Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Историк А.Рогинский: о "Бронзовом солдате"

Из беседы " "Мемориал" и историческая память": 
...........................................................

Мне кажется, что сегодня сложилась ситуация, когда воюют между собой национальные памяти, национальные образы прошлого. На развалинах ( или на территории, в данном случае это не принципиально ) СССР образовался целый ряд государств, и каждое выстраивает сейчас свою национальную историю. .............................................

Героическую, сопротивленческую. Или с концепцией – «мы жертвы». Или еще какую-то, но обязательно свою отдельную. В том числе это делает и Эстония. И другие Балтийские государства.

И Россия выстраивает сейчас свою историческую концепцию. Конечно, эти памяти разные, они не совпадают, противоречат друг другу. Политики на борьбе национальных памятей спекулируют. И наваривают свой политический капитал.

Но есть и реальные основания для этих войн памятей. 


 Возьмем ситуацию с «Бронзовым солдатом». Что такое для эстонцев 1944 год? Это - пришли советские, прогнали немцев и снова силой загнали эстонцев в Советский Союз. А они уже в 1940-41 годах испытали, что это такое. Они же помнили репрессии начала 40-х. Для эстонцев это новое закабаление.

Имеют ли право эстонцы на свою национальную память? На такое свое восприятие прошлого? Почему нет? Это их память. Да и вообще, можно ли ставить вопрос о праве на ту или иную память?! Но для нас-то, людей из России, что это такое, 1944-й? Шли наши войска, они шли на Берлин, по дороге освободили Таллин.

Мы понимаем, что там эстонская земля, но там же множество погибших советских солдат, мы освобождали мир от фашизма, и Эстонию мы освободили , и это освобождение оплачено нашей кровью. Это для нас часть нашей героической истории, часть победы над фашизмом.

Мы имеем право на эту память? Ну, конечно! И как этим двум памятям жить друг с другом? Как им жить вместе? Это очень серьезный вопрос. Я полагаю, что разница памятей, даже их противоречия – это не так уж трагично.

Нужно просто научиться понимать, что у соседей наших память об одних и тех же событиях прошлого не такая, как у нас. И эту соседскую память мы должны знать. Она должна быть отражена и в школьных учебниках – наших и их.

Вот, например, если у нас в учебнике что-то написано об освобождении Эстонии от фашизма в 1944 году, то после нашей версии, нашей интерпретации надо написать о том, что, с точки зрения многих людей в нынешней Эстонии, это освобождение является тем-то и тем-то. И в эстонских учебниках – тоже после их собственной версии должна быть изложена иная.

То есть все должны знать, что есть и другая, отличная от твоей, точка зрения. Точка зрения соседа. И эту другую точку зрения не надо отрицать заведомо, надо научиться относиться к ней, как минимум, с пониманием.

Т.е. ее надо, как минимум, учитывать. Хорошо бы, конечно, и уважать, но я об этом даже не говорю сейчас. Нас никто не обязывает принимать их точку зрения, но и мы не можем заставить их принять нашу.

Мы должны, разумеется, все это открыто обсуждать. Между странами, между обществами.

Войны памятей - это то, что нас в ближайшие годы ждет. Надо учиться с этим жить. Они начинаются у нас и с Украиной. И не только по поводу Голодомора, а и по поводу деятельности так называемых «бандеровцев». Это бандиты или борцы за свободу? И вот опять две памяти, и им опять бороться и примиряться, быть может, десятилетия или столетия.

Но, учитывать-то мы можем. Должны. И с уважением относиться к памяти друг друга можем и потихонечку продвигаться. Нас никто не заставляет любить друг друга. Никто не заставляет вставать на позиции друг друга.

Но что надо исключить, так это спекуляции политиков как с той, так и с другой стороны. А в истории с «бронзовым солдатом» они, безусловно, имели место. И с нашей стороны были не менее дурными, чем с той.

И еще важная деталь. Считается, что история вокруг «Бронзового солдата» сильно замешана на том, что в Эстонии права русского населения ущемляются, что там русскоязычное население страдает.

Я убежден, даже если завтра все русскоязычное население Эстонии в одночасье получит гражданство и все права, от этого такие ситуации, как с «Бронзовым солдатом», не смягчатся. Дело здесь не в гражданстве, а в, действительно, разных национальных образах прошлого.

Это гораздо более тонкая, более деликатная вещь. И гораздо более трудно решаемая, чем вопрос с гражданством.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments