Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Это песня. Со словами


Опять же повторяю: меня нижеприведённые рассуждения угнетают до полной утраты присущего мне реального , т.е., оптимистического, взгляда на жизнь:
................
Народ никогда никого не поддерживает. И не только «народ» вообще, но и в отношении достаточно крупных социальных групп говорить об этом неуместно. Да и что значит – поддерживает – не поддерживает. В большинстве случаев о «поддержке» говорят, когда есть некоторые вялые симпатии, проявляемые, допустим, в голосованиях. Но когда речь идет о действительной борьбе (а говорящие о падении режима или его прорыве к "благодати" не могут не иметь в виду именно нечто подобное) поддержка определяется тем, насколько эти люди готовы убивать и умирать за дело данной политической силы (тем паче, что очень большая разница – защищать то, что существует и то, чего уже или еще нет). В лучшем случае можно сказать, что та или иная соц.группа может служить преимущественным источником комплектования для данной полит.силы (но и это не будет означать, что она ее «поддерживает», поскольку даже при даче значительного числа добровольцев из ее среды, большинство этой группы может оставаться пассивным).

Дело всегда делается очень незначительной частью населения, даже в самых массовых движениях принимает участие лишь меньшинство, в американской революции, напр., - всего треть (при примерно таком же числе лоялистов, а остальных равнодушных) в событиях английской смуты середины ХУ11 в. участвовало до 20% населения (это очень много!), в нашей гражданской войне вольно или невольно участвовало всего порядка 3%. Притом, что и среди них активную роль играло сравнительно небольшое ядро, а остальные образовывали как бы "шлейф".

Проблема даже не в том, что все определяет позиция активного (в широком смысле слова, т.е. вообще дееспособного, творческого, "продвинутого" и т.п.) меньшинства – она вообще все определяет, не только в политической борьбе, но во всех сферах бытия. Ключевым понятием тут является "критическая масса". То есть этого меньшинства должно "хватать", должно быть определенное количество – в зависимости от задач. Определить его численно всякий раз заранее трудно, но по результату всегда видно, имело оно место, или нет.

Сколько, допустим, нужно "профессиональных революционеров", чтобы революция успешно осуществилась? Естественно – в зависимости от размеров страны, дееспособности ее защитной системы, внешней и внутренней ситуации. Сколько нужно среди профессуры по-настоящему образованных людей, чтобы обеспечить успешность образовательной системы? Смотря по степени невежества остальных, численности контингента обучаемых, их уровню подготовки. Каков должен быть минимум честных чиновников, чтобы госаппарат пристойно функционировал? Это зависит от правильности их распределения и использования, политической воли власти. И т.д. и т.п.

Когда речь идет об открытой борьбе, дело тем более решают не мифическая "поддержка народа", а возможность поставить под ружье потребное количество "мяса", имея за собой достаточное число действительно надежного контингента.

..................................

По этому рассуждению видно, что для уважаемого историка армии и гражданской войны всё перевернулось: смертельная болезнь общества (гражданская война, готовность убивать и умирать) считается нормой, "действительной борьбой", а нормальное человеческое решение проблем (голосование на выборах) считается "проявлением вялых симпатий".

Мать моя, неужели так сильно запоминаются учебники времён исторического материализма и истории КПСС? Неужели совок бессмертен?

Как жить?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 95 comments