Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Из лекции В. Волкова о трансформации (окончание)


Все ссылки в предыдущим постах.
Несколько ответов В.Волкова на вопросы слушателей. Должен сказать, что в данном случае слушатели оказались сильно не на высоте, и, похоже, никто из спрашивающих просто не понял, о чём толковал лектор. Так всегда бывает, когда лектор говорит нечто нетривиальное. Народ в зале, особенно тот, кто спрашивает, несёт всякую пургу, от неожиданности. Но ладно, это не очень важно. Хрен с ними, с вопросами.
А вот что отвечал Волков.
..........................
Советское государство умерло, когда был расформирован Госплан, Госснаб, ряд советских министерств, когда было расчленено КГБ на несколько частей, когда была распущена КПСС, когда был изменен территориальный состав. Тогда и умерло государство. Вы сказали про идеальную схему и уцепились за это. Это не идеальная схема. Это аналитическая схема. Государство здесь понимается не как что-то материальное, а как что-то структурное. Это система условий, возможностей. Кремль может остаться, флаг может остаться. Но государство может превратиться в ЧОП с офисом в Кремле, как это произошло в районе 96-97-го гг. Не было государства как общественной власти, как структурно обусловленных способов социального действия. Люди остались, униформа осталась. Но это перестало функционировать так, как функционирует государство. Это и называется исчезновением государства. Какие-то вещи продолжали делаться, налоги - собираться, споры - решаться. Кто-то где-то обеспечивал безопасность. Кто-то где-то что-то регулировал. Но способ осуществления всего этого не апеллировал к государству. Это был другой порядок. Он не соответствовал государству.
.................
О судебной реформе – это труднейший вопрос. Да, не хватило политической воли, потому что возникли другие приоритеты. Да, реформировать судебную систему – это долго, это много ресурсов, это скрупулезно. Хватило сил изменить процессуальный кодекс. В какой-то момент независимая судебная система, кроме того, подрывает основы сложившейся власти. Эта конфигурация власти сложилась на том, что ни один суд не может принять решения против государства. И судебная система рассматривается как инструмент реализации и защиты государственных интересов, а не как инструмент реализации принципа справедливости или защиты прав. Переход государства из одного состояния в другое и судебная реформа – это, в общем, одно и то же. Я не могу сказать, политическая это воля или некий консенсус игроков. Кто был заинтересован в судебной реформе? Губернаторы? Ни в коей мере. Региональные судебные системы были их инструментом реализации экономической политики. Исполнительная власть? Нет, потому что судебная система всегда ее ограничивает. Политическая воля – это очень эфемерная конструкция. Начинать надо сразу со многих концов. Я верю в профессиональные группы, в группы интересов, отчасти независимые от государства. В этом смысле медведевская политическая программа, которая делает ставку на малый и средний бизнес, соответствует тому, о чем я говорил. Судебная реформа не нужна крупному бизнесу. Он действует в рамках двусторонних договоров с властью. Она нужна среднему и малому бизнесу. Но он не мобилизуем. Он не очень понимает, что ему это нужно.
..................
Отличный вопрос по ЮКОСу. Мне кажется, что контракт был нарушен взаимно. Менеджмент действительно повел себя так, что он в нескольких направлениях нарушал эту конвенцию. Ходорковский сам писал на своем сайте: «Однажды, летом 2000-го года, Путин собрал нас, крупных бизнесменов и сказал: «Теперь мы будем жить так-то». Ходорковский был не прав в том, что стал покушаться на суверенитет. Стал вмешиваться в то, что, по мнению государства, относится к ее исключительной компетенции. Как проложить на Восток трубопровод, налоговая реформа, продажа американским ТНК части себя и Абрамовича. Это все равно что продавать Пентагону и ЦРУ наши нефтяные запасы. Там много чего. А когда Лебедева арестовали, Ходорковский первым делом побежал к американскому послу. И этого было достаточно. Была некоторая переоценка своих сил. Как рушится система взаимных гарантий? Стороны в какой-то момент договариваются, и кажется, что обе они заинтересованы в поддержании этого контракта. А потом кто-то становится сильнее, и интересы меняются. И кто-то начинает действовать по-другому. Так что, если нет объективных ограничений, этот контракт недолговечен. Что и произошло в 2003-2004-м гг.
.....................
Когда мне приходится рассуждать о том, почему у нас нет гражданского общества, я чувствую себя в тупике. Сказать, что нет гражданского общества, потому что нет спроса на него, – это повторение одного и того же. Для этого нужно многое. Для этого нужна свободная пресса. Нужно наличие у людей желания не только ходить в магазин IKEA и в офис для зарабатывания денег, чтобы потом пойти в магазин IKEA. Для этого нужна некоторая массовая кампания. Может быть, нужна смена поколений, хотя я не очень хорошо понимаю, как смена поколений сказывается на гражданской активности. Согласно классическому исследованию Патнэма, смена поколений в Америке вела к значительному снижению гражданской активности. У нас не очень понятно. Может, и наоборот. Те, кому сейчас около 50-60-ти лет – это люди, которые не воспитаны на гражданской активности, но зато очень хорошо сейчас проявились в окологосударственном предпринимательстве.
...............................
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments