Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Воспоминание с рассуждением

Читал я когда-то какую-то книгу, вроде французскую, про события 1968-го года в Париже, где были типа студенческие волнения. И вот помню я там такую сцену: по узкой парижской улице идёт демонстрация, основная часть коей – страхолюдные и разъярённые студенты.
Они кричат, кидаются камнями, скандируют боевые и страшные лозунги, в общем – оррёр, оррёр, оррёр.

А против них стоит реденькая такая шеренга парижских полицейских. Спокойно так стоит, даже ничем не прикрывается и не защищается.

И вот, когда ревущая демонстрация подходит совсем близко к этой шеренге, раздаётся какой-то свисток, и офоломевший главный герой-наблюдатель видит удивительную картину: в толпе студентов одна половина кидается на другую половину, вяжет ея, скручивает и забрасывает в появившиеся из переулков воронки. И буквально за пять-семь минут ревущая колонна исчезает как таковая.

Я всегда думал, что это из мерлева романа «За стеклом». Но недавно взялся перечитывать, и этой сцены там не нашёл. Мой приятель, которому я пожаловался на это, заметил, что Мерль тут точно ни при чём, потому что у него рассказ о самом начале волнений, а то, что я рассказываю, явно из другого периода.

Так вот, не попадалось ли кому из доброхотов эта сцена в какой-то романе, и если да, то какой это роман и кто его написал? Не мог же я сам придумать такую прелесть!

А вспоминаю я это дело не просто так, а вместе с замечанием покойного ныне Юрия Владимировича Давыдова о том, что в российском освободительном движении было какое-то немыслимое количество провокаторов (Ю.В. даже утверждал, что у нас их было больше, чем во всех прочих государствах Европы вместе взятых). И причина этому, говорил он, в том, что у нас народ очень увлекающийся, и ему самое главное, чтобы что-то происходило. А с какой стороны – это вроде уже и не так важно.

Ну, не знаю.

Из "Школьного Плутарха" Г.Г. Хазагерова, часть 2

Часть 2:
***
В восьмом классе второгодник Тынзин расторг брак и вышел на пенсию.
***
Близорукий отличник Иванов робко попросил Эльвиру Савельевну найти подлежащее в предложении «Спасибо, партия родная, за счастье быть с тобой в строю». Эльвира Савельевна ткнула указкой в слово «партия» и посоветовала Иванову протереть глаза. Тогда Иванов сказал, что слово «партия» не может быть подлежащим, так как является обращением, а значит, не является членом предложения вообще. Отличница Гершелевич, видя затруднение Эльвиры Савельевны и думая помочь учительнице, спросила ее, где в этом же предложении сказуемое. Эльвира Савельевна ударила ее по голове указкой.
***
Однажды отличник Иванов пришел в школу без сменной обуви. К несчастью, дежурными в тот день были Троян и Драба. Они обобрали Иванова и пытались закопать заживо на школьном дворе, чему воспрепятствовала Анна Афиногеновна. Однако Эльвира Савельевна записала в дневнике Иванова замечание: «Явился без сменной обуви!»
***
Учитель рисования по кличке Педагог крепко пил и заставлял школьников рисовать все только желтым карандашом, остальные он отбирал и уносил с собой. Так было до тех пор, пока он не отрезал ухо ученику пятого «б» класса Петухову, сказав: «Я так вижу». Его судили товарищеским судом и уволили из школы. «Что поделаешь, - сказал он Виктору Семеновичу, - я так видел». Виктор Семенович признался ему при расставании, что он и сам так видит.
***
[Spoiler (click to open)]Говорят, что школьный кот съел-таки худосочную отличницу первого класса Лиду Голишникову, и с тех пор законом установлено, что в школе нельзя держать животных, кроме рыбок в живом уголке. Одна из них – гуппик Ликург – жива до сих пор. В «Сравнительных жизнеописаниях» сказано буквально следующее: «Тимей принимает двух Ликургов, живших в Спарте в разное время, – одному из них предание приписывает то, что сделано обоими». Практикант Морж не смог уразуметь смысла этой фразы и был заперт за это Виктором Семеновичем в служебном туалете на два оборота.
***
Виктор Семенович был справедлив, но страдал приступами необузданного гнева. Однажды, бросив ученика на шведскую стенку, он, как признавал сам, сломал одно ребро и две рейки. Дальше, как говорят, произошло нечто чудесное. Педколлектив преследовал его, и он закрылся в железном сундуке трамвайно-троллейбусного управления, сданном на металлолом и долго стоявшем на школьном дворе. Это заметили, но открыть сундук долго не могли, потому что Виктор Семенович держал крышку изнутри. Когда же его открыли, Виктора Семеновича там не оказалось. Техничка школы сказала об этом так:
Сильно детей ненавидел Виктор Семенович, завуч.
Нету его в сундуке, нету и вне сундука.
***
Однажды практикант Морж вызвал к доске сразу двух учеников, забыв, что имеется всего один кусок мела. Недолго думая, он разгрыз его на глазах у класса, чем породил педагогическую ситуацию. Присутствующий на уроке Виктор Семенович громко назвал Моржа идиотом, чем только усугубил педагогическую ситуацию. Растерянный Морж пробормотал: «Вы сами такой», в результате чего педагогическая ситуация достигла, казалось, апогея. Однако Виктор Семенович еще более усугубил ее, сказав: «Ты бы еще сожрал мел». На это, потерявший контроль над педагогической ситуацией Морж пискнул Виктору Семеновичу: «Сам жри!» И вот тогда педагогическая ситуация действительно достигла максимума. В довершение ко всему Троян и Драба закрыли дверь со стороны коридора на стул, предоставив страстям бушевать в закрытом помещении. Ибрагимов же и Гулевский на этот раз солидаризировались с соперниками и исписали двери матерными ругательствами.
***
Хулигана Ибрагимова прикрепили к отличнице Гершелевич, чтобы она подтянула его по русскому языку, а хулигана Гулевскго, прикрепили к отличнику Иванову, чтобы он подтянул его по математике. Ибрагимов научил Гершелевич метать топор. А Гулевский подарил Иванову порнографическую карту – семерку пик.
***
Баба Паша и мадмуазель Фрагонар
Синхризис
Баба Паша и мадмуазель Фрагонар были техничками школы. Баба Паша была еще крепкой и имела железные зубы. А мадмуазель Фрагонар была худенькой и старой. До революции она преподавала французский язык в женской гимназии. У бабы Паши была швабра, а у мадмуазель Фрагонар – медный колокольчик, которым она давала звонки в те дни, когда Троян перерезал провода. За пределами раздевалки баба Паша относилась к школьникам хорошо. На раздевалке же нещадно била их шваброй, умягченной тряпкой, чем стимулировала скорость переодевания сменной обуви. Мадмуазель Фрагонар симпатизировала хулигану Ибрагимову, называя его bone sauvage, но не любила хулигана Драбу. К Гулевскому же и к Трояну была нейтральна. К бабе Паше благоволил Педагог (см. выше), а мадмуазель Фрагонар покровительствовал Толстой Американец. Он разговаривал с ней по-французски, а когда Драба привязал сзади к ее седым буколькам колокольчик, вызвал его на дуэль.
***
Кулягин и Сарделька.
Синхризис
Кулягин и Сарделька любили стихи. Но Кулягин был хулиганом-одиночкой, и о его любви к поэзии не знали ни педагогический коллектив, ни хулиганское сообщество. Сарделька же был известен всей школе благодаря своим активным бабушкам, которых у него в отличие от обычных людей было три. Все три сочиняли за него стихи, поддерживая его репутацию как школьного поэта: первая и наиболее успешная бабушка писала белые стихи, вторая – рифмованные, третья – верлибры. Зенит славы Сардельки настал, когда его принимали по телевизору в пионеры и он прочел поэму первой бабушки: «И вот сбылось мое заветное желанье. Я пионером стал страны своей советской». Зенит славы Кулягина настал тогда, когда Эльвира Савельевна с кривой усмешкой попросила его прочесть любимое стихотворение Пушкина. «Братья разбойники», - объявил Кулягин своим хриплым и картавым голосом. «Такого стихотворения нет», - сказала Эльвира Савельевна. Но Кулягин тем же клокочущим голосом начал:
Не стая воронов слеталась
На груду тлеющих костей,
На Волге ночью вкруг огней
Удалых шайка собиралась.
Класс замер. В глазах у Ибрагимова и Гулевского, справедливо соотнесших себя с «удалыми», стояли слезы. Троян и Драба остановились в коридоре. У Трояна выпала изо рта сигарета, а у Драбы – из кармана порнографическая карточка. Сарделька пожаловался бабушкам на неожиданный триумф соперника, но ни одна из них не сумела превзойти поэму Пушкина. Особенно жалки были попытки третьей бабушки.
***
В школе преподавали немецкий и английский язык. Французский из учеников знал только Кулягин, потому что его бабушка разговаривала при нем по-французски с его дедушкой, скрывая с помощью этого языка наиболее пикантные темы. Кулягин же в свою очередь скрывал от бабушки и дедушки то, что он усвоил. Однажды в школу приехала делегация кубинских революционеров. Испанского языка не знал вообще никто, поэтому Виктор Семенович, прослышав о возможностях Кулягина, поручил ему читать приветственное слово на французском. Сарделька пожаловался на соперника своим бабушкам. И те, объединив усилия, стали сочинять хорал, используя знакомые им испанские слова и выражения, как-то: «трабахадорос», «тореадор» и «кукарача», а также лозунг: «Куба – да, янки – нет». Но они не поспели к сроку. Поэтому на сцену актового зала поднялся Кулягин и с замечательным прононсом прочел короткое обращение и даже пропел какой-то куплет. Все молчали с должной серьезностью. И только техничка школы мадмуазель Фрагонар сказала бабе Паше: «Какой греховодник!»
***
Однажды Людмиле Борисовне поручили провести занятие по борьбе с суевериями. Она заставила класс остаться после шестого урока второй смены и сказала: «Ребята! Если вы ночью на кладбище встретите призрак, не бойтесь его, потому что это облако фосфоресцирующего газа, образовавшегося из обыкновенного мертвеца. А если он погонится за вами, то слово «погонится» надо взять в кавычки, потому что он просто придет в движение вследствие завихрения». «Кто «он»?» - тревожно спросила Голишникова. И у всех похолодело на сердце. Но Людмила Борисовна продолжала: «Если же он окликнет вас человеческим голосом, то вы должны знать, что у науки еще нет ответов на все вопросы. В ней есть белые пятна». Шестой класс был напуган сильно и домой все шли гурьбой, провожая друг друга. Пятна мерещились всем на каждом шагу. Однако последняя пара – Лисухина и Голишникова – никак не могли расстаться, потому что каждая боялась остаться одна. Их поймал ночью отряд народных дружинников и развел по домам.

Из "Школьного Плутарха" Г.Г. Хазагерова, часть 1

Часть 1:
***
В девятом классе закоренелый второгодник Тынзин был помещен в дом престарелых, где продолжал пить чернила, хотя вся страна давно перешла на шариковые авторучки.
***
Однажды Эльвира Савельевна вместо того, чтобы принести для изложения картину Левитана «Золотая осень» принесла картину Репина «Не ждали». Поняв свою ошибку, она через некоторое время заменила ее портретом Мусоргского, но не сумела этим спасти положение, так как портрет произвел на учеников гнетущее впечатление. Только Оловянникова получила положительную оценку, и та допустила стилистическую ошибку, написав «Эту кортину нарисовал Репин, лучший художник своей эпохи». Эльвира Савельевна сделала на полях запись красным шариком: «Стиль! Эпоха не может быть своей, она принадлежит многим людям. Следовало написать: «Илья Ефимович Репин норисовал эту кортину в эпоху, когда жил одноименный художник». Остальные ученики получили двойки за то, что картину Репина назвали «Приплыли».
***
Однажды Троян и Драба обшаривали карманы пальто на раздевалке и по ошибке залезли в карман к Татищеву. Раздавшийся взрыв потряс школьное здание настолько сильно, что доска почета свалилась на голову Ибрагимову и Гулевскому, которые в это время глумились над фотографиями отличников. Оба хулигана отреагировали на травму голов дурацким смехом. Трояну же и Драбе сделали перевязку в медпункте, где они похитили спирт и лейкопластырь, которым заклеили школьное пианино. Это было задолго до того, как пение начала вести бывшая работница госцирка (см. ниже).
***
Анна Афиногеновна и Лидия Леонидовна
Синхризис
[Spoiler (click to open)]Анна Афиногеновна и Лидия Леонидовна преподавали биологию. Анна Афиногеновна любила все живое, а Лидия Леонидовна – все мертвое. Анна Афиногеновна сначала преподавала физкультуру, а лишь потом ей поручили биологию, рассудив, что физкультура ближе к последнему предмету, чем другие школьные дисциплины. Лидия же Леонидовна с детства была юннатом-мичуринцем и сажала насекомых в морилки и душилки. Анна Афиногеновна носила короткую юбку и белую кофту с пальмами и обезьянами. Лидия же Леонидовна выглядела снизу, как синий чулок, а сверху, как серая мышь. Анна Афиногеновна была либералкой и доверяла ключ от живого уголка трем поджигателям – Сумятину, Мамедову и Сардарьяну, которые, впрочем, исправно кормили рыбок и вылечили птенца галки. Лидия Леонидовна преподавала в старших классах и в живой уголок была не вхожа. На урок она вешала картину, на которой Павлов, сжав кулаки, ненавидит идеалистов, и ставила на стол Чикина (см. ниже). Лидия Леонидовна придерживалась взглядов Трофима Денисовича Лысенко, чем и гордилась. Анна же Афиногеновна была абсолютно равнодушна к мичуринской биологии, а также к генетике и кибернетике. Взглядов не придерживалась.
***
Однажды Анне Афиногеновне выпало проводить в восьмом классе урок по теме «Размножение человека». К этой миссии она отнеслась с поразительным спокойствием, хотя и надела поверх кофты судейский свисток. Она вызвала к доске самую разбитную школьницу Ольгу Ч., которая еще в первом классе рассказывала непристойные анекдоты и, энергично просовывая карандаш в отверстие линейки, спрашивала, что это такое. Однако, поняв, что предмет служащий постоянным источником для намеков на протяжении всех восьми лет, явился наконец во всей своей серьезности, Ольга Ч. смутилась чрезвычайно и стала красной, как кирпич. Голос же ее совсем пропал. «Покажи, где семенник!» - ободрила Анна Афиногеновна. Но смущение уже овладело всем классом, и даже из Старцева невозможно было выжать слово «сперматозоид». «Завтра идем на пришкольный участок вскапывать грядки», - объявила Анна Михайловна, и весь класс благодарно грянул: «Ура!»
***
Татищев из седьмого «б» имел обыкновение разоблачать демонстрируемые учителями опыты. Он разорвал Магдебургские полушария, плюнув в Торричеллиеву пустоту. Кроме того, он не признавал ни закон Гука, ни закон Ома и дразнил физичку тем, что совал пальцы в разбитую розетку и надменно смеялся. Физичка объясняла его неуязвимость тем, что напряжение в школе составляло 127 вольт и пугала его скорым переходом на 220. Однако к тому времени, когда дали 220, Татищев был уже переведен в школу для дефективных детей, которую, впрочем, окончил с золотой медалью.
***
Рассказывают, что школа все-таки избавилась от Трояна и Драбы. Троян был заключен в тюрьму за угон ремонтного троллейбуса, в который предварительно загнал Лиду Голишникову и других учеников первого «а» класса. Драба же был убит на дуэли Толстым Американцем, которого богатые родители пригласили в школу в качестве учителя хороших манер (подробности см. ниже).
***
Троян и Драба терроризировали школу в течение шести лет, а Ибрагимов и Гулевский – семи. Это вызвало соперничество, которое однажды привело к открытому столкновению. Троян разбил о голову Ибрагимова фикус, а Драба метнул в Гулевского бюст Карла Маркса, который школьники прозвали Чикиным из-за сходства с учеником шестого «а», класса, носившим эту фамилию. Сходство основывалось на том, что Чикин был прыщав, а бюст был исковырен Ибрагимовым.
***
Однажды Людмила Борисовна по ошибке дала на четвертной контрольной уравнение четвертой степени. Дети не уложились в урок и просили дополнительное время. Так пришлось им просидеть до позднего вечера, причем девочки плакали, постоянно извлекая квадратные корни и возводя в квадрат, а хулиганы смеялись и плевались промокашкой. Отличник же Иванов открыл резольвенту Феррари и сошел с ума.
***
Однажды Людмила Борисовна по рассеянности привела в класс профессора мехмата. Он залез на шкаф, но никто не засмеялся, потому что всеми овладел страх. Оказывается, на шкафу он искал мел. Не найдя же его, он сказал: «Если нечто верно в одном случае, а при том, что оно верно в К случаях, и оно верно в К +1 случае, значит оно верно во всех случаях». Тогда Людмила Борисовна призналась, что они с профессором заблудились, потому что шли в математическую школу, а не в 4 класс «б». Девочки плакали, хулиганы плевались промокашками. А отличник Иванов окончил в этот день восьмилетку экстерном и поступил в математическую школу.

Сказано (о задачах школы в представлении Л.Петрановской)

Из колонки А.Н.Привалова в "Эксперте" "О школе в тумане":
Добрые люди оживлённо обсуждали на прошлой неделе статью психолога Л. В. Петрановской о школе: «Мы готовим детей к позавчерашнему миру». Мне прислали ссылки на неё сразу трое давних товарищей. С одной стороны, не очень понятно, что там обсуждать: многословный путаный текст, где банальные истины и столь же банальные глупости поданы с одинаковым апломбом Посвящённого. С другой же стороны, очень даже понятно, что там обсуждать: в тексте пусть и сбивчиво, но зато простыми словами рассказывается примерно то же, что двадцать лет на псевдонаучном воляпюке и на канцелярите вещали реформаторы нашего образования. Простодушное изложение идейной базы того, что сделали и продолжают делать с отечественной школой, — отчего бы не пообсуждать и ещё немного?

Главное, что бросается в глаза в таких изложениях, это их изумительная, я бы сказал воинствующая, нелогичность. Collapse )

Сказано (о разговорах с детьми, пришедшими из школы)

Из записи Евгения Пескина в ФБ:
Родителям на заметку - что спросить у неразговорчивого первоклашки (ну или вообще юного школьника) вместо "что было сегодня в школе?":

В носу сегодня кто-то ковырял?
Что не стал есть на завтрак?
Во что играли на перемене?
Что сегодня самое смешное было?
Кто-то тебе помог сегодня? А ты кому-то?
Кто из твоих учителей выживет, если нападут зомби? И почему же?
Что новое узнал сегодня?
А кто какую еду в школу принес? Ты такое хочешь?
Кто с тобой сегодня спорил?
По шкале от 1 до 10 - как прошел день?
А если бы завтра выбирали учителя из детей - ты кого хотел бы выбрать?
А есть кто-то, с кем хочешь подружиться, но пока не получается?
Какое у вас в школе самое главное правило?
А тебе ваша учительница кого-то напоминает? Это почему же?
Если завтра в школу прилетят инопланетяне, чтобы забрать троих детей - кого они утащат?
Какая крутая вещь у тебя сегодня получилась?
Где в школе самое веселье происходит?
Какое правило тяжелее всего сегодня было соблюдать?
Что хочешь научиться делать до конца года?
Кто в классе меньше всего на тебя похож?
Запись просто разлетелась по сетям. Гениальная идея, и очень толковое исполнение.

Из жизни

Как-то мне мой друг Георгий Хазагеров, профессор и доктор наук, специалист по риторике и вообще убеждающей речи, рассказал такую историю.

Одно время он читал разным учащимся и специалистам циклы лекций по этой самой риторике. Читал собственно студентам и аспирантам (или как их там сейчас), архитекторам, физикам, биологам и проч. Лекции пользовались большой популярностью, народ на них ходил и даже сбегался, встречали с интересом, засыпали вопросами и т.д.

И вот к нему как-то обратился известный психиатр, врач и учёный, с просьбой прочесть такой курс лекций для его коллег, врачей.

Разумеется, сказал профессор, это было бы очень интересно. Сравнить структуры различных профессиональных речей, скажем, в той же архитектуре и в медицине, показать, насколько и как менялись такие речи со временем, в различных культурах и в веках, это было бы...

Оно конечно, ответил учёный психиатр, но у меня стоит другая задача: мои коллеги в последнее время перестали понимать друг друга. Опытные, хорошие врачи не могут друг с другом договориться.

Консилиумы стало очень трудно или вообще невозможно проводить.


Помогите, а?

Профессор содрогнулся.

Сказано (о бреде настоящем и бессмыслице поддельной)

Роман Евстифеев замечает в фейсбуке:
У студентов бывают такие бредовые тексты, что мне приходится сочувственно их спрашивать: "Надеюсь, вы это списали, а не сами придумали?". И, вы знаете, - все с облегчением признаются, что списали.
То есть настоящего авторского бреда я давно уже не читал. Иногда даже кажется, что никто уже и не способен на такое.
Бреда, конечно, не стало меньше, но он теперь какой-то вынужденный, вторичный, рутинизированный и нормализованный.
Настоящей бессмыслицы почти и не встретишь.
От этого и мысль чахнет, ибо не только порядок рождается из хаоса, как писал Пригожин, но и мысль рождается из великого цветущего и жужжащего беспорядка, как писал Джеймс (great blooming, buzzing confusion). Вот этого жужжания и не хватает.
Действительно, такое ощущение, что бредом и бессмыслицей стало считаться простое неумение выразить смысл. Хотя это вещи совершенно различные.

Послушал хороший цикл лекций

Цикл называется "Мифы и реалии Отечественной войны 1812 года", его читал профессор ЕУСПб Владимир Викентьевич Лапин. Цикл состоит из восьми часовых лекций, и под конец каждой лекции В.В.Лапин ещё отвечает на вопросы.

Мне сначала было не очень легко слушать, у лектора специфическая манера чтения. Но потом содержание и смысл меня просто захватили. Вот, переслушиваю по второму разу.
Чего и вам, граждане, желаю. Очень хорошо лектор понимает и про русскую армию, и про государство, и про нашу страну вообще.

Сказано (о школьном учителе вправду)

Из поста историка Дениса Сдвижкова:
По просьбе друга проверил происхождение знаменитой цитаты про прусского школьного учителя. Оказалось, Гельмут фон Мольтке, которому приписывают ее популяризацию, выражался, ровно наоборот, резко против: «Говорят, что наши сражения выиграли школьные учителя. Но простое знание не возвышает человека до той степени, когда он готов отдать жизнь за идею, за выполненный долг, за честь отечества… Нет, битвы выиграл не учитель, а воспитатель – государство, которое...воспитывает нацию»
Действительно, если подумать: только и дела школьному учителю, что сражения выигрывать. У него совсем другое занятие. Цели другие. Смысл другой.
Иное дело, что не очень понятно, возможны ли школьные учителя... Нет, не так.
Возможно ли школьное учительство без государства? Чтобы детей можно было учить правильным вещам, а посылать их защищать свой порядок жизни было некому. Паче налоги собирать.
И все бы жили бы вечно бы и счастливо. Бы.
Конечно, хорошо бы. Царство Божие на земле - кто ж против.
Все только за.

Про памятники начальникам

Памятники даны нам для того, чтобы помнить, что с нами было, и переживать по этому поводу разные переживания.
Поскольку история у нас,мягко сказать, разнообразная, и памятники должны быть разнообразные.

Ставить памятники в России имеет смысл всем правителям, которые были, потому что за каждым числятся те или иные полезные для страны действия, или действия настолько вредные, что и их бы запомнить нехудо было бы.

Чтобы было куда водить детей родителям и учителям, и рассказывать обо всём, что связано с этим начальником - мол, учитесь, дети, хорошенько, и запомните, чему надо подражать, а чего опасаться.

Снос же памятников, я считаю, является дурной болезнью, попыткой забыть то, что было. Это нехорошо.