Собственно Министерство народного просвещения курировало только мужские гимназии и, позже, реальные училища. Другие учебные заведения курировались, например, ведомством императрицы Марии (женские гимназии), Синодом (семинарии), коммерческие училища – ещё кем-то.

- Система реформировалась постоянно, всё время велись многолетние дискуссии о целях и методах народного образования.


[Spoiler (click to open)]- Особенно это касалось обучения русской словесности. Программы менялись каждые лет 10-15. Хрестоматии же не контролировались из центра вообще. Различных хрестоматий было около полутора сотен. Как я понял, в каждом регионе выпускалась не одна хрестоматия.

- Целью гимназического образования была подготовка служащих на государственную службу, и студентов для университетов (меня это просто поразило, надо сказать – Л.Б.).

- В хрестоматиях отрывки из сочинений Толстого появились с 1862-го года, и далее были всегда.

- В программах изучение произведений Л.Толстого появилось с 1905-го года, в разделе «писатели-моралисты» для 8-го класса. В дальнейшем в программах рекомендовалось изучать «Детство и отрочество», «Севастопольские рассказы» (именно с этого всё началось в 60-х годах), «Война и мир».

- В хрестоматиях же, кроме отрывков из этих произведений, были отрывки из «Казаков», многочисленных народных рассказов и сказок, «Три смерти», и даже из «Анны Карениной» («приход весны»).

- Популярность Толстого была исключительной. Он считался главным русским писателем, наследником Пушкина, исключительным моральным авторитетом (с конца 70-х годов). Исключителен был и общественный резонанс его произведений, международное признание (с 80-х годов), его признавала самая широкая аудитория, он был, что называется, «медийной фигурой». Особенно со статей Н.Страхова.

- Интересно (это уже не про Толстого), что во многих воспоминаниях о гимназической жизни авторы вспоминают, как о внеклассном и подпольном чтении, о Чернышевском. Вот жеж!

- Самый главный и известный всем грамотным и образованным русским людям текст русской литературы в 19-м веке – это «Мёртвые души» Гоголя. Его знали практически наизусть.

- После революции список изучаемых текстов Толстого изменился. На некоторое время туда вошли его пьесы, «Смерть Ивана Ильича», незаконченный «Хаджи-Мурат», «После бала», отрывки из «Воскресения».

………………….

Т.е., Лев Толстой был главным русским прозаиком, изучаемым в учебных заведениях, более полувека (до революции). Причём всё это время он был современником. Это был живой классик.
Ничего подобного, как я понимаю, в советской школе не было (разве что, в некотором смысле, Михаил Шолохов – да и то…). И этому положению «живого классика» не мешали никакие толстовские общественные эскапады и сложные отношения с государством и правящей церковью. Классик есть классик. Ему можно.

На меня очень сильное впечатление произвёл и сам лектор, Алексей Вдовин. У него очень любопытная манера рассказывать. Сейчас попытаюсь сформулировать.

Большинство историков, которых мне доводилось слышать, или с ними беседовать, рассказывают нам, своим современникам, из нашего времени, нашим языком и с нашими понятиями – о том, что когда-то происходило, и стараясь в первую очередь разъяснить нам, своим и близким товарищам, смысл и содержание давно минувших событий и проч.

А от лекций и рассказов Алексея Вдовина остаётся впечатление, что сам он – из того времени, о котором он толкует. В первую очередь – по своему языку, даже по интонациям, но даже и по тому, как он держится. Он как бы из России 19-го века, появившийся среди нас, и не только рассказывающий нам о тех, давних своих друзьях и знакомых, но и как бы желающий объяснить нам (несколько странноватым), о том, как его друзья, русские образованные люди, видели мир, думали, решали и т.д.

Я знаю ещё только одного историка, который тоже как бы из того времени, времени, о котором он рассказывает – это Сергей Владимирович Волков (в ЖЖ – salery). Ещё когда я его впервые услышал (это было лет двадцать назад), он меня очень удивил этой манерой, рассказывая о Гражданской войне.

А Алексей Вдовин так же рассказывает о литературных спорах и дискуссиях своих современников, писателей и литературных критиков середины позапрошлого века. Очень впечатляет.

Кстати, он послезавтра в том же доме А.Ф.Лосева рассказывает о том, как и почему в нашей литературе появился «русский мужик». Я собираюсь пойти.

