Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Categories:

Лекция Миллера про "историческую политику", ч.2

Алексей Миллер. Лекция «Историческая политика в Восточной Европе: плоды вовлечённого наблюдения». (начало - тут)
Цитаты и комментарии.
......................
Я могу сказать, что есть другой аспект, в котором ситуация в Украине, в Польше не в пример лучше нашей. Потому что в Польше существует какая-никакая демократия. Что это значит? Это значит, что Качиньские могут
проиграть выборы, что они благополучно и сделали, и Туск сразу скажет: «Давайте оставим Катынь для обсуждения русским». И во многом, кстати, проиграют выборы потому, что молодое поколение, которое, наконец, пошло на избирательные участки, было сыто по горло этой исторической политикой. Для Качиньских фильм Вайды «Катынь» плохой, потому что там единственный русский с лицом, которого играет Гармаш, - хороший. А вы помните, какие рецензии на фильм Вайды, которого у нас никто не видел, публиковались у нас в рамках исторической политики? В Польше все-таки возможно такое переключение с помощью урны для голосования.
В Украине демократии нет, но там есть политический плюрализм. Ющенко не смог провести закон о голодоморе в том виде, в котором хотел, глорификация УПА наталкивается на серьезное общественное противодействие. Политическое противодействие. Т.е. если мы серьезно говорим об исторической политике, мы находимся в плоскости политики, значит, есть какие-то силы, которые будут политически сопротивляться.
У нас по этому поводу тоже идет политическая борьба. Если мы посмотрим поездку Путина в Бутово, на полигон, где были расстреляны люди, или поездку Путина и Медведева в Новочеркасск, где они возложили венки к памятнику рабочим-жертвам расстрела 1962 г., - это вещь, немного мешающая исторической политике. Но здесь важно, что у нас политическая борьба, как всегда, происходит между кремлевскими башнями или между околокремлевскими башнями. Т.е. у нас политическая конструкция такова, что если власть однозначно и решительно двинется в сторону исторической политики, последствия будут заметно более разрушительны. Хотя они и так уже разрушительны, но они будут еще более разрушительны, чем то, что мы видим в Польше и в Украине. Вот на этой оптимистической ноте я и заканчиваю свое выступление.
.......................................
Классификация точная, но неполная.

Про Польшу я практически ничего не знаю, а между Украиной и Россией разница в качестве осмысления происходящего определяется ещё и разницей между безусловной деидеологизацией нашего государства и повышенной идеологичностью государства украинского. И получается, что естественная для мыслящего русского человека позиция осторожности с идеями, которые исходят от власти, на Украине становится не очень-то естественной. Собственно, ничего плохого от этого не происходит: хорошие украинские историки поупражняются лишний раз в сопротивлении властям и господствующим в СМИ националистическим идеологемам. А наши местные продвинутые, наоборот, поупражняются лишний раз в элиминировании власти из культуры. Тоже дело.
Вторая разница, как я понимаю, заключается в том, что представляет собой книгоиздание на Украине и в России. У нас, конечно, тоже хохмачей типа А.Фоменко и Б.Соколова хватает, но это маргинальная, боковая ветвь, устойчивая, но небольшая. Остальные же книжные полки просто ломятся от качественной, а главное – разнообразной исторической литературы на родном русском языке. С которым тоже никаких проблем нет, потому что он – единственный, мы на нём думаем, пишем, читаем, и т.д. На Украине думающим людям труднее. Книг сильно меньше, традиции писать хорошие исторические и одновременно национально-ориентированные книги – никакой, с языком проблема. В этой ситуации большой соблазн начинать играть на понижение, .т.е., на соответствие гос.установкам и провозглашённой идеологии. Что мы и видим, хотя бы в виде анекдотов про протоукров и проч.
..........................................

Александр Даниэль: и в Польше, и в России, и на Украине есть независимые исследователи, есть люди, не скованные теми или иными догмами, они работают, публикуются. Я бы хотел обратить внимание, что дело не в государственной политике, а в общественной готовности ее принимать. На самом деле, в этом смысле хотелось бы поверить в тех специально нанятых людей, которые на сайтах контролируют на исторические дискуссии, было бы замечательно, если бы это было так. Я боюсь, что в большинстве случаев это не так, и те люди, которых вы предлагаете поместить в зоопарк, выражают действительно то, что они бескорыстно думают. Я вовсе не хочу отрицать влияния именно государственного промывания мозгов в названных вами странах на историческом измерении общественного сознания. Мне кажется, что это процесс с положительной обратной связью. Общественные настроения формируют правительственную политику, правительственная политика раскачивает общественные настроения, и эта система входит в резонанс и друг друга взаимно усиливает, в этом, на мой взгляд, опасность. Вот чем тормозится честная общественная рефлексия об истории.
………………………………………
Здесь надо заметить, что общественное сознание никогда не бывает единым, особенно в стране, гдесуществует политический плюрализм. Просто одни кричат громче, а другие посматривают да помалкивают. Резонируют же обычно СМИ, выполняющие функции положительной обратной связи (см. соотв. статью Г.Любарского "За что не любят СМИ"). Сми могут сплачивать народ, но без целенаправленной государственной идеологической поддержки - только на короткое время.
.....................
Александр Даниэль: Я был в Польше в прошлом мае, как в разгар самых острых полемик и люстраций на некой конференции, устроенной вовсе не сторонниками братьев Качиньских, а, наоборот, их яростными оппонентами. И почему-то на этой конференции центральной темой была русская память, русская история. И я высказался примерно в том духе, что либеральное равнодушие к истории, воцарившееся после 1991 г., представление о прошлом, как о черной дыре, о которой говорить не стоит, от которой нужно просто отвернуться, и что после 25 октября 1917 г. наступило сразу 21 августа 1991 г., а в промежутке ничего не было, это и создало нынешнюю политику государства, на этом пустыре выросло то, что мы сейчас имеем. Аудитория встретила эту мысль крайне холодно, и я понял почему. Потому что этот упрек российскому либеральному сознанию абсолютно так же применим к польскому либеральному сознанию, т.е. к тем людям, которые сидели в этом зале. Мне кажется, что ни в коем случае нельзя от этого уходить.
..............................
Действительно, чесотка "проклятия проклятому прошлому" для нашего либерального сознания свойственна, но именно в России она меньше, чем в других странах, и мне кажется, что Даниэль здесь несколько слукавил, возможно бессознательно. И поляки это поняли, что он вроде своих ругает, но как бы подмигивает.
Меньше же эта чесотка у нас потому, что уж очень много в России этого самого прошлого накопилось за тысячу лет, уж очень оно развитое и самостоятельное. "Бабушкин сундучок" большой и непустой, есть в чём покопаться. Даже у поляков с этим похуже, надо кое-что придумывать. А уж про украинских товарищей и говорить нечего.
У нас общественные политики могут выбрать себе каждый по былому и прошлому, всем хватит, каждый может рядиться в свои костюмчики. Правда, хоть выбрать-то есть из чего, но сидят они на современных политиках плоховато. Не время ещё, что ли...  
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments