Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Categories:

Г.Любарский о понятии "демократия" в блогосфере

Исследование понятия "демократия" среди блоггеров, в рамках обсуждения "Нужна ли россиянам демократия?" на сайте фонда "Либеральная миссия". Автор - Г.Ю.Любарский.

Отдельные цитаты из исследования:
.................................
В исследовании изучалось употребление понятия «демократия» в блогосфере. Все возможные споры по поводу выделения объекта исследования – что является блогом, что не является, может ли некий текст рассматриваться как текст блогосферы и т.п., – решались операционально: через использование инструмента. Имеется поиск по блогам, в данном случае использовался http://blogs.yandex.ru/Всё то, что находит этот сервис сети, является блогом.
.................................
Найденные значения расположились в несколько слоев. Дело в том, что говорить о какой-то вещи можно в разных плоскостях. Если некий человек, одаренный чувством имени, называет открытый им ресторан "Медея" - даже не обязательно, что это наименование имеет связь с греческим мифом. Так вот, о демократии говорят многояко, так что разные слои словоупотребления находятся в весьма слабом взаимодействии.

Первый слой - это конкретные значения слова. Демократия может обозначать нечто, обладать некими признаками или не обладать, может быть противоположностью какого-то явления или сближаться с ним. Здесь сказывается именно о демократии - и этот слой смыслов будет рассмотрен в первом разделе «Ловушка диктатуры».
Другой слой, очень слабо связанный с конкретными значениями, можно обозначить как разговор о "настоящей" демократии. Казалось бы, по логике дела это должен быть содержательный разговор: мол, у явления есть такие-то признаки, и по причине нахождения оных мы можем заключить, что перед нами настоящая демократия. Или ложная. Или никакая не демократия... Ан нет. Разговоры ведутся не по законам формальной логики, а по лекалам, образованным идеями и понятиями. Независимо (почти) от того, что именно сказывается про демократию, про неё регулярно говорится, где она настоящая, а когда - ложная. Обозначаются места и времена - как если бы говорили об области пассатов. Пиратские эти разговоры столь устойчивы, и граждане наши столь мореходны, что приходится разговор о настоящей демократии выделять в отдельный раздел. Там сказано, где же демократия настоящая - худа ли та демократия, хороша ли, или вообще подделка, как яйца в романе Джека Лондона, которые всегда были тухлыми: демократия там-то настоящая, хоть и тухлая, а здесь-то - ложная, пусть даже и хороша весьма.
.................................
Демократия является словом устаревшего языка, на нем больше нельзя говорить общепонятно.
Это слово определенного «политического языка», который был доступен в годы социализма – потому что существовал широкий слой «интеллигенции» примерно в четверть или пятую часть населения, который имел общее образование и потому мог иметь общий политический словарь. В этом общем языке существовали понятия, требующие нетривиального обоснования, требующие образования и умения с ними обращаться – и такие понятия, в рамках некоторой не столько политической теории, сколько политического образования – существовали. И тогда, в советские годы, слова о необходимости демократии имели некоторый смысл – у них были противники и сторонники, но был смысл.
После 20 лет существования в постсоветском пространстве пропало то политическое образование, разрушен тот социальный слой и исчез смысл сложных понятий, которыми с легкостью оперировали четверть века назад. Сейчас понятие функционирует в совершенно ином режиме.
.................................
Имеется несколько устойчивых групп смыслов, в которые входит «демократия». Это тема представительства, выборов; социальных гарантий – благосостояния народа; собственности, конкуренции, рынка и законов, позволяющих пользоваться таким рынком; народовластия и решений, принимаемых большинством; прав человека, развития народных добродетелей и мирного сосуществования. Что удивительно – все эти смыслы через несколько логических шагов приводят к антониму демократии – диктатуре.
.................................
Отчетливо можно видеть отношения некоторой определенной политической окраски и группы смыслов «демократии» для трех значений.
«Демократия = конкуренция». Эти разговоры все больше отходят под либералов. Тут заметнее всего проявление различных оттенков либеральной идеологии, обычно без четкой отнесенности к той или иной партии.
«Демократия = права человека». Разговоры про права человека сейчас всё больше отходят по ведомству коммунистов. Хотя раньше это был «заповедник либералов», теперь высказывания либеральной направленности в этом поле смыслов найти трудно. Чаще всего этого говорят коммунисты – в связи с нарушениями законов о выборах, об агитации, нарушениях свободы слова и пр. Разговор о правах человека почти полностью захвачен коммунистами – почти не удается отыскать примеров, когда бы о правах человека говорилось с некоммунистических позиций.
«Демократия = благосостояние, достаток, порядок». Эти разговоры тоже всё больше отходят под коммунистов. Это поле смыслов охватывает темы социальной защищенности, шансов человека, потерпевшего личную катастрофу, получить помощь от общества, речь о нищих, инвалидах и т.п. Здесь говорится об обществе, где можно не испытывать страха перед голодной старостью, где доступны средства здравоохранения, и человек может надеяться на защиту от бандитов. Практически все разговоры в этом поле смыслов ведутся с коммунистических позиций, с очень явным использованием коммунистических лозунгов и прямым указанием на единственную партию, которая отстаивает эти права – коммунистическую.
.................................
Со словом "демократия" (может быть, также и с реалией) дело обстоит очень нехорошо. Почти все употребления клишированы; собственного смысла слово почти лишилось. Фигурирует в речи наподобие мата: может выражать посыл, призыв, одобрение и поругание в зависимости от интонаций говорящего и окружающей обстановки. Более того, это слово, во многом определяемое другими понятиями, в связке с которыми оно находится, попало в смысловую ловушку: противоположное понятие "диктатура" захватило (почти) все контексты и стянуло к себе значения "демократии". Как бы ни пытались люди поговорить о демократии - они через 2-3 логических шага говорят о диктатуре. Так что демократия вывернута, о ней говорят так, что всё говоримое попадает в тему противоположного ей понятия. Для уважающего себя концепта нет судьбы горше.
.................................
В связи с этим вопрос: слово почти мертво, а сама демократия? Не как слово, не концепт политической речи, а реальная практика, социальный институт - где-нибудь она сохраняется? Как себя чувствует? Что ее беспокоит? Где прячется?

Нетрудно ответить. Основной причиной обессмысливания демократии, как уже было сказано, явилось вековое использование в идеологически нагруженных конструкциях политической речи без реального социального содержания. Слово произносилось - и за ним никогда не стояло ничего, кроме обозначения "свой-чужой", наших убеждений человек или идейный враг, за прогнивший Запад или за заскорузлый Восток. Так что не слово, а реальность демократии живет там, где происходят в социальной жизни настоящие демократические процессы. Там живет демократия - хоть и бессловесно.

Во всей огромной массе социальных явлений демократии негде проявиться. Свободные решения равных друг другу людей, которые договариваются об общих для всех действиях, - не имеют места нигде; этому нет места на выборах любого уровня, на работе любого профиля. И демократическая практика - не слово, практика - отступила в самые незаметные закоулки социальной жизни. где она никому не угрожает и потому не преследуется, а испытывает обычные для демократии трудности.

Так где же она прозябает? Последнее убежище Остапа Бендера: демократия сохранилась в жилищных товариществах, там, где коллектив жильцов многоквартирного городского дома противостоит ДЭЗу, или застройщикам, или... Власти. Вода в подвале, незаконная застройка детской площадки, истребление деревьев в преддомовом палисадничке, отсутствие света и выселение всех к Ясеневой Бирулёве вызывает к жизни последнее средство: демократию.

Она так себя не называет. Не до лозунгов. Замученные председатели свободноизбранных домовых комитетов, местные активисты, собравшие двор, подъезд, дом... Они хрипло и зло ругаются с начальством, пишут заявления, уговаривают жильцов явиться на собрания, собирают кворум и снова пишут заявления в ответ на ответ на заявление за номером 3491. Вот там, где собирается коллектив квартиросъемщиков бунтовать против экскаватора во дворе или воды в подвале - там и живет, в очень скромных, стесненных обстоятельствах, демократия. Может быть, было бы интересно разведать условия существования этой наличной демократии и рассказать, как она выглядит - не слово, истасканное до неразличимости, а безымянный выбор равных и отстаивание общего решения.
...........................
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments