Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Взять на себя

Из записи tttkkk от 10 октября:
.................
 А как раз перед этим мой собеседник, ныне работающий в одной из стран Запада, мимоходом заметил, что с возрастом стал понимать, что есть только два места, где ему хочется жить – Москва (и Подмосковье) и Сеул. Смотрит мой собеседник на всю эту красоту и говорит:
 
«А ведь всё эта замечательная страна доживает последние годы. Вот-вот начнётся. Север может рухнуть в любой момент, и всё это будет сметено. Не только экономика будет здесь подорвана – люди будут сломлены. И не уверен, что они вообще оправятся. По крайней мере – не в ближайшие десятилетия. Закрыть Север, изолировать, давать им риса немного, чтобы они там не вымерли и не взбунтовались – и всё!» Я сказал, что не получится. Он согласился, добавив: «Жаль. Ведь с точки зрения национальных интересов России это был бы идеальный вариант, и с точки зрения большинства заинтересованых стран – тоже».
 
Не уверен, что мой собеседник прав в своём супер-пессимизме относительно будущего пост-кимовский Кореи, хотя такие настроения очень распространены. Я тоже, конечно, тоже не сомневаюсь в том, что падение режима на Севере и возможное объединение станут серьёзнейшим ударом для богатого Юга (в этом никто не сомневается), но полагаю, что они всё-таки со временем выпутаются. Однако показательно, что такое сказал человек, долгое время считавший, что КНДР спасать не только нужно, но и можно, и немало сделавший для того, чтобы Ким Чен Ир, во-первых, оставался на плаву и, во-вторых, плыл в нужном направлении (ну, в пределах того, конечно, что могла сделать российская дипломатия, с её очень скромными до недавнего времени материальными ресурсами).
.........................
Я помню, что когда объединялись Германии, мне пришла в голову мысль, что сейчас ставится очень важный эксперимент: если отделить некоторую часть народа, ввергнуть его в особые условия (скажем, заставить ходить на ушах, или отказаться от частной собственности, или ещё чего поинтереснее), продержать его так пару поколений,  а потом слить назад - то что будет с воосоединившимся народом? 

Если окажется, что люди из той отделённой части уже не будут способны вернуться к нормальной жизни, то это очень важный знак для всех реформаторов. Значит, можно стараться и трудиться над человеческим материалом - результат всегда останется. Природу можно победить. 

А вот если окажется, что как только реформатор прекращает прилагать усилия, народец сразу возвращается в исходное состояние, то это значит, что тратить силы на радикальные реформы не стоит. Ничего не получится. В смысле ничего не останется.

А интересно, у южных корейцев, которые не христиане, есть ли понятие наказания за свои грехи и грехи народа, или собственно понятие греха? Как они воспринимают свох северных соплеменников?



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments