Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Category:

Сказано


Фронтовики не любили смотреть фильмы про войну, а если смотрели, начинали ворчать: там у них вместо ТТ Макаров, у танка пушка не той длины, вместо Т-34 показали Т-44… Но это мелочи. А больше всего их возмущали и смешили ордена и медали, которые киногерои носили в окопах, траншеях и блиндажах. “Ну не было такого, – говорил мне отец. – Перед своими, да еще на передовой, ходить с медалями – глупость, фанфаронство, курам на смех. И потом, был приказ: как только часть выдвигалась на передовую, все сдавали свои награды старшине роты”. Медали, ордена, документы – все сдавали. В бой шли чистыми – медальон на шее, больше ничего. Награды надевали в тылу – перед девушками покрасоваться. Или к приезду журналиста из дивизионной, армейской, фронтовой газеты (в 70-80-е газетные фотографы возили с собой белые халаты для доярок, а у свинарок их отродясь не было).

Личные дневники в действующей армии вести было запрещено под страхом штрафбата, а то и расстрела. И наркомовские сто грамм не всегда выдавали – чаще после боя, так что разговоры о пьяных дивизиях, шедших в атаку, – бред. Чаще всего, вспоминал отец, спиртное выдавали после боя – так было выгоднее: больше выходило. Водку выдавали перед атакой на сто пятьдесят человек, и оставшиеся в живых после боя пятьдесят выпивали тройную дозу.

В середине войны вышел приказ Ставки, разрешавший солдатам носить наряду с советскими царские награды. Была такая фотография: усатый мужичина с четырьмя Георгиями (полный бант) и тремя орденами солдатской Славы (приравнивалось к Герою). Офицеры гордились солдатской медалью “За отвагу” – ее давали только за личное мужество (царские офицеры гордились солдатским Георгием). Но таких офицеров к концу войны осталось очень мало.

И никогда не забуду первое интервью, которое я взял у одного ветерана к годовщине Победы. Я его спросил, почему он не надевает свои награды. “Мы – уцелевшие, – сказал он мне. – Мы уцелели благодаря тем, кто погиб. Они и в атаку шли первыми, и под танк с гранатой, и товарища – грудью. Вот они – герои, а мы – уцелевшие, те, кому повезло. Нечем тут гордиться”. Он был, конечно, не прав, но слова его запомнились.
 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments