Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Categories:

Спор социологов (из дискуссии "Нужна ли россиянам демократия?")

На сайте фонда "Либеральная миссия" продолжается обсуждение темы "Нужна ли россиянам демократия".

Михаил Афанасьев (директор по стратегиям и аналитике ЦПК «Никколо-М»): «Дело не в отсутствии массового спроса на эффективное демократическое государство, а в отсутствии политического предложения») (см. весь текст).

...................
Текст Алексея Гражданкина хорош для оживления дискуссии, поскольку выражает распространённое умонастроение. Хотя короче и лучше это умонастроение выразил не он, а В.Новодворская: «Долгие годы, может быть, десятилетия либералам придётся наблюдать торжество хамского, охлократического порядка, ибо путинская диктатура - это диктатура черни по мандату черни». Новодворская – филолог, поэтому не путается в словах, говорит ясно: Путин – демократ. А как прикажете называть самодержца, который, не отменил главные выборы и молится на свой рейтинг?
.....................
Второй поразивший меня тезис Гражданкина: не ценят россияне индивидуальную свободу и успех, потому плохи у нас дела с демократией. Помилуйте, Россия – страна победившего эгоизма, где воля каждого ограничивается только недостатком собственных ресурсов в столкновении с волей и ресурсами других. А нас тут спрашивают, ценим ли мы индивидуальную свободу. Да мы ей захлёбываемся! Индивидуальный успех и его составляющие мы точно ценим. А что ещё ценить-то? Демократию? Так про неё и в самых развитых странах говорят по-разному. Власть же наших собственных демократов, увы, не совместима с повышением прожиточного минимума, что они доказали на деле – прошлись Карфагеном. Так что теперь индивидуальный успех – смысл нашей жизни. Как соединить разнузданный российский индивидуализм с правовым порядком? – вот в чём вопрос.
.....................
... вождизм бывает такой разный, что различия между разными его институциональными вариантами имеют существенное значение. Следовательно, если решать аналитическую, а не пропагандистскую задачу, то слово «вождизм» надо бы употребить не как управляющую метафору, в данном случае – жупел, но как содеражательную категорию. В сегодняшней России мы имеем вождизм с опорой на электоральное согласие. А это, между прочим, классическое определение бонапартизма. На всякий случай напомню, что первые в Европе выборы с всеобщим голосованием мужчин привели к власти во Франции Луи Наполеона, а вслед за ним на поприще расширения избирательного права отметились такие демократы, как Бисмарк, Джолитти, Дизраэли.
......................
Как реагировать на тот факт, что Путин – не генсек, а национальный лидер. Думаю, нужно не развешивать и переворачивать бирки – «авторитаризм», «демократия» – а постараться понять, что же нужно россиянам, исходя при этом из презумпции нашей национальной вменяемости. Что же нужно самим россиянам?
.....................
Многие оценки левадовцев верны и фиксируют, как и другие исследования, безрадостные социологические факты: россияне не доверяют друг другу, не видят возможностей влиять на общие дела, выходящие за пределы ближайшего круга; социальное единство поддерживается официальными структурами, но не действенной солидарностью граждан; патриотические ценности декларативны (на вопрос: «что такое патриотизм?» 70% отвечают, что это «любовь к своей стране», и лишь 20% - что это «желание что-то сделать для своей страны»). И всё же приговор не окончателен и обжалованию подлежит. Простой российский человек заслуживает реабилитации.
Советскую ностальгию усматривают в ответах на вопрос типа: «тогда было лучше?» И вот чуть не половина населения отвечает: было лучше! А что тут удивительного и тем более ужасного? Большинство россиян поддержало отказ от советской системы в надежде на лучшую жизнь, имея в виду в первую очередь рост материального достатка. Вместо этого они, то есть мы, получили беспрецедентный по глубине и продолжительности в мирное время социально-экономический упадок, восстановительный рост после которого так и не превзошел докризисный хозяйственный и потребительский уровень. Кроме того, и при экономическом спаде в 1990-е гг., и при росте в 2000-е стремительно росла социальная пропасть, разделившая население на очень богатое малочисленное меньшинство и бедное большинство. Так что ответ «было лучше» – это не столько политическая ностальгия, сколько экономическая оценка, – надо признать, вполне обоснованная.
.....................
Да, обвальное разгосударствление социального бытия (а вовсе не развал империи) стало родовой травмой новой российской нации и ночным кошмаром нашего массового сознания. Да, россияне привыкли к цивилизованной жизни, которую хоть и не лучшим образом обеспечивало советское государство, и теперь, испытав ужас утраты цивилизованного образа жизни – слава Богу, что ещё не полной, хотя где как – они страстно желают порядка и стабильности. Это патология или норма?
.....................
Электоральные успехи ультраправых в Австрии, Германии, Франции, Италии позволяют усомниться в низком уровне ксенофобии на Западе. К тому же сравнивая умонастроения россиян и европейцев до 2008 г., мы сравнивали глубоко травмированный и расколотый российский социум с благополучным европейским обществом, находившимся на гребне экономического и геополитического успеха.

