Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Category:

Тяжёлая рука Шляпентоха

Из статьи социолога Владимира Шляпентоха "Деконструкция философии Айн Рэнд: её марксистские и большевистские конри (в связи с публикацией её романов в России"
.........................
Я попробую доказать, что господствующее мнение о том, что Рэнд была горячим сторонником либерального капитализма, ложно. На самом деле она вела борьбу на два фронта — против коллективизма и против демократического общества. По сути, она была апологетом аристократического (олигархического или феодального) капитализма, в котором обществом командуют талантливые и благородные магнаты.
..........
Принято думать, что этот опыт сводился к тому, что Рэнд навсегда возненавидела коллективизм и тоталитарное государство. Это является сильным упрощением. На самом деле, идеология революции, большевистская идеология и практика и, конечно, марксизм (вряд ли и в Америке она могла избежать прямого соприкосновения с марксистскими радикалами) глубоко вошли в ткань творчества Рэнд. (Нечто подобное произошло со многими эмигрантами всех трех волн из России: приехав на Запад с ненавистью к тоталитаризму, они сохранили на всю жизнь приверженность к ряду догм той идеологии, которую презирали. Ряд социологических опросов, как беженцев 1950-х гг., так и эмигрантов 1970-х гг., это убедительно показывают.)
..........
Многие почитатели Рэнд акцентируют внимание на том, что она в своих романах и других публикациях выступала как поклонница разума. Действительно, восторженные слова о разуме и о его решающем значении в жизни общества повсюду встречаются в ее произведениях. Но ведь и Маркс, и советская идеология поступали точно так же. Философию Рэнд роднят с Марксом и советской идеологией ее воинствующий атеизм и презрение ко всяким формам мистицизма. Рэнд со страстью обрушивается на основные догмы христианства и иудаизма.
.........
Как заметил Сартр в статье об антисемитизме, многие евреи (он называл их неаутентичными) старались в своем публичном поведении действовать строго противоположно антисемитскому стереотипу, например, бросаться в драку без всякой на то причины. Однако в его типологии евреев не было тех, которые стремились бы вести себя или воспитывать своих детей так, чтобы их поведение подтверждало антисемитский стереотип. Одна из задач Рэнд, видимо, состояла как раз в том, чтобы подтвердить, что вульгарно-марксистский образ капиталиста, каким его, например, описывали Горький в «Стране желтого дьявола» или Маршак в «Мистере Твистере»), действительно справедлив. Герои Рэнд прославляют то, что марксисты вменяли в вину капиталистам — эгоизм, отсутствие интереса к общественному благу, равнодушие к страданиям других.
.........
Российские издатели, видимо, полагали, что теперь, когда коммунизм в прошлом, читатели смогут оценить бесконечную ненависть Рэнд к государству. Эта ненависть перекликается с призывами таких убежденных российских либералов конца 80-х — начала 90-х, как, например, Лариса Пияшева, предлагавших изгнать государство не только из экономики, но и из науки, образования и охраны порядка. Как и Пияшева, и многие американские либералы, Рэнд отождествляла любое государство с тоталитаризмом и не проводила никаких различий между деятельностью государства в Америке и советским государством.
........
Революционный пафос советского происхождения распространился у Рэнд и на любовные отношения. И тут она следует большевистскому пониманию любви и идейности. Как рассуждает один из ее главных резонеров Франциско Д’Анкония: «Только обладание героиней дает чувство удовлетворения». Героиня «Источника» Доминик Франкон может полюбить только такого героя, как Рорк, отвергая негодяя Скиттинга. Более того, любовь, вдохновленная высокими идеалами творчества, толкает героиню буквально к патологическим поступкам — она, чтобы укрепить дух своего возлюбленного, отказывается встречаться с ним и даже выходит замуж за его врага.

Красавица Дэгни в романе «Атлант» одаряет любовью трех высокоидейных мужчин, с которыми у нее глубокая идеологическая близость. Автор каждый раз подчеркивает, что без идейного родства партнер вряд ли мог бы рассчитывать на сексуальный успех. Идейные мотивы героев романа «Атлант» делают невозможным возникновение ревности — буржуазного чувства, сурово осуждавшегося большевиками в 20-е гг. У Дэгни была восторженная любовь со всеми тремя главными героями «Атланта», что не мешало им поддерживать добрые отношения. Советские писатели 20-х гг. ярко описывали роль идеологии в любовных отношениях между мужчиной и женщиной. Вспомним хотя бы повесть Бориса Лавренева «Сорок первый», в которой девушка-красноармейка убивает любимого ею белого офицера. Любовь Яровая в одноименной пьесе Константина Тренёва без колебаний подчиняет любовь делу и предает мужа. Впоследствии любовь между людьми, преданными советской власти, стала центральной темой (вспомним хотя бы фильм Ивана Пырьева «Свинарка и пастух»).
...........
Как и для большевиков, для Рэнд забастовка, а не выборы — главное оружие в политической борьбе. Именно забастовка вместе с разрушением страны обеспечила условие для создания нового американского общества в «Атланте». Но, в отличие от большевиков, у Рэнд забастовку устраивают не пролетарии, а капиталисты совместно с другими творческими людьми — композиторами и философами. Ни при жизни Рэнд, ни после ее смерти не было подобных коллективных акций капиталистов. Если они и входят в конфликт с правительством, то все, что они делают — весьма индивидуально, как, например, вывод своих капиталов за рубеж.

..........

Ядрёный товарищ.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments