Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Сказано (про иерархическое формирование галактик во Вселенной)



Мало что меня ошеломляет так, как рассказы учёных космологов о том, как обстояло дело со звёздами и галактиками, да и со всей Вселенной, десять миллиардов лет тому назад.

И не то даже ошеломляет, что они что-то об этом знают, а то, как они говорят "Это нам пока неизвестно".
И ведь веришь! Видно, что эта уважаемая женщина правду говорит.

Да, наш вид действительно был хозяином материального мира. Жаль, что так лажанулись с этим самым грехопадением. Не надо было бы.

Из светского разговора

О ситуации в 90-е и последующие годы с рабочей силой, говорит практикующий финансист:
"На одного переехавшего в другую местность для работы приходится трое спившихся от безнадёги".
Утверждает, что в городках, которые образовывались вокруг градообразующих предприятий, соотношение именно таково. Это как с шахтёрами: говорят, что на тысячу тонн добытого угля погибает один шахтёр. Вот такая магия. Чтобы добыть тысячу тонн угля (цифра условная, я её точно не помню), надо отдать одну жизнь. Так и тут: чтобы один работающий переехал, трое должны спиться.

Учёный объясняет, что такое "понимание":
"Понимание - это одна мысль на две головы".
Т.е., если ты можешь продолжить мысль своего собеседника, и он с этим продолжением согласится, или если ты начинаешь говорить, а он тем же тоном и словами продолжает - значит, ты его понимаешь. Получается, что того, к кому ты плохо относишься, понять невозможно. И понимание другого является не твоим индивидуальным умственным действием, а взаимодействием понимающего и понимаемого.

Бывший сотрудник Менатепа, знающий Ходорковского ещё с докапиталистических времён:
"Он не всё говорит, но то, что он говорит, скорее всего является правдой. Такой он человек".
Я переспросил, правильно ли я его понял. Ну да, говорит, Ходорковский вообще никогда не врёт. Не говорит заведомой неправды, и всё тут.

Во субботу, в день ненастный (а о сем следуют пункты)

1. В старое время в школе и прочей худлитературе часто встречал я рассказ или живописную картинку из жизни эксплуататоров-буржуев и присущих им эксплуатируемых. На этих картинках первые гнобили вторых, до изнеможения и как дядю Тома и своевременную книжную мать, а те сжимали кулаки, стискивали зубы, посылали проклятья палачам и мучителям, и мечтали о счастливой жизни там, в стране победивших трудящих.
2. С годами я рос и постепенно понял, что враньё всё это, и ничего такого нет. Т.е., буржуи и трудящие есть, а стискиваний, проклятий и мечтаний - нету.
3. Но я ошибался. 
4. Вообще соврать трудно, практически невозможно. Как некогда заметил Г.Любарский, всякая теория верна, надо только правильно установить для неё область определения и применения.
5. Вот и со стенаниями так же. 
6. Стоит только программам ЖЖ заработать со сбоями и хреново, как всё начинается. Причём и стоны те же: про праздно болтающих, заместо того чтобы работать, и про свои мучения и невозможность послать и принять, и про то, что давно пора валить туда, на другие пажити, где и солнце не заходит, и цветы не отцветают, где простых людей уважают и проч.
7. Конечно, область определения другая - стоны доносятся не оттуда (потому что там, где должны стонать и проклинать по старому агитпроповскому варианту, как раньше не стонали, так и ныне этим не балуются), и стенают не рабочие и трудовое крестьянство (потому что тех от ихних пашен и станков хрен отгонишь, чтобы постенать вволю) - но главное-то!
8. В том, что любая хрень и ахинея имеет шанс оказаться правдой, нужно только подобрать к ней правильную реальность - в этом есть что-то одушевляющее и безнадёжное одновременно.

Девять цитат

Из большой и блестящей статьи Георгия Любарского "Мракобесие, или наших бьют" в "Эксперте" №1 (833). Там весь номер интересный, он на тему "Постсекулярный мир: что значит религия для современного человека".  Статья многотемная, и про собственно мракобесие, и про рационализм, его друзей и недругов, и про образование (куда без него), и проч.
Итак, Collapse )
И ещё одна цитата:
А как быть с теми, кого принуждают по необходимости? Проблема образования подразумевает — до некоторой степени — принудительность. Чему же можно учить детей, чтобы это не было мракобесием? Как это сделать в условиях равноценности мнений?

Пожалуй, для начала — не врать.

На фоне этой непрекращающейся войны, взаимных возмущений, ярости и пожеланий смерти я бы сказал, что вопросом тут является совсем не то, о чем спорят. Вопрос в том, как построить свободное образование.

Ростов, стихи доктора химических наук Ю.А.

         Гармония

Икосаэдры - лица.
Додекаэдры - груди.
Мир дробится, членится,
Распадаются люди
На объём и число,
На квадраты и ромбы.
Им потом Пикассо
Принесёт гекатомбы.

Даже локон любимой
Завитками ложится,
Словно локон Аньези.
Непреклонная лира
Заставляет кружиться
Хороводы созвездий.

Но гармонию мира
Застилает туманность:
Расплывается чёткость,
Нарушается чётность,
Сохраняется странность.


      Эпитафия

Понятно, что зверь, околев,
Не годен больше для драки.
И всё-таки мёртвый лев
Лучше живой собаки.

Да... Это вам не Змей Горыныч со своим курением дурацким...

Пишет знающий человек :
Тут говорят, русский язык логичнее. А попробуйте объяснить французу, почему стакан на столе стоит, вилка лежит, а птичка на дереве сидит.

Со стаканом и вилкой я тут же вывела теорию: то, что скорее вертикальное, чем горизонтальное – оно стоит; то, что скорее горизонтальное, чем вертикальное - оно лежит. Моя теория тут же разбилась о тарелку – она скорее горизонтальная, чем вертикальная, но стоит. Хотя, если её перевернуть, то будет лежать. Тут же на ходу выводится еще одна теория: тарелка стоит, потому что у неё есть основание, она стоит на основании. Теория немедленно разбивается в хлам о сковородку – у нее нет основания, но она всё равно стоит. Чудеса. Хотя если её засунуть в мойку, то там она будет лежать, приняв при этом положение более вертикальное, чем на столе. Отсюда напрашивается вывод, что всё, что готово к использованию, стоит. (На этом месте хочется сказать пошлость.)

Но вот возьмём еще один предмет – мяч обыкновенный детский. Он не горизонтальный и не вертикальный, при этом полностью готов к использованию. Кто же скажет, что там, в углу, мяч стоит? Если мяч не выполняет роль куклы и его не наказали, то он всё-таки лежит. И даже если его перенести на стол, то и на столе (о чудо!) он будет лежать. Усложним задачу – положим мяч в тарелку, а тарелку в сковородку. Теперь у нас мяч по-прежнему лежит (в тарелке), сковородка по-прежнему стоит (на столе), вопрос, что делает тарелка?

Если француз дослушал объяснение до конца, то всё, его мир уже никогда не будет прежним. В нём появились тарелки и сковородки, которые умеют стоять и лежать – мир ожил. Осталось добавить, что птички у нас сидят. На ветке, на подоконнике и даже на тротуаре. Француз нарисует в своем воображении синицу, сидящую на ветке на пятой точке и болтающую в воздухе лапками, или бомжующую ворону, сидящую, вытянув лапы и растопырив крылья, у станции метро. «Русские – вы сумасшедшие!» - скажет француз и закинет в вас учебником.
И тут же добавление:
Ознакомила со своими теориями Арно. Он всё выслушал и спросил:
- Птичка на ветке, говоришь, что делает? Сидит?
- Сидит, - подтвердила я.
- А на тарелке?
- Тоже сидит!
- Нет, лежит! - обрадовался Арно. – Она жареная и готова к употреблению!
Вообще у нас тут занятно, а?

(no subject)

Из заметки в "Эксперте" с совершенно неправильным названием - "Думать больше не надо".

Больше нет необходимости что-либо запоминать, ведь почти всегда можно просто спросить у поисковой системы.

Исследование, опубликованное в журнале Science, включало несколько экспериментов. В первом участникам был предложен компьютер и порция информации, которую было необходимо перепечатать. Половине участников было сказано, что информация будет сохранена в компьютере, другой половине пообещали эту информацию стереть. Результаты были чрезвычайно интересны: участники первой группы не смогли вспомнить ничего из того, что они печатали.

Второй эксперимент лишь подтвердил деградацию памяти цифрового поколения. В нем участникам предложили информацию и определенные папки, в которых эта информация лежала. По прошествии некоторого времени выяснилось, что участники эксперимента лучше помнят название папок, нежели информацию в них.

Как сообщила психолог Бетси Сперроу, которая была одним из учредителей данного исследования, «когда люди сталкиваются с трудными вопросами, первое о чем они начинают думать, — это компьютеры и поисковые системы».

Бетси видит проблему в том, что интернет стал «внешним источником памяти, к которому мы можем получить доступ в любое время. Эти исследования доказывают, что люди расстаются с информацией легко, потому что они знают, что ее легко можно обнаружить на экране компьютера».

Ученые предполагают, что люди сегодня уже не могут представить свою жизнь без компьютера, и с каждым годом эта зависимость лишь увеличивается. Сперроу уверена, что сегодня можно наблюдать прямую симбиотическую связь между людьми и машинами.

«Возможность потери подключения к интернету становится все больше похожа на потерю близкого друга. Мы должны оставаться в Сети, чтобы точно знать то, что знает Google», — напоследок заявляет ученый.

Последняя фраза - совсем правильная. Что получается, когда приходится работать с такими людьми? Чем-то они компенсируют свою зависимость, не так ли? Энергией? Матом? Диким количеством попыток и лёгким отношением к неудачам, которые они не относят к самим себе?

Странные мысли

Пост avva , где он кротко удивляется (точнее, говорит, что странно и грустно) , что Михаил Щербаков не знает Интернета и его избегает.
Я не верю, что он написал это серьёзно. Анатолий Воробей - человек очень культурный и образованный.
Но я встречал совершенно серьёзные высказывания про какую-то немыслимо культурную роль Интернета (в частности, люди совершенно серьёзно ссылались на Википедию как на источник знания, а в журнале ivanov_petrov  кто-то утверждал (я сам читал!), что в науке есть только то, что есть в Интернете, и если чего-то в Интернете нет, то и в науке этого нет.
Я это к тому, что интересно было бы придумать какой-нибудь критерий того, что Сеть - дело полезное. Скажем, если через неделю плотного сидения в Сети ты можешь внятно и толково рассказать, что ты узнал за эту неделю, как это на тебя повлияло в положительном смысле и т.д.
То же самое и с городами. Скажем, размер города может устанавливаться как по "критерию Чернякова" (город считается большим, если ты, живя в нём, не можешь зайти к своему приятелю выпить чайку и потрепаться, не договариваясь об этом заранее), так и по количеству новых знакомых, приобретённых за год. Если таких знакомых практически нет, то ты живёшь в деревне.
И всё-таки: на хрена Щербакову Интернет? От того, что он в нём не сидит, песни хуже пишет? А мы, просиживая в нём все свои седалища, что - ... Но не будем о грустном.

Интересно получается


Статья Вадима Нестерова "Об углах и процентах" - очень хорошо и резонно написано. Только как это может быть, чтобы вопросы живой истории не привлекали простых людей и были только уделом академических учёных, что бы этот термин не означал?  

А куда уж проще, чем Сванидзе или Никита Соколов.