Далее, об оценках. Приведу мнение социолога Л.Бызова, который отмечает, что в современной России происходит довольно-таки быстрый рост общегражданской идентичности. «Гражданами России» предпочитают себя называть 55,6% россиян, представителями своей национальности 38,1%, в том числе «русскими» - 34,2%. Что касается радикального лозунга «Россия должна быть государством русских людей», то доля его сторонников в 2001-2004 гг. доходила до 17,1%, но более не выросла и остаётся в настоящее время на уровне 10-11%.

Иное дело – нерадикальные формы массового сознания, отражаемые лозунгом «Россия – многонациональная страна, но русские, составляя большинство, должны иметь больше прав, ибо на них лежит основная ответственность за судьбу страны». Доля сторонников этой идеи выросла с 19,9% в 1998 г. до 29,5% в 2007 г.
.....................
Монархизм российского политического сознания не стоит преувеличивать и возводить в миф. Сплочение вокруг лидера в переходных состояниях сообщества – это антропологический закон, а вовсе не национальная особенность. Было бы вокруг кого сплачиваться. Что касается Путина, то поддержка его как президента базировалась на двух социально-психологических основаниях – это запрос на социальную стабилизацию и запрос на национальное единство. Правление Путина в той или иной мере отвечало на эти запросы. Тем более что всё познаётся в сравнении, а сравнивали с правлением Ельцина, которое этим главным запросам до того не соответствовало, что превратило их в болезненные синдромы: фобию социальной нестабильности и фобию национального распада.
.....................
Ещё два слова о царистских иллюзиях. Они уходят в прошлое. В новейшей отечественной истории последним оплотом царистских иллюзий остаётся Кремль. А общественное мнение неизменно их развеивает – и в 1990-е, и в 2000-е. Так, в середине второго срока полномочий второго президента из Кремля в страну стали поступать дозированные утечки о рассмотрении вариантов пролонгации пребывания Путина у власти, а обратно в Кремль пошли неутешительные для царистских иллюзий социологические данные. Россияне были дружно (81%) против отмены всенародных выборов президента и перехода к его избранию парламентом. Более двух третей (67%) выступали против перехода к «парламентской республике», где бы реальным главой государства стал премьер-министр (Путин, а то кто же?), а также против отмены статьи Конституции, ограничивающей время пребывания президента у власти двумя сроками подряд (54%). Негативно оценивалась и такая идея, как передача власти Путиным своему преемнику, чтобы через один избирательный цикл снова вернуться к власти (49% – против, 29% – за) .
.....................
Глубоко заблуждается тот, кто думает, что все годы второго президентства «путинское большинство» только и делало, что тупо голосовало за Президента и «Единую Россию». Не нужно умалять той большой работы, которую пришлось вести президентской администрации.

Ведь мало было принять «правильный» закон о партиях и ввести заградительно-разрешительный порядок их регистрации. Приходилось на каждый электоральный цикл готовить новое комплексное меню, предлагаемое избирателям. Перекупать и разваливать чужие проекты («Либеральная Россия» Б.Березовского с С.Юшенковым, В.Похмелкиным и Ю.Несневичем; Партия пенсионеров В.Гартунга; Демократическая партия М.Касьянова; Республиканская партия В.Рыжкова и В.Лысенко). Постоянно надувать и вовремя сдувать, учить крякать, ловить и топить отвязавшихся подсадных уток («Родина», «Гражданская сила», «Справедливая Россия»). Отслеживать и прореживать все партийные списки. А поскольку порча политической монеты в государственном масштабе неизбежно ведёт к обвальной политической инфляции, то после всего этого PR-баловства всё равно приходилось править явку и результат старыми дедовскими способами. Чем дальше, тем больше.
.....................
По данным Левада-центра, в 2000 г. больше половины россиян считали, что «критика власти в СМИ идёт сейчас на пользу положению в стране» (56%), противоположной точки зрения придерживалось немногим более четверти (27%). В 2004 г. удельный вес позитивных оценок критики власти в СМИ вырос до 65%, а доля лиц, придерживающихся противоположной позиции, сократилась до 21%.
В 2000 г. соотношение между сторонниками и противниками необходимости политической оппозиции составляло 47% на 29%. А в октябре 2004 г. уже 66% респондентов согласились с утверждением, что в России нужны общественные движения, партии, находящиеся в оппозиции президенту и могущие оказывать серьёзное влияние на жизнь страны. Противоположного мнения придерживался 21% респондентов.
.....................
Вообще-то актуальность для общественного сознания россиян нормы многопартийности обусловлена пока не столько позитивным, сколько негативным политическим опытом – с КПСС и «Единой Россией». То есть принцип политического плюрализма приходит нам в голову «от противного». Что ж, примерно так этот принцип и был придуман, а потом врастал в массовое сознание. Теперь – и в наше.
.....................
... российские элиты пережили за 2000-е годы важный этап национального и классового развития. Наше исследование зафиксировало те взгляды, ориентации и предпочтения, с которыми элитные группы вышли из «путинского периода». Его суть можно определить, как попытку компенсировать слабость общественных институтов дедовским бюрократическим централизмом – и это при растущей маркетизации и олигархизации государства.
в России сегодня политическая система не работает. «Вертикаль власти» отстраивалась с прямо противоположной целью – сколь можно уменьшить, а лучше вовсе исключить зависимость правящей администрации от воль и мнений управляемых, в том числе и элитных групп. Многие эксперты не раз предупреждали, что правящие верхи загоняют и себя и общество в институциональную ловушку, поскольку бюрократические механизмы полной стабильности на поверку могут оказаться механизмами углубления кризиса и системной неадекватности.
.....................
Наша институциональная ловушка – это плохой и крайне трудноизменяемый порядок функционирования государственных и политических учреждений. Но не только.

Дело не только в страхе перед властью. Люди, исповедующие потребительский индивидуализм, сосредоточенные на индивидуальном выживании, приспособлении и конкуренции, по определению не доверяют друг другу. «Горизонтальное» недоверие внутри элитных групп очень глубоко и едва ли не превышает недоверие к официальным учреждениям и начальству. Ревнивое недоверие друг к другу более всего подрывает способность «лучших людей» к гражданскому взаимодействию вообще и коллективному влиянию на власть в особенности – причем не только по «глобальным» вопросам, но и в ситуациях непосредственно затрагивающих их жизненные интересы. В этом и проявляется фундаментальная ограниченность, недостаточность общественного капитала у россиян – даже на уровне элитных групп развития.
...........................


М.Афанасьев ссылается в тексте статьи на свою книгу см. Российские элиты развития: запрос на новый курс" . Книга шокирующая - там автор показывает, насколько же у нынешних властей мало союзников даже среди тех, из кого она, собственно, состоит. И что нынешнюю власть с удовольствием сдадут все высокоресурсные группы (М.Афанасьев называет их "элитами развития"), как только хоть что-нибудь произойдёт. Аналогиями, конечно, лучше не баловаться, но век назад... Ну ладно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments