Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Типа только вопросы

Вопрос о видах Сталина в оформлении Москвы к 9-му мая (то ли портреты его, то ли плакаты, то ли военные, то ли современные - я не знаю, и никто, похоже, толком не знает, включая исполнителей) для меня - очень сложный. Скорее всего, я против любых запретов на информацию, потому что а как же иначе.
Ладно, торопиться некуда, впереди два месяца, успею ещё подумать, как говорят хохлы из известного анекдота - "маю час".
А вот что мне интересно, так это такой аспект: те, кто против, они против чего?
- Против того, что власти, туды их в качель, такое решили и делают;
- Против того, чтобы лично видеть эту рожу усатого злодея на улицах родной Москвы;
- Против того, что простые люди соблазнятся и станут поклоняться Сталину, как только увидят плакаты, одобренные начальством.

Ясно, что все эти мотивы разные, независимые и возможно несочетающиеся:
- Тому, кого оскорбляет лик Сталина, может быть всё равно, кто это повесил и как это подействует на иных прочих;
- Противнику неприличных действий властей может быть неважны собственные чувства, главное - открытое символическое объединение нынешних властей с теми кошмарными;
- Радетель за обманутый народ в свою душевную крепость так-сяк верит, его портретами Сталина не распропагандируешь, а откуда появилась эта гадость - ему тоже бара-бир.

Но мне вот что не нравится, хотя и... Как бы сказать-то...

Вот если власти запретят Мемориалу вывесить свои плакаты и стенды (Если портреты Сталина действительно появятся на улицах Москвы, то мы сделаем все зависящее от нас, чтобы одновременно с ними появились другие плакаты, стенды и постеры, рассказывающие о преступлениях тирана и о его истинном месте в истории Великой Отечественной войны.  - так написано в заявлении правления Мемориала от 2 марта) тут я понимаю, без протеста и жёсткого отпора не обойтись. Да они и не запретят, власти-то, забздят, прошу прощения.
Но как можно не показать то, что было? Зачем? Чтобы опять и опять мы не думали о том, как же это так получилось, что в самое страшное время для нашего народа, когда мы могли раз и навсегда потерять свою государственность и перестать быть народом, во главе сопротивления стал самый страшный злодей и губитель этого народа? И о том, может ли это повториться? И о том, что сделать, чтобы так больше не было?
Что, смотреть не хочется? Головка болеть начинает от непривычных мыслей? Неизбывное желание поруководить чужими головами нестерпимо чешется?
Или что?
 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 104 comments