Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Краткое содержание предыдущих дней

1. Пару недель мы были в Болгарии, в месте, называемом местными жителями (не всеми, конечно, а только теми, кто знает - а таких немного) Акротирией. Находится она между Несебром и Равдой. Там заповедник с песчаными дюнами, а за ним - несколько пустынных песчаных же бухточек. И около одной, буквально на пляже, построены несколько зданий с апартаментами и студиями. Три-четыре кафе и рыбный ресторан, и практически всё.
Вот в одном из таких апартаментов мы и прожили две недели.
Добирались туда не самым лучшим образом: чтобы подешевле было, взяли билеты на самолёт до Бургаса, летящий с пересадкой в Риге, да ещё и безбагажный - только ручная кладь. В дальнейшем так желать не будем,  оказалось неудобно.

2. Место волшебное. Тихо, народу мало, бухающей музыки нет совсем, пляж сразу чуть ли не у подъезда начинается, море чистое и тихое. Отдыхают в основном русские, впрочем, были и болгары, поляки, украинцы, румыны и другие неопределённые видом, но симпатичные граждане. Детей много (собственно, основная масса публики - это старшее поколение с детьми), речь в основном болгарская и русская, но негромкая.
Утром встать, к морю, походить и скупаеться пару часиков, потом позавтракать, отдохнуть, пока жара спадёт, потом в старый Несебр, а позже, когда солнце сядет, снова к морю, до ночи.

3. Жильё - обычные апартаменты, обустроенные всем необходимым и даже достаточным. Все необходимые удобства жизни.
Правда, вайфая сначала не было, но когда мы сообразили, что это очень даже хорошо, они его подключили. А то до этого просто читали, или дремали, или разговаривали, или гуляли. Или ели.

4. Еда там вкуснейшая и недорогая. Загружались ею в универсаме "Жанет" (причём предпочитали еду местного, болгарского производства), минимально готовили её, и уедались и упивались ею до полного изумления. А то и по ресторанам ходили. Приятель, который помог туда попасть, посоветовал во что бы то ни стало попасть в ресторан "У капитана" в старом городе. Там хозяин ловит рыбу, а хозяйка Роза её жарит. Стоит дорого, но оно того стоит. В остальных не хуже, только дешевле. И потом мы ещё ходили по посоветованным местам - и везде были большие порции, вкусная рыба, мясо и овощи, очень неплохой кофий.
Я довольно давно живу, и много чего едал. И так определяю, что правильная еда - это та, от которой настроение улучшается. Так вот, в тех местах она именно такая.
Если кто туда соберётся, дам наводки.

5. Пили мы в основном болгарское простое столовое вино, предпочитали белое. Вечером, бывало, на балконе рассядешься, бутылочку поставишь, и, любуясь морем, её усиживаешь, с приятным разговором или размышлением, а то и просто без ничего - морем любуешься, и всё.

6. Местные люди там доброжелательны, незлобивы и необязательны. Все эти качества присутствуют в большом количестве. Я так понял, что лучше такое сочетание, чем противоположное. Ну её, это обязательность, ею только комплексы себе наживёшь, или невротиком станешь обязательно.

7. В общем, граждане, всем советую. Это как в прежние годы называлось "отдыхать дикарём", только очень качественно и недорого. Я, собственно, так в Мариуполе живал всё детство и юность. Только там людей было больше - а тут ещё и нет почитай никого. Единственно что жалко, что мало. Ещё недельку я бы запросто там выдержал, только чтобы вайфая не подключали.

Да! Из культурно-исторического мы добрались только до старого города в Несебре, и его вполне хватило. Особенно если ни с кем особенно не разговаривать.

За кофием, перед трудной беседой

Есть два слова, которые ничего конкретного не означают, но очень действуют на органон: это "постсоветское" и "имперское". Действуют очень сильно, смысла же не имеют.

Хорошо бы как-нибудь этот феномен исследовать, да не очень понятно, как построить гипотезу.

Хреновый я специалист по социальной психопатологии, что и говорить. Всю жизнь мне норма была интереснее отклонения.

Сказано (о свободе)

Татьяна Воронцова в Фейсбуке:
Читаю про кризис 2008 года и понимаю, что живу в другой реальности. Пишут, что народ тогда голодал, учился готовить экономную еду и носить на работу бутерброды. И вот сейчас люди, как Скарлетт, готовы сделать все, чтобы это не повторилось. Понимаю, хотя и не голодала, и даже толком тот кризис не заметила. Еда - святое.
Однако вот ведь заковыка: народ при этом ностальгирует по 90-м и по исчезнувшему чувству свободы. Получается, когда по полям картошку с кабачкам собирали и просроченные макароны ели, была свобода. Когда курс в шесть раз подлетел, тоже была свобода. А сейчас, когда пармезана не стало и ипотечный процент в долларах, свободы не стало.
Но что же такое тогда свобода? По мне так это готовность остаться без материальных подпорок, без вещного якоря, и способность жить в своей внутренней Монголии, не требуя ее от внешнего мира. Так что если твоя свобода зависит от курса доллара, может, это и не свобода вовсе?
Вроде так.
Я, правда, не очень понимаю, что такое эта свобода. Что такое независимость, понимается легче.
Во всяком случае, думать и определять, насколько человек независим, проще, чем насчёт того, насколько он свободен. Установить - не проще, а думать и говорить - проще.
А ещё легче и проще - такое рабочее понятие, как автономия. Её можно даже измерить.
Вот и с субмаринами та же байда. Автономное плавание - это реальность. А свободное плавание - это как-то...

Сказано

Давид Самойлов

БАНДИТКА

Я вёл расстреливать бандитку.
Она пощады не просила.
Смотрела гордо и сердито.
Платок от боли закусила.
Потом сказала: “Слушай, хлопец,
Я всё равно от пули сгину.
Дай перед тем, как будешь хлопать,
Дай поглядеть на Украину.
На Украине кони скачут
Под стягом с именем Бандеры.
На Украине ружья прячут,
На Украине ищут веры.
Кипит зелёная горилка
В белёных хатах под Березно,
И пьяным москалям с ухмылкой
В затылки тычутся обрезы.
Пора пограбить печенегам!
Пора поплакать русским бабам!
Довольно украинским хлебом
Кормиться москалям и швабам!
Им не жиреть на нашем сале
И нашей водкой не обпиться!
Ещё не начисто вписали
Хохлов в Россию летописцы!
Пускай уздечкой, как монистом,
Позвякает бульбаш по полю!
Нехай як хочут коммунисты
В своей Руси будуют волю...
Придуманы колхозы ими
Для ротозея и растяпы.
Нам всё равно на Украине,
НКВД или гестапо”.
И я сказал: “Пошли, гадюка,
Получишь то, что заслужила.
Не ты ль вчера ножом без звука
Дружка навеки уложила.
Таких, как ты, полно по свету,
Таких, как он, на свете мало.
Так помирать тебе в кювете,
Не ожидая трибунала”.
Мы шли. А поле было дико.
В дубраве птица голосила.
Я вёл расстреливать бандитку.
Она пощады не просила.

1946 г.

Странное чувство

Странное чувство, говорю, испытал я пару лет назад, когда в сельпо под Подольском спросил штопор, и мне дали штопор китайского производства. Дико оглянулся я, подумав, что "они уже здесь", но увидел только присущее месту количество окосевших, не более того.
То же чувство посетило меня, когда я вчера в "Перекрёстке" купил банку солёных огурцов израильского происхождения. Я всё понимаю, конечно, Израиль ближе во всех смыслах, и огурцы оказались хреновыми (в смысле с уксусом), но хрустящими...
Но как-то это неправильно. Место - это место. Оно должно быть от чего-то далёким, а к чему-то близким.

Холодный день

Пью кофе с приятельницей, обсуждаем общего старого друга, которого я давно не видел, а она только что встречалась. "Он какой-то стал, - говорит она, - угрюмый, толстый, только об одном и говорит... Жалко его". Ну да, говорю, конечно, жалко. Вот и я тоже стал... "Нет, с тобой другое, - говорит она, - я тебе сочувствую, но тебя не жалко. А вот его - жалко. Но я ему совершенно не сочувствую".

Допили кофе, разбежались по делам. Вот я с тех пор и думаю: что она имела в виду? Что такое сочувствую, но не жалко, и чем отличается от такого отношения жалко, но не сочувствую? Вот же, думаю, что же лучше? Чтобы женщины тебя жалели, но не сочувствовали, или чтобы они же сочувствовали, но не жалели?

... Вот взять хоть меня. Я, правду сказать, всем сочувствую, но мне никого не жалко. Т.е., всех жалко. Нет, всё-таки... З-зараза она очкастая...

Когда же, наконец, потеплеет? И голова какая-то мутная. Такой простой вопрос - и никаких идей.

Слегка монархические рассуждения

Из очередной заметки gevorkyan о том, как надо относиться к жизни ("Жёлтое и чёрное"):
1. В разгар постперестроечных коллизий в стране вдруг появилось множество дешевых бананов. Тогда вдруг сам собой придумался «бананбургер». Итак, берем пару бананов, разминаем ошкурив, добавляем яйцо, столовую ложку муки и немного ванильного сахара и натуральной ванили. На любителя – корица, мускат, имбирь и прочие, увеселяющие сердце пряности. Добавляем немного молока и растительного масла, хорошо перемешиваем. Небольшими порциями заряжаем в вафельницу (тогда пользовались самыми простыми – две рифленые плоскости) получаем массу плоских, хрустящих коржей. Промазываем их любым джемом или прокладываем тонко нарезанными фруктами (хорошо подходит киви) и быстро употребляем, пока не размокли.
2. Неплох постный супец из чечевицы и фасоли, причем, поскольку чечевица быстро разваривается, то фасоль можно взять консервированную, дабы долго не вымачивать перед готовкой. Впрочем, любители предварительных ласк могут замочить сухую фасоль в холодной воде на ночь. Но тогда в процессе варки не солить, иначе процесс затянется надолго. На любителя – сыпануть немного домашней лапши или магазинной вермишели. После варки добавляются лук, обжаренный до золотистости и горсть протертых грецких орехов. Немного яблочного или виноградного уксуса в тарелку и туда же мелко нарубленная долька чеснока весьма споспешествуют пищеварению.
Придумать продукт, более вкусный и вредный одновременно (п.1, бананбургер) просто невозможно. Это просто ад диабетика. Или рай. Трудно определить точно.
Что касается второго блюда, то это, напротив, это путь к духовному возрождению. Понятно, почему его солить не надо. Этот супец надо есть, проливая над ним горькие слёзы над своей пропащей жизнью.

Сказано (то ли про кулинарию, то ли про гражданскую войну)

Из Э.Геворкяна, "Белое и зелёное
1. Простая закусь: круто сваренные яйца разрезать пополам сверху вниз, желтки извлечь, растереть вместе с майонезом или сметаной (кому что нравится), натереть немного твердого сыра и чеснока по вкусу. Можно добавить мелко нарубленной или сухой зелени. Перемешать и накладывать ложкой на половинки яиц, как бы восстанавливая вторую половинку. Хорошо идет под крепкие и незатейливые напитки. Иногда, вместо означенной смеси накладывают красную икру, смесь же используют для бутербродов. В принципе, половинки яиц без желтка или с оным – неплохая платформа для экспериментов.

2. Эта закусь с одной стороны еще проще, но с другой - процесс приготовления несколько затянут. Итак, берем замороженную зеленую фасоль (готовые упаковки есть практически во всех продмагах), не размораживая, высыпаем в слегка подсоленную воду, держать в кипящей воде минут двадцать. Когда ярко зеленый цвет фасоли поблекнет, выключить нагрев и откинуть на дуршлаг. Когда фасоль остынет, уложить слоем в один стручок в лоток (эмалированный или пластиковый), посыпать мелко нарубленной зеленью типа эстрагона или розмарина (некоторые предпочитают листья сельдерея). Сверху натереть одну-две дольки чеснока. Уложить второй слой, повторить операцию с зеленью и чесноком. И таким образом заполнить весь лоток или сколько влезет. Полить небольшим количеством яблочного или бальзамического уксуса (на любителя, в принципе, можно подкислить и лимонным соком). Закрыть герметичной крышкой, пару раз осторожно перевернуть лоток, чтобы уксус равномерно пропитался. Снять крышку, сбрызнуть растительным маслом, снова закрыть, перевернуть пару раз и в холодильник на час-два. Закусь острая, не всем придется по вкусу.
"Первая закусь", судя по глаголам и общей динамике, безусловно относится к гражданской войне на Юге - круто, разрезать и нарубленные, накладывать и восстанавливая, используют и половинки яиц для экспериментов - всё это безусловно 1918-й - 1919-й годы.
Во второй закуси речь идёт, безусловно, о периоде до 1929-го года. Сколько влезет и осторожно перевернуть, в холодильник на час-два и закусь острая, а особенно - уложить второй слой... Никаких сомнений.