Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Categories:

Нехорошо


Большой текст Бориса Межуева «Повесть о просвещённом авторитаризме». Посвящён «Обитаемому острову» Стругацких, ситуацией во время его написания и в нынешнее время, всяким общим проблемам.
Текст занятный, написан хорошо и читается легко и с интересом. Особенно это касается тех тем, о которых я ничего не знаю и поэтому никакого мнения не имею. Скажем, о том, каковы нынешние реформаторы и откуда они вышли.
Но «Обитаемый остров» я читал, и помню его хорошо. Поэтому поверить, что в этой книге два героя, и они являются противниками (Максим Каммерер и Странник), мне невозможно. Это сильное искажение и уплощение текста. Вообще описание происходящих в повести Стругацких событий очень неточное (скажем, Прокурор никак не «науськивает» Максима на разрушение Центра системы облучения, Максим и сам к моменту их встречи хорош был по этой части) – но это ладно, в общем, мелочи.
 
Но что не мелочи, что безусловно вызывает ощущение сильнейшей кислятины, так это описание того, что происходило в 70-е – 80-е годы, с интеллигенцией и КГБ. Тут в статье Межуева вообще нет никакой правды. Вообще.
Например:
…………….
Так вот, до начала перестройки почти никто в среде либеральной интеллигенции не хотел никакой демократии. Кумиром большей части интеллигентов в течение всех семидесятых и начала восьмидесятых годов был отнюдь не Сахаров и тем более не Буковский. Символом надежд был Юрий Владимирович Андропов, глава советской политической полиции. Ни с кем иным не соотносила либеральная интеллигенция гипотетический шанс на реформирование советской системы, превращение этой страны во что-то цивилизованное.
……………..
К Андропову интеллигенция всегда питала загадочную мало объяснимую симпатию. Он представлялся посланцем каких-то иных неведомых, очевидно неавтохтонных, сил, по стечению обстоятельств вынужденным взаимодействовать с такими монстрами, как Черненко и Суслов. Он казался иностранцем в собственной стране, выполняющим по ответственному заданию какого-то далекого Центра сложнейшую работу, работу грязную, однако, необходимую, по преобразованию СССР во что-то более менее приличное с западно-европейской точки зрения.
……………….
Я в то время жил в Москве, и мои друзья и вообще моя компания – это были люди из этой самой московской интеллигенции, свободомыслящей и либерально-мыслящей. Я был постоянным участников разговоров, споров о том, что было, что есть и что будет, изготовителем, читателем и распространителем самиздата, который был весь или почти весь демократического и либерального направления.

Так вот, я свидетельствую, что к Андропову, как и к любому другому начальнику советской тайной полиции, относились со смесью страха, гадливости и отвращения. Никаким кумиром никаких интеллигентов он не был и быть не мог. Андропов был тем, при ком и под чьим руководством сажали и сажали, ломали и ломали, кто придумал способ деморализации и всеобщего стука, и так далее. У каждого был свой, личный счёт к КГБ и её руководителю. Никакая «либеральная интеллигенция» с Андроповым ничего не соотносила. Это, извините, полный бред или враньё (в старом, точном смысле этого слова).

И тем более враньём является утверждение о том, что Андропов представлялся посланцем «каких-то иных неведомых, очевидно неавтохтонных сил». Это каких? С неба его марсианцы скинули, что ли? Американцы забросили с колорадским жуком? Эту чушь можно только высосать из пальца.

Трудно об этом писать. Уж очень оскорбительным является эта клевета на время и на людей.

Впрочем, есть одна группа интеллигентов, для которых описываемое Борисом Межуевым отношение являлось естественным и даже необходимым. Это обслуживающий персонал ЦК и КГБ, в служебные обязанности которой входило придумывать слова для начальства, по его указаниям. Их за это кормили. Им, конечно, хотелось считать себя и либералами, и вообще приличными людьми. Хотя они были всего-навсего слугами ничтожеств, придумывающими ложь для оправдания насилия.

Одним из таких начальственных ничтожеств был и Андропов. Степень его пустоты оказалась явной, когда он наконец-то пришёл к власти. «Он представляет себе страну как плохо организованный лагерь, из которого хочет сделать хорошо организованный лагерь», - как сказал мне отец моего друга, работавший одно время в аппарате ЦК. Помните, что он придумал для приведения страны в порядок? Помните андроповские облавы в парикмахерских, дешёвую водку-«андроповку», эпидемию повторных сроков в лагерях?

... А тоже … «Просвещённый автократор, курирующий науку и контрразведку»…

Нехорошо, дорогой Боря. С этой традицией лжи для оправдания насилия надо бы завязывать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 174 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →