Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Степенность. В смысле постепенность

Одни говорят, что ничего не бывает омерзительнее и антикультурнее сцены из фильма "Покаяние" Абуладзе, где главный герой Авель выкапывает своего отца из могилы и выбрасывает его на помойку, а зрительный зал в это время аплодирует (я сам был при этом).
Другие говорят, что это я просто художественного языка кино не понимаю, а это Абуладзе таким образом показывает, до какой степени античеловеческой гадостности может довести человека борьба за правое дело.
Тут я хотел сказать, что таким синдромом борьбы со своим неподходящим прошлым страдает в основном общество, воспитанное в протестантской культуре, когда культура эта ослабемши.
Но призадумался.
Конечно, питомцы католической и православной культуры не то что поприличнее себя ведут, но всё-таки стараются не своевольничать, и без приказания начальства памятники не скидывают, книг не жгут и проч. Даже если с ума сходят, то как-то... централизованно.
В то время как питомцы протестантского поверья решают всё как бы без руководства, и это есть организация бесовского шабаша через самодеятельность. Они и быстро доходят до точки - но они и самовразумляются тоже довольно быстро.
Если успевают.

История с географией

На страничке социолога и историка социологии Бориса Докторова появилось и интервью оного уважаемого Бориса со мной, грешным, которое можно прочесть, если нажать кнопку с моей фотографией, которая, в свою очередь, находится во втором ряду с фотографиями иных почтенных людей, четвёртая справа.

Кино и кино

Из доклада В.Ю.Абдрашитова на заседании "Никитского клуба", озаглавленного "Важнейшее искусство кино", 20 декабря 2018 года.
............
Этим летом я набрал очередную мастерскую и опять всё, что тревожит, проявилось с новой силой.
На мой взгляд, благодаря тому законодательству, которое сейчас определяет жизнь, в том числе и кинематографа, получается, что идеальный абитуриент для ВГИКа, вообще для любого творческого вуза, – это вчерашний школьник. Потому что второе высшее образование, как известно, платное. И деньги эти, в общем, не малые. А там ещё надо бы собственными деньгами вложиться в съёмочные работы, что тоже дорого. И огромное количество, целый пласт людей, почувствовавших призвание или желание попробовать себя в чём-то новом, не идут во ВГИК.

Я так понимаю, в зале присутствуют люди, связанные с педагогической деятельностью, общаются с сегодняшними студентами и согласятся со мной, что сегодняшнее студенчество невообразимо помолодело. Это, на самом деле, просто детский сад! Очаровательные молодые люди, прекрасные тем, что они молоды. И, мне кажется, упоение молодостью они, а иногда и педагоги, принимают за одухотворённость такого творческого порядка.

Вот такие молодые люди находятся сейчас в пространстве творческих ВУЗов. Они поступают, их принимают на специальности, которые назовём смыслообразующие. Я имею в виду писательское дело — драматургию, киносценарии, кинодраматургию и так далее — и режиссура.
Это способные, нередко талантливые люди начинают что-то сначала делать в институте, а потом уже на серьёзном кинопроизводстве. Они иногда снимают очень интересные работы — учебные, курсовые, дипломные. Всё, в общем, хорошо. За исключением одного: обнаруживается существенный, я бы сказал, фундаментальный дефицит содержательности. Это связано с отсутствием минимального опыта жизни. Подчёркиваю, минимального!
Collapse )

Наступают зимние каникулы — будет готов очередной список. Потом начинается список, в какой театр надо сходить, на какой выставке побывать, какую картину нельзя пропустить. Вот таким образом мы занимаемся с детьми.
Я говорю всё это для того, чтобы как-то передать своё видение самой главной проблемы – качественности отечественного кинематографа.
....................
Имеет смысл прочесть все материалы этого выпуска - я, по крайней мере, сделал это с большим удовольствием и большой пользой для себя.
А потом я ещё прослушал рассказ руководителя Литинститута, Алексея Варламова, который тоже рассказывал, к чему приводят аналогичные процессы в его институте, в котором тоже учатся только вчерашние школьники.
Кошмар, в общем.

Продолжение темы о ценности личности на войне, у нас и у них

Пару недель назад я поместил в ЖЖ и ФБ запись со ссылками на рассказы Артёма Драбкина о его беседах с ветеранами Великой Отечественной и Второй Мировой войны. И глубокоуважаемая voproshatelniza написала мне об одной особенности современных американских сериалов, связанной с замечанием А.Драбкина о различной ценности личности и самой жизни у нас и у них.
Вот эти письма:
7 февраля

Вдогонку к посту про Артёма Драбкина.

Помимо прочего ценного, он там в одном месте говорит про то, что против немецкой городской армии сражалась наша крестьянская армия, где у людей наплевательство на собственную жизнь.

Я никогда не знала, откуда это наплевательство в нас берётся. То есть я понимала, что это революция с её "умрём за правое дело", война с теми же лозунгами, все эти Александры Матросовы грудью на дзот, таран самолётом с самоубийством, всякие эти ударные стройки по пояс в ледяной воде к очередной годовщине Октября и прочее. Никогда не задумывалась о том, что это ещё и крестьянство с его христианством, фатализмом/смирением и отношением к человекам как к зерну или зверью: поживём и помрём, жизнь такая.

Я на разницу наткнулась в американских фильмах. На каком-то этапе стал очень цеплять тот факт, что там как-то считается главным выжить. В детективах всяких, в расследованиях, вообще в любых жанрах, где есть спасаемая жертва или что-то около. [Тут нужна длинная оговорка про то, что 1) я не поручусь за все фильмы/сериалы, 2) я понимаю, что 2а) сериалы не реальная жизнь и 2б) дают социально одобряемый, т.е. ожидаемый публикой и поощряемый общественным мнением расклад, и т.д.] Это не один фильм, это разные фильмы и сериалы разных лет и разной степени популярности. И не сказать чтобы это прямо-таки резко там выделялось, но подспудно где-то постоянно сочится мелким неприметным фонтанчиком.
За британцев не поручусь, не бросалось в глаза. А у американцев заметно.

Там как-то главное - чтобы ты выжил физически. Collapse )

Начало года

Вечером, обессиленный, посмотрел не одну, а три эпизода сериала "Молодой папа", будучи к тому устыжённым рОдной сестрой Людой (в миру - Людмила Блехер ).
Не знаю, как там ландыш, но пока ощущение такое: говорить им становится явно не о чём уже к середине третьего эпизоды, остались только глубокомысленные реплики, и как они на этом будут держаться ещё семь эпизодов, одному католическому ихнему Богу известно.
Но красиво снято - просто невозможно смотреть, свыше всяких прав! Каждый кадр - как картина классного европейского художника последней тысячи лет. А смена кадров - веником убиться, оторваться невозможно. Не сериал, а гимн красоте, как она есть в Большой и Длинной Европе.
Более того, я только что сообразил, что они умеют переводить красоту в движение. Т.е., ты вроде следишь за тем, как герой идёт, и вдруг оказывается, что ничего он не идёт, а ты просто стоишь перед картиной, и вдумываешься в неё в темпе передвижения....
Конечно, очень хочется, чтобы они между собой разговаривали на венгерском или каком другом неизвестном мне языке. Чтобы слова не отвлекали.
Конечно, скажут некоторые, у нас что - нет красивых фильмов? Есть. Но они есть только ежели не руками сделанные.
Например, когда снимают наш север, или среднюю Россию, или просто ручеёк какой. А люди у нас пока ещё не.
А там - всё.
Пойду, выпью триста капель эфирной валерьянки, забудусь сном.

Перед новым, небывалым ещё годом

Вчера, так получилось, посмотрел в стык "Любовь и голуби" и "Ирония судьбы". Первый я вообще никогда целиком не смотрел, оказывается. Вернее как: я смотрел всю эту фильму, но кусками.

Стало мне странно и непонятно, как же оба этих фильма, абсолютно несовместимых по поэтике (не путать ни с содержанием, ни со смыслом, ни с прочими несвойственными кино как балаганному жанру хреновинами), сверхпопулярны среди одного и того же народа.

В "Любови и голубях" главное действующее лицо - ансамбль, т.е., нечто единое из нескольких людей, соединённых общей музыкой и чувствами (не одинаковыми, а именно общими), хотя и вроде бы с первого взгляда разнонаправленными. Они всё время пляшут вместе. Вместе.

В "Иронии судьбы" ни у кого ничего общего нет вообще. Даже там, где они одинаковые, они в разные стороны смотрят.

В "Л. и Г." увлечённо играют в простонародье изысканные питерские интеллигенты Юрский и Тенякова - и как играют! Насмотреться невозможно.

В "Ир. С." умных и тонких играют, и не менее убедительно, московские актёры актёрычи - и тоже не придерёшься.

И это всё - мы. Как же так же?

Конспект

1. Смотрим телевизор с сокамерником, старые советские фильмы. Разговариваем.

2. В разговорах выясняется, что есть одна сущность, но в двух видах: в виде душевности и в виде майонеза. Появились оба вида в конце пятидесятых годов, и с тех пор только увеличивались.

3. Консистенция довольно вязкая, но в составе нет ничего дурного или вредного.

4. Употреблялось универсально: в мясо, в песню, в рыбу, в кино, в макароны, в стихи, прямо в душу. Полить сверху, потомить, добавить ближе к концу и проч.

5. С тем и с другим что угодно проскакивает не в пример легче и незаметнее.

6. И всё бы ничего, но с какого-то момента оказывается, что тебе без майонеза и/или душевности потреблять потребляемое просто невозможно: ни песня без душевности, ни пельмени и прочая лапша без майонеза - ... как бы не воспринимается органоном.

7. Конечно, все люди разные. Одним больше по вкусу майонез, другим душевность, третьим - чтобы её не было, четвёртым - чтобы что угодно, но без него.

8. Но вкусовым пупырышкам - хана полная.

Воспоминание

Что-то вспомнилось, как я в какие-то незапамятные времена (если не раньше) видел Смоктуновского в роли В.И.Ленина. Он его пару раз играл в кино, поскольку вообще любил эдак... завернуть, что ли.

А надо сказать, что Иннокентий Михайлович, будучи в жизни человеком очень рациональным, разумным и последовательным, в кино в основном представлял зрителям образ загадочного, странного донельзя и как бы неуправляемого шизофреника. Когда он так играл Моцарта и Сальери, то это ещё ничего было. Гамлета он тоже представлял безумцем, и тоже вроде по тексту.

Ну, Циолковского или Чайковского сам Бог велел так играть.

Но когда он с теми же ухватками играл Ленина - это, конечно, надо было посмотреть.

... Кто не видел, как Смоктуновский, со своими ухватками и гримасами тянул из кармана очки, и бормотал: "Только не говорите Надежде Константиновне... она... ругаться будет"... и подхихикивал...
... Тот ничего в жизни не видел, вот что.

А время было переходное, середина шестидесятых, и Сталина в тех фильмах играли в основном так, чтобы камеру не поднимать высоко. То ли из почтения, то ли чтобы экран не загваздать. А если и показывали Сталина, то так, что видно был либо спину, либо сапоги.

Да... хорошее время было.

О романе Пьюзо и фильме Копполы

Из обсуждения в ФБ у А.А.Игнатьева (здесь rencus) роли семьи и особенно жены в "Крёстном отце".
............
Жёны были у всех, и их роли в романе очень велики, просто очень. Взять хотя бы разговор жён Дона и Майкла, в результате которого жена Майкла переходит в католичество и истово отмаливает душу своего мужа от ада.
Т.е., это максимально важная роль жены в жизни мужа.
..............
Самого главного содержания этого удивительного социологического во всех смыслах романа (описания мотивов, структуры, принципов принятия общего решения и проч.) в фильмах нет. Его невозможно показать, оно только рассказывается.
..............
Я вижу это так: у Копполы, по необходимости и ограничениям его инструмента (т.е., что он может только показывать) существует сильный перекос в сторону объяснения (всего, что он показывает, а мы видим) через индивидуальное переживание, индивидуальное решение, индивидуальное действие.
А Пьюзо, исходя из его словесных возможностей, яснее показывает, что в личностном поведении у него от индивидуальных особенностей, а что - от ценностей, установок, правил, норм, культуры и прочих общих для всех механизмов.
Надо ещё учесть, что Пьюзо никуда не торопится, он может рассказывать медленно и рассудительно, сколь угодно подробно - всё равно читатель будет читать и понимать всё, что он напишет и опишет - в своём темпе. Паче перечитывать и проч.
А Коппола вынужден (и очень хочет) задавать зрителям тот ритм, в котором они воспринимают его картинку и всё, что за ней. И, соответственно, возможность думать самим у зрителя существеннно меньше, чем у читателя.
Особенно когда дело касается вещей общих и, таким образом, символических.
Т.е., как говаривал мой большой друг и знаток кино - "балаган, он балаган и есть".