Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Очень важное и правильное письмо

Ниже целиком приводится письмо Владислава  Морисовича Вишнепольского к руководству и сленам партии "Союз правых сил". Письмо это помещено в ЖЖ моего хорошего и давнего знакомого kuznetsov, которому я за это очень благодарен. Не в первый раз. В последнее время - во второй. 

Мне кажется это письмо очень важным как для тех, кто голосовал за этих придурков, так и просто для благомыслящих граждан. Особенно важны, как мне кажется, советы и рекомендации В.М.Вишнепольского. Они не подходят для руководства СПС ввиду естественных прискорбных обстоятельств, но всем прочим они могут быть очень полезными.
Итак:

**********************************************************

Всем руководителям региональных отделений
политической партии «Союз правых сил».
Ко всем членам партии

Уважаемые коллеги!


Я обращаюсь к Вам с надеждой быть услышанным и понятым. Думаю, что два сокрушительных поражения на выборах сделают нас более мягкими и доступными для раздумья о причинах поражения. Конечно, много причин внешних, о них я говорить не буду, постольку поскольку есть политологи, социологи, философы значительно умнее меня и они скажут свое слово.

Я же постараюсь высказать свое мнение о внутренних причинах наших бед. Думаю, что мой опыт партстроительства дает мне на это некоторое право.

Мне 70 лет. Последние 15-18 лет я был функционером демократических движений, от «Демократической платформы в КПСС» до СПС. Был 5 лет членом федерального руководства - год в Демроссии и 4 года в «Демократическом выборе России». Практически почти в одиночку создал на базе ДВР более широкую организацию, общероссийское движение налогоплательщиков. Правда, как только я зарегистрировал движение в Минюсте и сдал документы депутатам Госдумы, меня быстро выжили из организации. Я был «чужой на этом празднике жизни». У них была своя компания. В 90-е годы, если б у меня были деньги, то я бы мог в Нижегородской области создать по настоящему массовую партию ДВР. Я приезжал в район, приходил в редакцию районной газеты, в библиотеку, в школы и с их помощью находил людей, являвшихся сторонниками правой идеологии. Среди них находились и готовые вступить в партию. Но денег не было. Когда я три года был в области сопредседателем Демроссии (другие менялись, а я оставался), то в форс-мажорных обстоятельствах предприниматели давали мне и деньги и оргтехнику, боясь прихода Зюгановых. А уже во времена ДВР давать перестали, считая, что назад хода нет. Партия, по моему, не слишком рационально тратила деньги на чартерные полеты по России и прочее. Я всегда говорил, что можно выиграть выборы с малыми деньгами против больших, но нельзя выиграть без денег против денег.

В свое время, когда понадобилось срочно мирить старых демроссийских демократов с вновь появившейся ДВР, по поручению Гайдара я объездил довольно много областей и республик. Везде это удалось, во всяком случае, на период выборов.

Так что я знаком с работой демократических движений «от Москвы до самых до окраин». Повторяю, я не политик, а функционер. Правда, со своей идеологической убежденностью. К необходимости для СССР возврата к частной собственности, изъятию у КПСС государственной власти, обязательности всеобщих выборов на альтернативной основе и регулярной ротации власти я пришел где-то в возрасте 19-23 лет. И эти выводы я сделал, наблюдая советскую экономику с самого низу. Поэтому при разъединении Демроссии на партии прибился в правым. Будучи безденежным безвластным евреем, я понимал, что место выборного политика в России не для меня. А вот функционером и журналистом быть могу. Так и сделал. Писал и организовывал. Три года сопредседателем областной Демроссии. Потом организатором, а позже и руководителем местного отделения ДВР. К моему сожалению, я был одним из тех, кто заранее предсказывал гибель Демроссии, Движения демократических реформ, партии ДВР. И я знал, почему им придется уйти с политической арены.

Все они страдали одними бедами. Непониманием необходимости мощной агитации и пропаганды новых для российского общества идей свободы личности, прав человека, представления о том, что не человек для государства, а государство для человека, и, конечно же, частной собственности как основы свободы, демократии и гражданского общества. Россия на протяжении, по-моему, почти полутора тысяч лет знала власть над собой одного человека: князя, великого князя, царя, императора, генерального секретаря, президента. Всегда власть была у одного человека. И всегда была ненависть и страх перед «боярами» и тихая надежда на доброго царя. Мы знали в своей истории только одну партию - КПСС. И все эти общественные стереотипы надо было разбить. Это требовало очень массовой, упорной пропаганды.

Совершенно непонятно, как комсомольское руководство Нижегородского отделения СПС забыло нормы внутрипартийной работы. Областные конференции, заседания политсовета не были регулярными и в лучшем случае посвящались общей информации о политической ситуации, но гораздо чаще речь шла только об очередных выборах. Даже политсовет собирался едва ли раз в квартал. Никаких тематических собраний в районных организациях не было. Партия не имела своих позиций по вопросам развития экономики, медицины, образования, сельского хозяйства, торговли, частной собственности, положения малого бизнеса, транспорта и т.д., не имела и не объявляла о своей позиции ни в районах, ни в городах, ни в области в целом.

Далеко не все члены партии пришли в нее с ясными идеологическими принципами. Партия объявляла, что она либеральная партия. Но что такое либерализм мало кто знал. Никакой внутрипартийной учебы не было. Самое интересное, что федеральный политсовет и не ставил вопросов о просветительской роли партии, о необходимости внутрипартийной организационной работы, о внутрипартийной учебе. Не хотело этого и руководство Нижегородского регионального отделения. Создавалось впечатление, что для руководства СПС служил лишь ступенькой наверх для себя лично. Когда только возникли разговоры о создании партии СПС в области состоялась беседа между мной и будущим руководством, в которой меня убеждали, что массовая партия совсем не нужна. Нужно человек 10 элиты («Вас мы к себе берем»), мы поставим задачи, наймем людей, они за деньги побегают, и все будет «О'кей». В разговоре со мной участвовали Лихачев и Котюсов. Естественно, я с этим не соглашался. Через пару месяцев мне сказали, что все поняли, что партия нужна, мы будем ее строить. Но, увы, заявив о своем желании работать, они этого так и не сделали. Отделение, как и вся партия, пришло к краху. Этого не сделали ни Демроссия, ни ДВР, ни «Яблоко».

Я был одним из тех, кто настаивал на издании серии брошюр миллионными тиражами. Наш голос был «гласом, вопиющим в пустыне». Странно, но правые даже не думали о таком пропагандистском наступлении. Не писали учебников для школ и ВУЗов, не организовывали выступлений тысяч агитаторов в коллективах, перед учителями и преподавателями ВУЗов. Находясь у власти, не провели денацификации преподавателей истории партии, политэкономии, «научного» коммунизма, школьных учителей истории и обществоведения. Мы не работали с массой своих избирателей. А если же ДВР и СПС и выпускали небольшими тиражами брошюры, то писали их профессора, доктора наук из гайдаровского института. Судя по тексту, они были рассчитаны на молодых академиков, а надо было их писать для людей с уровнем знаний десятиклассника. Конечно, они должны были быть научными, но идеи излагать надо было интересно, эмоционально, общедоступно. Например, брошюру СПС о сельском хозяйстве я прочитал раз шесть, чтобы понять, что хотели сказать авторы крестьянину, но так и не смог ни понять, ни переложить на язык короткой, на одну-две страницы, листовки. Ей-богу, я не совсем дурак, а вот не осилил. Почему нельзя было пригласить отличных журналистов-сторонников правой идеологии, дать им основные идеи, чтобы они смогли изложить их на человеческом языке?

Первоначально за «Яблоко» были люди, которые не сумели жить и бороться в новых условиях за свое место в жизни. А за СПС шли те, кому это удавалось. Но и СПС и «Яблоко» постепенно теряли сторонников. И здесь возникает вопрос: «Почему?»
С моей точки зрения ответ лежит в области истории. У нас не было многопартийной системы никогда. Большевики уничтожили все партии, кроме своей. Ленин строил вертикаль власти, добиваясь единой партийной веры для всей России. Разумеется, никаких «крыльев» в партии допустить было нельзя. Провели резолюцию 10-го съезда «О единстве партии», сложилась система: одна страна, одна партия, одно политбюро, один вождь. Выслали за границу ученых, посадили в лагеря эсеров и меньшевиков. Сталин продолжил эту работу, и довел ее до «совершенства». Наша система послужила примером для Гитлера, Франко и прочих Муссолини.

И народ привык быть «единым», привык, что партия выше государства. Если председатель исполкома не мог или не хотел что-либо сделать, шли в соответствующий партком. Если повезет дойти до высокого партийного дяди, то могли тебе даже текущую крышу починить. А уж если женщина пришла жаловаться на собственного мужа, то она могла быть уверена, что беглец вернется в ее постель, и будет смирно исполнять свои супружеские обязанности. Партия могла все. Ведь отобрание партбилета было для любого активного человека концом карьеры, потерей должности, зарплаты, чуть не концом жизни.

Теперь же партий полно, а пожаловаться некому. Чего они делают? «Только народный хлеб съедают». Нет у нас в народе почтения к партиям, понимания, зачем они нужны. Народ беден и любой, подаривший нищему килограмм картошки, может рассчитывать на благодарное голосование в его пользу.

Как-то в одном округе у нас бодались успешный бизнесмен Бочкарев и бывший
мэр города, известный политик Бедняков. Победил, в конце концов, бизнесмен, давно
«прикормивший свой округ». И вот после этого Бочкарев писал в газете, что он не
представляет себе, как бы мог у него выиграть Бедняков, если тот за время своего
депутатства «ни одной скамейки в округе не поставил».

Разумеется, партии вроде как не приличествует скамейки ставить и лампочки вкручивать. Однако же посмотрите на «Единую Россию». Она делает все. Первое время в Нижегородской области эту партию создавал и возглавлял блестящий организатор, председатель Законодательного собрания Е.Б.Люлин. Под эгидой партии лечили зубы в дальних деревнях, делали операции на глазах. Все за счет благотворительности бизнеса. О партии говорили в связи с футболом, и вообще со спортом и физкультурой. Упоминания о «Единой России» были на каждом шагу. Демонстрировалось, что партия работает на людей. И это давало результат на выборах. Люди увидели в этой партии свое, родное, привычное. Новую КПСС. «Слава богу, есть кому пожаловаться».

Я убежден, что в России партия должна не на выборах, а в межвыборный период завоевывать себе влияние, авторитет. Уверен, что тогда денег уйдет гораздо меньше. А то четыре года партия молчит, ничего не делает, а за 4-5 месяцев вскидывается и начинает шумно и дорого убеждать голосовать за нее на предстоящих выборах, обещая золотые горы.

Как быть демократическим партиям? Внепарламентский период у них затягивается. Может случиться, что, по новому закону о партиях, они потеряют статус политических партий. Ну что же, сами виноваты. Но, наверное, какие-то организационные формы удастся сохранить. Останутся только истинно убежденные люди. Необходимо будет доказать, что либералы и демократы наконец научились работать. Писать и издавать литературу, писать свои варианты школьных пособий. И, самое главное, надо приходить в различные общественные структуры, начиная с уличных и домовых комитетов, ТСЖ, в общественные организации. Не только приходить в эти структуры, но и помогать им возникать. Идти в профсоюзы. В свое время в Англии руководителем компартии была Сильвия Панкхерст. Она считала, что коммунисты не должны растворяться во всяких профсоюзах, их дело - готовить революцию. Ленин спорил с ней, он придерживался мнения, что надо идти всюду, где есть рабочие.

Идти надо и доказывать, что наши люди умеют и хотят работать. Ведь гражданское общество возникает не сверху, а снизу. С моей точки зрения гражданское общество - это общество, структурированное по интересам, и способное защищать эти интересы в рамках закона от чиновников, способно контролировать работу чиновников. Понимаю, что о гражданском обществе написаны многие толстые тома. Но для меня феномен гражданского общества определяется вот этой короткой фразой. При этом не надо забывать, что гражданское общество не возникает там, где государство, как корпорация чиновников, владеет экономикой и политикой. Однако, хотя бы зачатки этого искомого общества создавать надо.

На поддержку каких групп мы можем рассчитывать? Как мне представляется, это следующие группы:

1. Малый и средний бизнес.
2. Часть интеллигенции.
3. Вышедшее на рынок крестьянство.
4. Мигранты
5. Баптисты
6. Старообрядцы.
7. Дети жертв репрессий
8. Квалифицированные рабочие и ремесленники.
9. Автомобилисты.

В СПС до сих пор лишь говорят о том, что они выражают и защищают интересы среднего и малого бизнеса. Но дальше разговоров дело не идет. Крайне важно сделать то, что пытался сделать в СПС Иван Стариков, - создать юридические службы помощи малому и среднему бизнесу. С помощью Старикова мы в НРО СПС создали такую службу. Сквозь зубы согласился с этим председатель нашего отделения Лихачев. И как только я ушел, он немедленно ликвидировал эту службу. Ведь так или иначе эта работа могла столкнуть его с мэром и губернатором. Его же задача состояла в том, чтобы не дай бог не поссориться с властью. Ведь ему надо было избираться в Думу. Под его руководством НРО СПС перестало быть партией. Организация жила одним - ни с кем не ссориться. Поэтому у нас не было партии, имеющей свое лицо, свою позицию по всем вопросам развития района, города, области. У нас сложился комсомольский стройотряд по проведению выборов. Вот в этот раз даже он не сумел «из болота вытащить бегемота».

Крестьянство - следующая большая группа населения, которой демократические партии ничем никогда не помогли. А между тем в деревне разруха и бесправие до сих пор. Владельцы паев и долей до сих пор ничего не получили в натуральном выражении. Нет земли у русского крестьянина, как не было ее до Столыпина, и вовсе не стало при Сталине. Знаменитая Гордеевская фраза: «Фермер Россию не накормит», - яркое свидетельство коммунистической традиционной тупости. Это большое горе для российского крестьянства, что именно этот человек возглавил наше сельское хозяйство. Именно демократы должны вести борьбу за наделение крестьян реальной землей и реальной финансовой помощью.

Именно демократы должны создать консультационные пункты по оформлению собственности на землю, по созданию малых кооперативов по сбыту и переработке продукции, по обеспечению техникой, удобрениями, ветеринарной и зоотехнической помощью и по другим направлениям.

Мигранты. Хочет Лужков или не хочет, но мигранты из бывшей советской империи в Россию будут. И они нам нужны. Но разве не демократы должны им помогать в адаптации для жизни среди русского населения?

То же самое с баптистами и старообрядцами. В конце концов именно протестанты закладывали основы капитализма. А мы сторонники капитализма. Государство сделало ставку на православное вероисповедание в попытке поставить его на место коммунизма. Мы должны помогать протестантам в защите их прав на свои церкви, на свою веру. Мы -сторонники полифонии во взглядах.

Пропаганда. Надо не кричать о «кровавом режиме Путина», а спокойно, по деловому говорить о стратегических ошибках существующей власти:

1. Решено, что мы строим государственный монополизм в политике и экономике. Но это даст результат в ближайшие пять-десять лет. А далее наступает застой. Т.к. появление нового, передового - это в большинстве случаев, результат конкуренции, тем более, когда новые технологии возникают с такой скоростью.

2. Авторитарное управление заставляет лидера принимать решения за всех его подчиненных. Это заставляет его работать в очень тесном временном режиме, значит неминуемы ошибки. При их накоплении количество переходит в качество.

3. Авторитарное управление ведет к росту коррупции всегда и везде. За время работы действующей администрации коррупция выросла в разы. «Хозяин -медведь, закон - тайга».

4. Административные реформы не идут, проваливаются, когда чиновники непосредственно руководят экономикой. Число чиновников возрастает от самого верха до самого низа.

Думаю, что достаточно привел примеров того, что есть куда приложить свои силы.

Итак: партстроительство, регулярное проведение собраний, четкое определение своих позиций по состоянию дел в каждом сельском районе, каждом городе, регионе, в целом в стране; внутрипартийная учеба, массовая пропаганда нашей идеологии; повседневная защита интересов, конкретных нужд групп населения, на чьи голоса мы можем рассчитывать; ежедневная идеологическая борьба с клеветой на то, что мы сделали и на то, что мы хотим делать.

Нам предстоит научиться быть настоящими политическими партиями, способными к партстроительству, к внутрипартийной работе, к работе по защите интересов групп населения на чьи голоса мы можем рассчитывать, если каждый день будем защищать их интересы.

Последнее, что хотелось бы подчеркнуть, демократические партии обязаны быть демократическими внутри себя. Как говаривал златоуст нашего времени господин Черномырдин: «Какую партию ни создавай, все равно КПСС получится». Мне не забыть, как на учредительном съезде СПС бесконечно уважаемый мной Гайдар отстаивал пункт устава, разрешающий члену партии не выполнять какого-либо конкретного решения партии. Остальные «вожди» согласились только под угрозой срыва объединения. И после соглашения заявили, что делают это только для сохранения единства, а на следующем съезде примут Ленинский вариант устава. Это были вожди демократии: Немцов, Кириенко, Хакамада. Помню, как комсомольское руководство НРО СПС всячески препятствовало вхождению в СПС членов ДВР. Не забуду, как Чубайсу, человеку, чьи заслуги перед Российской демократией несомненны, захотелось поставить во главе СПС Гозмана, которого не хотели наверное 99% членов партии. И ради этого изменили устав, вместо председателя теперь нужно было избирать двоих в одном флаконе, и Гозман на плечах Белых въехал в руководство партии. Я не люблю, когда мною манипулируют.

Не забуду, как по инициативе Немцова были отстранены от процедуры выборов местные региональные политсоветы. В каждый регион были присланы из других регионов какие-то юные политтехнологи, которые должны были работать строго по инструкциям центра. Они были такими же технологами, как я марсианином. Ничего не знали об особенностях региона, и знать не хотели. Единственное, что они умели, это вынимать деньги из избирательной кампании. И вынули приличные деньги. На первых для СПС выборах мы работали сами, у нас у всех глаза горели. Мы сами решали, какие материалы из центра распространять, а какие нам не подходят. Мы разработали несколько успешных спецпроектов. Сочиняли листовки и частушки! И опередили по результату многие другие регионы. И вдруг нам - нам! - присылают каких-то недоумков и отдают все руководство и деньги им. Результат - проигрыш. Насколько могу судить, стоя теперь в стороне, в эти выборы работали по той же схеме. Это же надо было догадаться, отстранить свои собственные отделения от активной работы! Если Вы не верите в свои отделения, значит, Вы не верите вообще в то, что есть у Вас партия. А за партию принимаете сидящих внутри Садового кольца.

Убежден, партия, построенная и работающая по тоталитарной системе, придя к власти, сможет построить только тоталитарное общество, а уж никак не демократию.

Вишнепольский В.М., пенсионер
**********************************************************
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →