Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

И другое - но тогда бы и сюжет...

Мне в сегодняшней известинской статье М.Ю.Соколова "Урок царям" страшно понравился отличный, просто-так социологический поворот темы:
 
Существенно, что в смысле как идейном, так и эмоциональном русские оранжевые умы находятся в куда более самонадеянном состоянии, нежели в 1991 году, - несмотря на то, что он считается образцом революционной горячки. Тогда удалось обойтись очень малой кровью - сравнительно с тем, чего можно было ожидать, - поскольку сама освободительная идея 15-летней давности была парадоксальной. Революция 1989-1993 годов мыслилась как контрреволюция, как преодоление Семнадцатого года, что очень сдерживало идейную безоглядность. Положительные переклички с великими революциями прошлого были невозможны - совершающим контрреволюцию не к лицу якобинская риторика. Этот парадоксальный внутренний тормоз (он же - стабилизатор) уберег от многого, но парадоксы неустойчивы, сейчас этого тормоза уже нет, и самоидентификация с 1789 и 1917 годов внутренне разрешена. Опять же нужно помнить про очень сильный исторический страх, владевший тогда обеими сторонами. Разошедшиеся во всех остальных смыслах народ и партия были едины в одном отношении - в тогда еще живой памяти об ужасах гражданской войны (и шире - всей русской истории XX века) и в боязни снова попасть в Семнадцатый год. Унаследованный от советской истории (ибо 1991 год творили советские люди) нутряной страх - "предчувствие гражданской войны" - оказался спасителен, удерживая всех на каком-то последнем пределе. Но прошло пятнадцать лет, поднялись новые свободные поколения, для которых советские страхи смешны и непонятны. Риторика 1917 года для них - не леденящее душу мигание красной лампочки на реакторе, а путеводный маяк. При таком умственном регрессе общества - в сочетании с не менее впечатляющим умственным регрессом власти - вполне возможен такой урок царям, после которого Россия, от предыдущего урока харкавшая кровью весь XX век, будет харкать и весь XXI век.
 
И действительно, мы сейчас просто забыли, насколько у народа (и у позднекоммунистических властей как его неотъемлемой части) была тогда идиосинкразия к применению насилия. Именно поэтому проиграл ГКЧП в 1991, и именно поэтому крайне нехорош был Ельцин, когда додавил армию и началась стрельба по Белому Дому в 1993.
Он впервые за всю эту эпоху показал, что можно стрелять по своим. Цели у него, конечно, были рассамоблагороднейшие - но фиг ли нам в его целях?
 
Методы важнее мотивов, результаты важнее целей.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments