Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Categories:

Я там был

"Школа перевода Баканова" - это такая необычное сообщество переводчиков с английского языка, сообщество одновременно творческое и деловое. Существует давно, у них есть свой сайт "Школа перевода Владимира Баканова", там можно узнать подробности.

Два раза в год они собираются в Подмосковье. Осенью – на своей конференции, и зимой, в январе – на «Бастконе», который устраивает Бастион (сообщество писателей-фантастов, критиков, читателей, историков и других хороших людей).

Конференция состоит из докладов, семинаров, обсуждений, банкета и награждений, общения, разговоров до утра, общения, общения и общения.

На конференции бывают обычно в основном переводчики-участники Школы, человек тридцать, редакторы, издатели и приглашённые гости, вроде меня.

Устраивает всё это Владимир Баканов – безусловный организационный и общенческий гений, один из самых лучших по этой части гениев, если можно так выразиться – даже для России, где умением общаться и организовывать никого не удивишь.

Я там не в первый раз, и каждый раз просто обалдеваю от этих людей. Переводчики (точнее сказать, переводчицы ан масс) просто светятся, все умные, красивые, одухотворённые и весёлые. При разговорах с ними возникает ощущение безоблачного счастья, и одновременно необычайно интересно. Я думаю, что это от того, что само дело, которым они занимаются – перевод «с культуры на культуру» - требует большого знания и проникновения в обе культуры – исходную (английскую или американскую), и русскую. Такой подход делает перевод чем-то похожим на исполнение музыкальных произведений, т.е., личную интерпретацию музыки, пропускание её через свою личность. Т.е., надо очень хорошо знать ту музыку, которую ты исполняешь, уметь и знать само искусство исполнения, и одновременно быть кем-то. Даже просто присутствовать на их производственных семинарах, где они обсуждают пять-шесть вариантов перевода какого-нибудь абзаца из современного дурацкого американского писателя, и каждый раз как бы прислушиваются к себе, мол, какая нота точнее, какое слово или сочетание слов соответствуют той цели и тому смысловому и эмоциональному пространству…

Ладно, это всё лирика.

Далее по пунктам об основных впечатлениях.

1. Из всех докладов на меня наибольшее впечатление произвели два – доклад Екатерины Доброхотовой-Майковой «Может ли Томова невеста хлебать щи лаптем» (про границы русификации), и Татьяны Китаиной «Особенности передачи библеизмов».
В первом меня особенно заинтересовали проблемы, которые встают перед культурным переводчиком, когда культура, на которую он переводит, сама по себе начинает куда-то уплывать, расползаться, с языком творится хрен знает что и т.д. Т.е., когда люди к своему собственному языку относятся как к чужому, а к чужому – как к своему.Но в докладе были ещё вкуснейшие примеры из «Улисса» и «Ады», очень забавные. Опять же – говорит ли английский слуга «Слушаю-с»?
Второй доклад был о том, как трудно переводить библеизмы, которыми просто пронизана англоязычная литература, на русский, так, чтобы в переводе они играли ту же или подобную смысловую роль, что и в исходном тексте. С примерами того, что делать, когда английским библеизмам нет соответствия на русском языке, или они в русской традиции имеют иной смысл (скажем, «корень зла», the root of all evil, по-английски есть иносказание для денег, а на русском – что угодно, или что делать, если написано про «a house divided» - у нас в России по причинам культурного ).
Конечно, сравнивать наши культуры по этому параметру нелегко: у нас и традиции такой нет, а если бы и была, то что от неё осталось после 20-го века? Китаина грустно заметила, что «даже наши лидеры в своих речах предпочитают приводить перефразированные матерные поговорки, а не цитаты из Библии».
Авторы обещались положить полные тексты своих докладов на сайте школы Баканова, так что каждый сможет, и проч.

2. Оказывается, именно матушка Кати Доброхотовой-Майковой и есть та самая женщина, которая вместе с В.Пятницким придумала «Весёлых ребят». Я пришёл в совершенный восторг, и мы вместе с Катей хором цитировали эти рассказы, а молодёжь дивилась и переспрашивала, точно ли это не Хармс, почему Гоголь не отдал невесту и вправду ли Лев Толстой так уж любил детей и не любил Герцена. Ну, мы снисходительно объясняли.

3. Большое впечатление произвёл доклад Николая Науменко, одного из руководителей АСТ, о состоянии, особенностях и перспективах книгоиздательского и книгопродажного дела в нынешнее время. Дело, оказывается, не хорошее и не плохое – оно просто другое. Но ясно, что погибать никто не собирается.

4. Было два доклада о маркетинговом и техническом переводах. Рассказывали знающие люди из соответствующих фирм. Маркетинговый переводчик так и сказал – главное, мол, создать у клиента эмоциональное состояние, чтобы он купил. Причём при этом ещё и перевести, что характерно. Тяжёл хлеб у маркетинговых товарищей.

5. На конференции была природная (в смысле по мужу) английская, э-э-э, редактор переводов по имени Александра. Природная она русская, но живёт за рубежами лет двадцать. Очень красивая женщина, и рассказывает увлекательно. А главное – вроде англичанка, а своя в доску.

6. А вокруг была роскошная осень санатория «Аксаково». Самолётики летали, но высоко. Жук жужжал.

7. В общем, хорошо, но мало.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 19 comments