Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Обыкновенная история

Вот что бывает, когда человек попадает под железное колесо "принципа Питера".
Рассказ журналиста, :
.....................
Меня тут спрашивали, с чего я ушел. Причин несколько. Международный отдел Newsweek работал так, как не позволяло себе ни одно печатное СМИ в России. Мы ездили в заграничные командировки так, как ездит  New York Times, а из наших -- может быть НТВ. Бывало, что в каком-то важном месте -- со мной это было, например, во время неожиданно грянувшей кедровой революции в Ливане, оказывались Бибиси, Русский Newsweek и позже подтягивалось американское National Public Radio. Это было настолько нереально, что российский читатель даже не мог поверить, что российские корреспонденты пишут спциально для него с места событий, и принимал некоторые тексты за переводы. Очевидно, что этого больше не будет: в этом отношении Newsweek превратится -- уже превращается, --  в журналы "как все": Информация из интернета и от своих людей на месте, переводы из американцев, звонки экспертам и редкие собственные репортажи. Так мы работали в начале, до лета 2004 года. Работать так в 2009 для меня было бы снижением планки. 
Очевидно также, что золотой век -- как мы не старались  делать вид, что это не так -- Newsweek  пережил при Парфенове. Те, кто работал тогда, понимают о чем я.
Новый главный редактор Миша Фишман, замечтаельный в качестве автора, лидером оказался никудышным. Либеральный журналист превратился в офисного фашиста, из милого мальчика выскочил злоюный карлик, который бегает, шипит и плюется во все стороны.  Атмосфера в редакции сделалась какой-то истерической. У Прафенова тоже был средиземноморский темперамент, он тоже бегал, кричал и размахивал руками, но это был "истерический оптимизм". Хотелось работать. Миша сотворил какой-то  "истерический пессимизм". Кроме того, он совершил фундаментальную ошибку молодого начальника, не готового к своей должности. "Раз я начальник -- это МОЙ журнал, все остальные работают в МОЕМ журнале, и должны делать его моим". Большинство остальных, это люди, которые делают его с самого начала, как он, или меньше, но тоже долго. И это ИХ журнал тоже. Когда назначили Парфенова, он не вел себя в стиле  "это мое".  Ну просто уровень не тот.
Пример "истерического пессимизма" -- ниже -- письмо по редакции. Ничего подобного не было -- ни по тону, ни по содержанию за все пять лет. ( Newsweek не является сильно пьющей редакцией).
" Господа,
В пятницу вечером в офисе пили спиртное, и ситуация со сдачей номера сложилась вполне авральная. Можно сказать, ЧП.
В этой связи с сегодняшнего дня в редакции вступает в силу полный – полный! – запрет на распитие спиртных напитков. Это значит: 
1)       На территории офиса запрещается пить спиртное. В любой день недели в любое время суток. Вообще. Любое спиртное.
2)       Запрещается появляться на работе в нетрезвом виде. 
За нарушение этого нового правила будет автоматически объявляться выговор. Я уже обсудил этот вопрос с HR. 
МФ"

Я на прошлой неделей встречлася с Парфеновым в Шоколаднице на Сретенке, он был удивлен, что мы не поладили с Фишманом, признаться,  я удивлен не меньше. В конце концов, я пять лет прикрывал его отдел, сдаваясь в четверг (отдел "Страна" сдавался в пятницу на грани или за гранью дедлайна). Парфенов сказал, что с возрастом ему все труднее находиться там, где не соблюдается его стандарт самоуважения. Это точнейшее объяснение моего ухода. Впервые, за пять лет работы в Newsweek мой стандарт самоуважения категорически не был соблюден. 
........................
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments