Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Да завтра уже пятница!


Это было в те отдаленные времена, когда по древнерусской литературе во втором семестре был еще зачет, а не экзамен. Я его принимал. Грех жаловаться – есть что вспомнить. Студентка Л.П., успешно сдав зачет (я хочу акцентировать этот факт как свидетельство бескорыстия ее дальнейших действий), решила задержаться и послушать товарищей, распластав свое молодое тело вдоль передней парты ко мне фасадом. Фасад был затянут футболкой по периметру и затруднений для интроспекции не представлял. На некоторое время я отвлекся от проблем композиции Галицко-Волынской летописи, но потом профессиональное сознание во мне зачем-то победило, и я был вынужден указать студентке Л.П., что не могу разорваться и следить за ней и галицким летописцем одинаково добросовестно и должен выбрать летописца – пусть она не поймет меня превратно. До сих пор жалею об этом, когда читаю Галицко-Волынскую летопись. И даже когда просто прохожу мимо, а она такая в шкафу стоит. С нахмурившимся горизонтом авторского ожидания.

Другая студентка, о которой мне было известно, что когда она принималась смеяться в зооуголке Тульского парка, ей откликались живущие там павлины, принимая ее за самку своей породы, рассказывала мне, что Дракула прибил персидским послам тапки к головам. Конечно, она считывала это с чужой шпоры, в которой, конечно, были шапки, – но какая, в сущности, разница! Она была дитя натуры, с ней самцы фазаньих говорили, как морская волна с Гёте, – и к тому же прибитые тапки на голове так забавно смотрятся!..

Студентка Г., славная умением писать фамилию «Лермонтов» через «а» (ее потом отчислили, и секрет фокуса она унесла с собой), излагала мне Повесть о Фроле Скобееве. Тяжело излагала.

– Ну, и что там у них вышло с Аннушкой? – спрашиваю я, прослушав десятиминутную серию звуков с грампластинки «Утро в деревне».

– Он, – говорит Г., и в ее выпуклых глазах с сырной слезой появляется выражение какой-то угрюмой мечтательности, – он увез ее… на козлáх!

Когда мне удается справиться с этой суггестией, я говорю: постой, милая! на каких козлах, Господь с тобою? ты что!

Но добиться, какая аберрация породила в ней эту сцену, достойную «Старшей Эдды», мне не удалось. Какой-то архетип, видимо, всплеснул в ней хвостом и канул. А я мучаюсь по сию пору. И когда Галицко-Волынскую летопись читаю, и когда Повесть о Фроле. И даже когда не читаю.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments