Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

За кофием

Смелость реформаторов нашего образования, как я погляжу, обосновывается их убеждением, что раз уж их реформы можно сделать быстро и государственным образом, то и обратные им по смыслу тоже можно будет сделать с помощью государства и так же быстро. Ежели что не так пойдёт.

Когда это убеждение удастся из людей убрать (скажем, выжечь калёным железом, или даже чего пожёстче) , мы станем на медленный путь возврата себе гуманистического содержания общественного существования.

Но до христианства нам всё равно будет, как до неба.

Конспект

1. Смотрим телевизор с сокамерником, старые советские фильмы. Разговариваем.

2. В разговорах выясняется, что есть одна сущность, но в двух видах: в виде душевности и в виде майонеза. Появились оба вида в конце пятидесятых годов, и с тех пор только увеличивались.

3. Консистенция довольно вязкая, но в составе нет ничего дурного или вредного.

4. Употреблялось универсально: в мясо, в песню, в рыбу, в кино, в макароны, в стихи, прямо в душу. Полить сверху, потомить, добавить ближе к концу и проч.

5. С тем и с другим что угодно проскакивает не в пример легче и незаметнее.

6. И всё бы ничего, но с какого-то момента оказывается, что тебе без майонеза и/или душевности потреблять потребляемое просто невозможно: ни песня без душевности, ни пельмени и прочая лапша без майонеза - ... как бы не воспринимается органоном.

7. Конечно, все люди разные. Одним больше по вкусу майонез, другим душевность, третьим - чтобы её не было, четвёртым - чтобы что угодно, но без него.

8. Но вкусовым пупырышкам - хана полная.

Листая старые страницы

Как-то в давнем разговоре с моим великим другом Сергеем Ивановичем Чуприниным я сказал ему, что и чай, и кофе являются ритуальными напитками, которым соответствуют разные способы общения людей вокруг их, и разные чувства, и даже мысли мыслятся во время потребления этих напитков разные.

С.И. на это заметил, что я сильно сузил реальность: ритуальных напитков в нашем обществе существует сильно больше, а именно их не два, а четыре. И что не менее ритуальными и значимо культурными напитками являются водка и пиво.

Не прошло и пятнадцати лет, как я решил эту мысль думать дальше. Вот первые неорганизованные заметки.

1. Ясно, что ритуалы разные, потому что цели общения отличаются. Приглашение «на чашечку кофе» со стороны, например, дамы, означает другое, чем приглашение «на чашку чая». Это наблюдение принадлежит С.И., как я помню, в силу его наблюдательности.

2. Разговоры тоже различаются. Распивающие водку общаются иначе (например, по степени силы чувств и душевности), чем попивающие пивко.

3. Рассудительность и решительность тоже бывает разная. Водка, как я понимаю, не способствует рассудительности и основательности. С другой стороны, после распития должного количества пива ни на баррикады не пойдёшь, ни даже организовать набитие морды нехорошим людям не получится. Почему-то.

4. Чай демократичнее, чем кофе. Не знаю, что это значит, но чувствую, что так оно и есть.

5. Возможно, ключевое значение имеют присущие этим ритуалам глаголы. Скажем, невозможно «попивать водку», хотя с пивом это проходит запросто. То же касается и «отхлёбывания». Я встречал за свою жизнь только одного человека, который мог запросто «отхлебнуть» водки. Он сейчас профессор, доктор наук. Филологических, кстати.

6. Чай объединяет, кофе индивидуализирует.

7. За чаем не договариваются, а уточняют и обсуждают уже имеющееся ранее согласие. В то время как за кофе скорее сверяют различия и пробуют нащупать нечто не то чтобы общее, но как бы не так уж противоречащее.

8. Но зато чашечку кофе допивают и аккуратно ставят на блюдце, в то время как чашку чая можно запустить в голову собеседника, или выплеснуть ему чай в морду (в лицо – нельзя, чай не пиво).

9. Существуют серьёзные основания не считать русскими ритуальными напитками ни коньяк, ни виски, ни вино. И не только потому, что их можно пить в индивидуальном порядке.

Ну, и так далее.

Как же худо быть бестолковым, кто б знал!

Вот, скажем, взять хотя бы меня: уже давно думаю, почему это вместо "я умру" говорят "если что случится".
Так, например, говорят "если что случится, то ты мою машину отдай Васе". Или "если что случится, то с бумагами не возись", и т.д.
А ведь говорить "ЕСЛИ я умру", нехорошо, верно? И Заратустра не позволяет, и Боженька может...
Надо говорить "КОГДА я умру".
Но в таком выражении есть некий оттенок знания, когда же точно это случится, а это уж совсем неправильно. (Так, например, выражение "когда пойдёшь на работу, захвати с собой мешок с мусором" означает, что на работу-то ты пойдёшь, вот только кофе допьёшь, так что не забудь).
И ещё - надо подбавить благочестивой неопределённости. Мол, оно конечно, все там будем, но как бы... Как бы... Лишний раз вспоминать не хочется...
Нет, всё равно не очень понятно.

Я это к тому, что я мой родной язык люблю до полного умопомрачения, которое, стоит лишь задуматься, не замедлит.

За кофием, перед трудной беседой

Есть два слова, которые ничего конкретного не означают, но очень действуют на органон: это "постсоветское" и "имперское". Действуют очень сильно, смысла же не имеют.

Хорошо бы как-нибудь этот феномен исследовать, да не очень понятно, как построить гипотезу.

Хреновый я специалист по социальной психопатологии, что и говорить. Всю жизнь мне норма была интереснее отклонения.

Сказано

Давид Самойлов

БАНДИТКА

Я вёл расстреливать бандитку.
Она пощады не просила.
Смотрела гордо и сердито.
Платок от боли закусила.
Потом сказала: “Слушай, хлопец,
Я всё равно от пули сгину.
Дай перед тем, как будешь хлопать,
Дай поглядеть на Украину.
На Украине кони скачут
Под стягом с именем Бандеры.
На Украине ружья прячут,
На Украине ищут веры.
Кипит зелёная горилка
В белёных хатах под Березно,
И пьяным москалям с ухмылкой
В затылки тычутся обрезы.
Пора пограбить печенегам!
Пора поплакать русским бабам!
Довольно украинским хлебом
Кормиться москалям и швабам!
Им не жиреть на нашем сале
И нашей водкой не обпиться!
Ещё не начисто вписали
Хохлов в Россию летописцы!
Пускай уздечкой, как монистом,
Позвякает бульбаш по полю!
Нехай як хочут коммунисты
В своей Руси будуют волю...
Придуманы колхозы ими
Для ротозея и растяпы.
Нам всё равно на Украине,
НКВД или гестапо”.
И я сказал: “Пошли, гадюка,
Получишь то, что заслужила.
Не ты ль вчера ножом без звука
Дружка навеки уложила.
Таких, как ты, полно по свету,
Таких, как он, на свете мало.
Так помирать тебе в кювете,
Не ожидая трибунала”.
Мы шли. А поле было дико.
В дубраве птица голосила.
Я вёл расстреливать бандитку.
Она пощады не просила.

1946 г.

Холодный день

Пью кофе с приятельницей, обсуждаем общего старого друга, которого я давно не видел, а она только что встречалась. "Он какой-то стал, - говорит она, - угрюмый, толстый, только об одном и говорит... Жалко его". Ну да, говорю, конечно, жалко. Вот и я тоже стал... "Нет, с тобой другое, - говорит она, - я тебе сочувствую, но тебя не жалко. А вот его - жалко. Но я ему совершенно не сочувствую".

Допили кофе, разбежались по делам. Вот я с тех пор и думаю: что она имела в виду? Что такое сочувствую, но не жалко, и чем отличается от такого отношения жалко, но не сочувствую? Вот же, думаю, что же лучше? Чтобы женщины тебя жалели, но не сочувствовали, или чтобы они же сочувствовали, но не жалели?

... Вот взять хоть меня. Я, правду сказать, всем сочувствую, но мне никого не жалко. Т.е., всех жалко. Нет, всё-таки... З-зараза она очкастая...

Когда же, наконец, потеплеет? И голова какая-то мутная. Такой простой вопрос - и никаких идей.

Слегка монархические рассуждения

Из очередной заметки gevorkyan о том, как надо относиться к жизни ("Жёлтое и чёрное"):
1. В разгар постперестроечных коллизий в стране вдруг появилось множество дешевых бананов. Тогда вдруг сам собой придумался «бананбургер». Итак, берем пару бананов, разминаем ошкурив, добавляем яйцо, столовую ложку муки и немного ванильного сахара и натуральной ванили. На любителя – корица, мускат, имбирь и прочие, увеселяющие сердце пряности. Добавляем немного молока и растительного масла, хорошо перемешиваем. Небольшими порциями заряжаем в вафельницу (тогда пользовались самыми простыми – две рифленые плоскости) получаем массу плоских, хрустящих коржей. Промазываем их любым джемом или прокладываем тонко нарезанными фруктами (хорошо подходит киви) и быстро употребляем, пока не размокли.
2. Неплох постный супец из чечевицы и фасоли, причем, поскольку чечевица быстро разваривается, то фасоль можно взять консервированную, дабы долго не вымачивать перед готовкой. Впрочем, любители предварительных ласк могут замочить сухую фасоль в холодной воде на ночь. Но тогда в процессе варки не солить, иначе процесс затянется надолго. На любителя – сыпануть немного домашней лапши или магазинной вермишели. После варки добавляются лук, обжаренный до золотистости и горсть протертых грецких орехов. Немного яблочного или виноградного уксуса в тарелку и туда же мелко нарубленная долька чеснока весьма споспешествуют пищеварению.
Придумать продукт, более вкусный и вредный одновременно (п.1, бананбургер) просто невозможно. Это просто ад диабетика. Или рай. Трудно определить точно.
Что касается второго блюда, то это, напротив, это путь к духовному возрождению. Понятно, почему его солить не надо. Этот супец надо есть, проливая над ним горькие слёзы над своей пропащей жизнью.

Странная мысль

Вчера, будучи на приятном мероприятии и наблюдая за вручением литературных премий хороших людей другим добрым людям за нечитанные мною, к сожалению, книги, и за их произнесением обратных благодарственных речей, у меня слетела шляпа возникло побуждение учредить премию за речи, не содержащие как проклятия проклятому советскому прошлому, так и восхвалению ему же.

Вот кто про прошлое не скажет ни проклятий, ни восхвалений, тому и конфетка.