Из разговоров в ФБ

...............
Что меня как-то тормозит и не даёт ходу благородному возмущению грубым словам злодейского Грефа, так это соображение, что я не очень понимаю, где в нашей стране на сегодняшний момент есть место выпускникам спецшкол, какие общие задачи ставятся перед ними, чему они способствуют и проч.
При Сталине - это было понятно. Тогдашнему государству была нужна фундаментальная наука, это был вопрос (один из вопросов) его существования и противостояния тем, кто хотел его уничтожить, потому что оно само грозило уничтожением, и т.д.
И, кроме того, тогдашнее государство строили те, для кого просвещение было не пустым, и т.п.
Сейчас ничего такого нет. Никаких таких или прочих целей. Никаких задач. Никаких государственных требований к народу. Никаких непроходимых идеологических границ между нашей страной и остальными прочими. Ничего.
Таким образом, воспитание и образование талантливых и гениальных молодых людей может носить только благотворительный характер. Мол, пусть он у нас здесь разовьёт свои таланты, мы ему поможем их обнаружить и развить, и потом пусть наш талант свободно едет жить и работать туда, где его талантам есть применение и дальнейшее развитие, т.е., ну... В общем, известно куда.
Когда все ко всем относятся хорошо и дружески, и все всем партнёры - оно понятно. Нам не жалко, так сказать. Бабы ещё нарожают, и уж чего-чего, а великих педагогов у нас в стране - хоть завались. Я не шучу, кстати, и не иронизирую.
А вот когда отношения портятся, что тогда? Мы тогда - что делаем? Мы тогда готовим - кого и куда?
Мне не то что жалко государственных денег. Не жалко. Я не понимаю, как ответить на эти вопросы.
.................

О предложении Кузьминова

С другой стороны, чем отличается просмотр роликов с лекциями от чтения учебного пособия того же лектора? Да ничем! Разве что тем, что в ролике подчёркивать нечем и нечего. Но это пустяки.
Получается, что предложивший заменить как бы живые лекции как бы... хм... записанными, предлагает всего лишь замену печатных учебников произносимыми, причём с авторским выражением.
Вот, говорят, к записанным и прокручиваемым на экране лекциям нельзя, говорят, обращаться с вопросами. А к учебникам можно было? Нет, тоже нельзя. И жили веками, и ничего. На семинарах разбирались (которые, кстати, никто отменять не предлагает).
Собственно, вполне возможно, что предложение заменить лекции записями означает замену письменных учебников устными. Исходя из того, что современные студиозусы всё равно читают плохо, понимают с написанного ещё хуже - а смотреть на экран могут, и глядишь, что-то и поймут.
Не учить же их понимать написанное, в самом деле. Я три года этим делом... Ну ладно.

Из разговоров в сетях

.............
Конец страны наступил в 60-е годы, когда в машину образования и социализации (т.е., в среднюю советскую школу), пошли работать учителя, учителя которых были уже советского производства.

Тут-то всё и кончилось (хотя по виду это было время побед, свершений и достижения высшей точки).

Одновременно с этим в 60-е же годы начали происходить ещё два невиданных ранее в России события: стали пить женщины (в массовом порядке), т.е., основа русской семьи (иногда ими бывают и мужчины, как во Франции и Германии, но у нас основою семьи являлись женщины).

И в те же времена наши рабочие стали пить не только в выходные дни и после работы, как было раньше, веками, а просто во время работы, чего раньше никогда не было.

Вот тут-то, на самом деле, всё и кончилось.

Т.е., советская Россия как началась не после революции, а значительно ранее, так и закончилась она значительно ранее конца восьмидесятых.

А в начале девяностых об этом просто объявили.
.....................

Воспоминание с рассуждением

Читал я когда-то какую-то книгу, вроде французскую, про события 1968-го года в Париже, где были типа студенческие волнения. И вот помню я там такую сцену: по узкой парижской улице идёт демонстрация, основная часть коей – страхолюдные и разъярённые студенты.
Они кричат, кидаются камнями, скандируют боевые и страшные лозунги, в общем – оррёр, оррёр, оррёр.

А против них стоит реденькая такая шеренга парижских полицейских. Спокойно так стоит, даже ничем не прикрывается и не защищается.

И вот, когда ревущая демонстрация подходит совсем близко к этой шеренге, раздаётся какой-то свисток, и офоломевший главный герой-наблюдатель видит удивительную картину: в толпе студентов одна половина кидается на другую половину, вяжет ея, скручивает и забрасывает в появившиеся из переулков воронки. И буквально за пять-семь минут ревущая колонна исчезает как таковая.

Я всегда думал, что это из мерлева романа «За стеклом». Но недавно взялся перечитывать, и этой сцены там не нашёл. Мой приятель, которому я пожаловался на это, заметил, что Мерль тут точно ни при чём, потому что у него рассказ о самом начале волнений, а то, что я рассказываю, явно из другого периода.

Так вот, не попадалось ли кому из доброхотов эта сцена в какой-то романе, и если да, то какой это роман и кто его написал? Не мог же я сам придумать такую прелесть!

А вспоминаю я это дело не просто так, а вместе с замечанием покойного ныне Юрия Владимировича Давыдова о том, что в российском освободительном движении было какое-то немыслимое количество провокаторов (Ю.В. даже утверждал, что у нас их было больше, чем во всех прочих государствах Европы вместе взятых). И причина этому, говорил он, в том, что у нас народ очень увлекающийся, и ему самое главное, чтобы что-то происходило. А с какой стороны – это вроде уже и не так важно.

Ну, не знаю.