Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Заметки о беседе А.Рогинского и Е.Ясина на "Эхе Москвы"

Беседа происходила 25 октября, вела беседу Н.Болтянская.  

Я писал эти заметки в поезде, ставить ссылки и цитирвоать саму беседу Ясина и Рогинского мне никак невозможно, так что желающие понять, о чём я толкую ниже, да ознакомятся сначала с транскриптом разговора этих добрых людей. 

1. Как всегда, непонятки с употреблением понятий "сталинизм" и "неосталинизм". То ли это такая государственная политика и гос.устройство, то ли это такое направление в СМИ, то ли это отношение публики к Сталину. Беседующие на "Эхе", похоже, толкуют, что людям стало плохо, они были унижены, и поэтому они вспомнили о том, как они были сильны (кстати, кто именно был и кто именно вспомнил?), и стали прославлять символ той силы - Сталина. И кстати уж заодно стали люди прославлять и нынешний символ силы и власти, потому что больше некого: Совет Федерации уничтожен, олигархов нет, и старого НТВ тоже не осталось. Очень, очень простенькое представление о настоящем. 

2. И в другой части этой беседы, и в других беседах снова и снова происходит одна и та же ошибка: сильно преувеличивается роль СМИ, а сознание людей почитается tabula rasa. И это при том, что серьёзных исследований того, что на самом деле несут СМИ (т.е., ккак люди смотрят и читают, что видят из того, что им показывают, как воспринимают и что запоминают - ничего такого нет: Нам недосуг, а остальные, похоже, и необходимости не видят в том, чтобы исследовать эти материи. Нехорошо так говорить о коллегах, но иначе как надутыми пустыми индюками я их и мыслить не могу. 
Поэтому и пробавляются они невнятными и довольно пошлыми агитпроповскими по сути тезисами. А это жаль.

3. Очевидно, что Путин прав в мировом масшабе: распад СССР стоит в ряду важнейших геополитических событий 20-го века. Этот ряд - это ряд распадов многонационлаьных империй. Ни Холокост, ни ГУЛАГ в этом ряду не стоят, потому что они лишь следствия геополитических катастроф, следствия ужасающие, но только следствия. В мире прежних империй такого не бывало, кроме как в виде военных эксцессов, да и то крайне редко. К сожалению, не увидена  и не развёрнута тема СССР как посмертного существования Российской Империи, т.е., существования ненастоящего, неполного, противоречивого и очень неустойчивого. Существования, возможного только на пути самоуничтожения, и как части оного.

4. Очень важно, и это Аресений Рогинский говорит не в первый раз, что главной и самой страшной внутренней катастрофой российского 20-го века, народ считает коллективизацию. Это понтяно: именно в коллективизации худшая часть народа, (т.е., большевики и коммунисты у власти) нанесла, похоже, смертельный удар по способам жизни основной массы народа. Это было хуже расстрелов и смерти, потому что смерть не так отрицает социум, как такая ломка.
Кроме того, у расстрелов и репрессий нет такого продолжения. Их как бы нет в настоящем. А продолжения и последствия насильственного слома способов жизни, да ещё такие долговременные, существуют и по сей день. Здесь Сталин, сука рваная, всех нас победил. Он посеял зло настоящее,т.е, которое после посева растёт само по себе.

5. Живая семейная память не слабеет с уходом непосредственных свидетелей (о таком ослабевании очень сожалеет А.Рогинский), но только в том случае, если у неё есть общепринятые общественные формы и механизмы содействия, причём ни в коем случае они не должны быть государственными. И не потому, что государство такое нехорошее или даже плохое, а потому что только так, чисто общественной поддержкой, и существует социальная ткань. Общественная поддержка в первую очередь должна относиться к прошлому, вот тогда она и существует и будет существовать в будущем. 

6. Рогинский абсолютно прав, когда отвечает на вопрос о государственной поддержки: такая поддержка должна состоять только в том, что государство должно давать необходимые или недостающие ресурсы. В условиях безыдейного и деидеологизированного, обесцененного общества, государство ничего лучшего не может и не обязано. 
Вот когда (если?) публика станет (будет?) поприличнее, тогда и государство, даст Бог, в люди выйдет. 
То же касается и памятников. Насколько я знаю, по рассказам тех же мемориальцев, в провинции с этим проблем не так много: местные власти с местными же богатеями, лепилами и малярами, ставят памятники, рисуют картины и пишут воспоминания. А что на общегосударственном уровне такого нет, так оно и нормально: слишком мало времени прошло, как говорил Чжоу Эньлай, когда его спрашивали про Французскую революцию. Погодить надо. Вот когда мы все умрём, да не по разу, то оставшиеся договорят меж собой и поставят. Поставят и договорятся.

7. Что касается "авторитаризма в русской системе ценностей", о которой говорит Е.Ясин, то при всей ненесомненности этого тезиса, в нём подмечена очень важная вещь: этот "авторитаризм" есть как бы тень нормального, живого религиозного сознания на социум, в меру его, социума, обезбоженности.  
Одно дело - подчиняться тому, кто правит в силу Высшей санкции на такое правление, иное дело - если навыки остались, а санкции нет и быть не может. 

8. Своеобразным этикозаменителем является чисто российский феномен устаревшего во всём культурном мире поклонения рациональности ка чему-то безусловно благому (т.е., не просто полезному, но ещё и доброму). Только этому феномену я могу приписать болезненную реакцию на поименования Сталина хульным прозвищем "эффективный менеджер". А интересно, как бы могло существовать зло в мире, если бы оно не было рациональным и эффективным? Никак. А оно существует, и ничего. И для злых, немыслимо злых дел ничего не является таким хорошим основанием, как "разумная рациональная идея, которая оправдывает это дело". Безусловной же порочности и испорченности человеческой натуры не противостоит ни эффективность, ни рациональность, ни сам Разум. Не противостоит, а запросто сливается с ним в экстазе. По моде века сего, впрочем: инда бывает, что и иррациональность подмахивает не хуже. Свинья себе везде грязи найдёт.

9. Говорит Арсений Рогинский: всего, по подсчётам историков, подверглись репрессиям с 21-го по 53-й годы 11-12 млн. человек. Из них прошли по делам органов безопасности (ВЧК, ОГПУ, и т.д., даже КГБ) 4,5 - 5 млн. человек. Остальные (большинство то есть) были осуждены "в административном порядке". В основном это крестьяне, жители "новых территорий" и целые национальности, народы. Их - около 7 млн.
Семь миллионов.

10. Рогинский сказал, что Мемориал за всё время своего существования (около 20 лет) собрал 2,6 млн. имён. Конечно, рассказал Арсений и про нравственных уродов с Украины, которые отказываются передавать материалы, написанные на русском языке, а сначал переводят их на "дэржавну мову", портя тем самым всё, что можно, по известному анекдоту про вагон яблок.

11. Так вот, я утверждаю, что пока украинские товарищи не перестанут валять дурака и не передадут международному Мемориалу все имеющиеся у них материалы о репрессиях на языке, на котором эти дела велись, на Украине ничего хорошего не будет ни в политике, ни в экономике, ни во взаимопонимании граждан. А передадут - так сразу и будет многог всего хорошего.

12. Какие же они, по сути дела, неблагодарные! Нам здесь, в России, для того чтобы Бог над нами смилостивился и мы перестали, наконец, сами себе ямы рыть, надо горы свернуть и не менее чем внутренне переродиться к новой жизни! А им, нашим добродушным соседям, всего-то и надо, что материалы в Мемориал передать. Так нет же, и тут кобенятся! Ох, допрыгаются товарищи, помяните моё слово.

13. Главное, что сказал Арсений Рогинский в этой беседе - это то, как всё это должно правильно называться: преступление против человечности. Не геноцид никакой, ни политические репрессии (при чём тут, спрашивается, политика?), а преступления против человечности. И всё тогда станет на свои места. И описывать и бороться против этого надо всем народом вместе, поверх всех барьеров и государственных границ. Особенно сейчас, в 21-м веке, когда во всём мире эти госграницы истончаются и исчезают. И, конечно, наша Россия здесь должна быть первой, примером и образцом. Это - наше дело, как говорил, правда по несколько другому поводу, старый дон. А может, и не совсем по другому - я помню, что он тоже толковал про то, что государство - побоку.

14. И, конечно, прав Арсений в том, что Сталин пока победил в нашей стране, потому что ему, козлу,  удалось-таки страну атомизировать. Дело не только и не столькео в страхе, страх - это всего лишь один и не главный признак. Дело в том... В том...

В общем, сейчас увидим.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 19 comments