Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Историк А.Рогинский : о жлобах

Из беседы " "Мемориал" и историческая память":
................................... 

Почему в созданной «Мемориалом» единой базе данных жертв политического террора очень мало сведений по Украине? И есть ли на диске данные о репрессиях на Украине и в Грузии? Если нет, как и где их узнавать?

С Украиной очень интересная проблема, давно существующая, ещё со времён Кучмы или чуть ли не предыдущего их президента. Там есть единая программа, государственная, по созданию Книг Памяти. В каждом регионе занимаются этим группы людей, оплачивает их работу государство, на законном основании их допускают ко всем архивам.

У нас этого совершенно нет. У нас чудовищная проблема с допуском в архивы, которая мешает вообще в любом исследовании прошлого. Вот на Украине готовят эти Книги Памяти. И уже много довольно- таки сделали, а ещё больше материала подготовлено, но ещё не издано… Проблема в другом. Они ведь делают это все на каком языке? На украинском, конечно же. Тут получается такая вещь. Есть государство, есть государственный язык – это нормальное дело, что они делают на государственном языке, украинском, - но давайте не забудем, что следственное производство, на основании которого они делают справку о каждом конкретном человеке, оно на каком языке велось? На русском. Получается так, что они составляют карточку со всеми сведениями, а после того , как сделана картотека на русском, переводят ее на украинский.

Я знаю, что так было в ряде регионов. Или они на ходу прямо её, эту картотеку, изготавливают по-украински, и что получается в процессе этого изготовления? Николаи превращаются в кого? Они становятся Миколами. Алексеи становятся Олексами и так далее… Дальше все эти книги издаются на украинском. Но нам-то что делать ? Мы можем это соединить с нашими базами, нашими справками? Ну, конечно же, нет. Либо мы должны перевести всё обратно на русский, представляете сколько ошибок понаделаем?

Либо всё-таки они должны в книгах своих после украинского написания давать основные данные , как в следственном деле – по-русски. Имя, фамилия, отчество и, по крайней мере, указание места рождения. Иначе смысл этого объединения, с точки зрения поиска людей, будет равен нулю. Увы, этого не делается. Насколько мы знаем, есть на Украине какая-то база данных и по-русски, мы написали письмо, попросили, пока не можем добиться удовлетворительного ответа. И поэтому у нас очень небольшое количество имен жертв с Украины - только харьковчане и одесситы, и те частично. Это то, что прислали нам наши мемориальцы из этих городов.

То же самое, по сути дела, касается и Балтии, и Молдовы. Там много делается - вот, например, в странах Балтии уже готовы Книги Памяти. Некоторые не очень готовы делиться собранными материалами, при этом аргументы такие странные: говорят, что объединение – это вообще возвращение к Советскому Союзу. Мы пытаемся объяснить, что ведь это жертвы, это наоборот очень важно и для России, и для всех наших стран, чтобы каждая из стран понимала, что это наша общая память, это наша общая трагедия, это наша общая ответственность и общий долг.

Но в ответ : нет, не дадим, это вы в Москве опять хотите всё объединить. Понятна их претензия по отношению к Москве. Но мне кажется, что попытка устроить много разных национальных памятей о терроре , в зависимости от административно-территориального деления, ни к чему хорошему в будущем не ведёт.

Итак, данных на диске о терроре на территории Украины очень мало, а о Грузии почти вовсе нет - конечно, есть грузины этнические, репрессированые на территории Российской Федерации. Значит, чтоб получить персональную информацию о ком-то в этих странах репрессированном, надо писать запросы в регионы Украины, в Тбилиси ( в службы безопасности, в прокуратуры, архивы местные) и просить дать ответ, в принципе они, наверное, отвечают.

Во всяком случае, я часто пишу такие запросы, потому что одна из важных работ «Мемориала» – это помощь в поисках людей, помощь в поисках судеб. Для нас ведь история, она, в первую очередь, не история государства, а история людей. Вообще история – это история людей, и исторические события - это события, связанные с людьми. 

 
.........................

Должен сказать, что на меня эта история, о которой я не знал, произвела оглушительное впечатление. Конечно, любое государственничество чревато жлобством. Но чтобы так... Я не отдам, значит, моих мертвецов, я не хочу, чтобы ни считались общими... Это уже какой-то умопомрачительная глупость, чтобы не сказать подлость - по отношению к жертвам. 

Видно, что украинские и прибалтийские товарищи всё-таки резко не поумнели, когда получили государственную независимость. Надежда, что тамошние диссиденты всё-таки чему-то научились, очевидно, оказалась тщетной. Теперь осталось только ждать, пока подрастут хлопчики без советского опыта, не покарёженные ядовитым сочетанием совка и незалэжности. 

Может быть, они опомнятся. Да я даже уверен, что опомнятся.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 34 comments