Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

22 июня

Из десяти детей в семье моего отца после войны осталось в живых двое - мой отец и его сестра. Все остальные погибли либо на фронте, либо в оккупации.

Все родственники моей матери, её родители, браться, сёстры, оказавшиеся к началу войны вне Советского Союза, погибли. Как правило, пропадали, и некому было даже точно узнать, где и когда. Так же пропал и мой дядя Леон, в честь которого я назван. Он жил воФранции. 
Мать из Бреста. После 39-го года, после раздела Польши, её семья оказалась в СССР, и мать уехала учиться в Минск. Откуда и бежала под бомбами дальше, в эвакуацию, и потом назад в Москву учиться на врача, и потом на Сахалин, где и встретилась с моим отцом (его часть перебросили на японский фронт, да пока он ехал, война закончилась).

В моём поколении норма - это когда отцы воевали. Я помню, как к отцу приезжали однополчане, и как они разговаривали... Я жил в городе, в котором всё еврейское население было дважды уничтожено, и в детстве мы играли гильзами, которые находили в земле и в посадках - их там было немерено.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments