Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Из старых записей беседы о Больших Проектах

- Большой Проект, на самом деле, обладает колоссальной мистической силой. Причастность к Большому Проекту отличается от механической иерархированной исполнительской пирамиды, в которой техник есть техник.
………………………………………….

- У Большого Проекта есть несколько обязательных условий и качеств. 

Первое условие - это осознание того, что к началу Большого Проекта мы находимся
ниже плинтуса. Мы хуже всех, наше положение делает наше существование мало сказать необеспеченным – крайне небезопасным.

Второе условие – это осознание того, что если мы и дальше будем находиться ниже плинтуса, то мы погибнем. Причем погибнем не только мы, но и наши дети, наше будущее, все, что нам дорого. И не просто дорого, но дорого человеку лично. 

Третье условие – это ясное осознание того, что нет другого способа спастись, кроме как сделать то, что надо сделать в Большом Проекте. Это есть та дорога, которую я должен мостить собой. Я должен отдать себя, и если я этого не сделаю, то мы погибнем все. 

Т.е., Большой Проект  - это сочетание Большого Страха и Большого же Энтузиазма. Например, мы не представляем сейчас, насколько в диком ужасе было руководство Советского Союза было перед войной, в 30-е годы. Большой Проект – 37-й год – был рожден страхом и осознанием того, что иначе все погибнет. То же самое касается и советского атомного проекта. Михаил Грабовский это с блеском показывает в своём «Атомном аврале».

Этот способ организации общественной жизни – Большой проект – это не такая уж безусловно хорошая вещь. Хотя надо не забывать и то, что человек, который через это прошел, никогда этого не забудет. Потому что он был причастен к Божественному действию – спасению других людей.
…………………………………………

- Было ощущение людей, которые делали Большие Проекты: ощущение, что мы маленькие, слабые и очень отстали от Европы и Америки, и что Большие Проекты нужны для того, чтобы они нас не уничтожили, потому что они действительно значительно сильнее нас... Эти ощущение поддерживались ещё и тем, что у наших людей, задумывавщих и планировавших Большие Проекты, просто не было никаких понятий, общих с остальной частью христианской цивилизации. Ни религиозных, ни моральных, ни других ценностных понятий. Они не понимали, почему бы американцам не смять нас, если они сильнее. Ну на самом деле, у американцев есть несколько сот атомных боеголовок, а у нас ни одной нет. Ну конечно, они налетят. Тем более что и разведчики подкидывают папки с этими планами.
…………………………………………...
 
- Сегодня происходит то же самое в Европе: раз Россия при вентиле, значит, она может этим воспользоваться. Ничего здесь исключительного на самом деле нет. Те же самые грабли. Приятно осознавать, что советские были не глупее старосветских.
…………………………………………...

- Да, если после войны это чувство, которое было необходимым мотором Главных Проектов, стало раскачиваться. С одной стороны – победители. С другой стороны, повидали Европу. Ясно стало, что у нас техники не хватает, а людьми гатить бездонную прорву… Но после взлета 60-х годов мотор стал слабеть.
…………………………………………….

- А тут ещё и в газетах всё время пишут, что разрядка, мир и сосуществование, что всё, ребята, лавочка закрывается, нас никто не убивает. Как это ни печально, но наступление разговоров о разрядке, о балансе сил и всем прочем, означало конец всей свистопляски с Большими Проектами. Конец. Если мы со всеми дружим, и нас никто не собирается уничтожать, тогда ради чего напрягаться? Колбасы-то нет, сапоги стоят 70 рублей в каком-нибудь 1971 году, а зарплата 120 и прочее. И чем дальше, тем больше. Последние проекты типа БАМа или поворота северных рек были уже совсем не такие. Консьюмеризм, господа, чистый консьюмеризм.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 28 comments