Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Давние разговоры

Больше двадцати лет назад, однако, занимался я безусловным делом – сотрудничал в Фонде, только не «Общественное мнение», а помощи политзаключенным и их семьям.
Собираем мы как-то перед Пасхой, а может и перед Рождеством, посылки детям политзаключенных, и треплемся. Детей много, посылок много, времени много – можно поговорить. И зашел у нас разговор о том, что такое есть, собственно говоря, преступление. Всем (или по крайней мере мне) было понятно, что мы делаем вроде бы хорошее дело (безусловное, как было сказано), а вроде интуитивно ясно, что мы вроде и преступники. Как же так? Закона вроде не нарушаем... А все же...

И две очень умные дамы, Марианна Э. и Вера З. (математики, кстати, как и я в то время), растолковали мне, что мы живем в стране, где это понятие - преступление - в нашей стране иное, чем в других, не столь хитроумных, странах.

Там преступление - это нарушение закона. А у нас преступление - это нарушение монополии государства на соблюдение или нарушение закона.

То есть если ты нарушаешь монополию государства на нарушение закона – то ты есть уголовник. Государство может воровать, насильничать, убивать и др – а ты не моги.

А если ты нарушаешь монополию государства на соблюдение законов – то ты и есть диссидент. Потому что у государства есть и свобода слова, и свобода собраний и демонстраций, и прочие дела – а у тебя нет.

Ну, я запомнил.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments