Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Вид сбоку, частные заметки

1. Бывшие части Российской империи ведут себя по логике именно бывших частей. Эти части мыслят себя частями прошлыми, хотят считаться независимыми (от своего былого, что ли?) отдельными системами. Государство Печень. Государство Железа Поджелудочная и т.д. Вид и впечатление от этого, конечно, довольно омерзительные. Расчленёнка, она расчленёнка и есть. Но
что мы можем предложить матери-истории взамен? С погоста не носят.
Конечно, нынешняя Россия – тоже часть, и тоже бывшая. Такой же обрубок.

2. Нам и мысли приходят аналогичные, и судорожные движения одинаковые. Произвольно она назначаются то ошибками, то преступлениями. С этой точки зрения попытка замазать часть Знамени Победы и посносить памятник в Таллине – это явления одного порядка, и предпосылка их такова: ослабление влияния реальных исторических событий на наше настоящее. И хохлы, если бы сейчас не танцювалы политгопака, то тоже могли бы нынешней весной что-нибудь подобное устругнуть. Наверное.

3. И правят нами бывшие кем-то в прошлой жизни, и других-то взять негде. Бывший комсомольский инструктор Ходорковский отличается чем-то от бывшего партийного инструктора Ансипа, что ли? Это чем же? Тем, чем бывший секретарь крайкома от секретаря обкома, что ли? Что ли их по другим учебникам учили?
Может быть, стоит с этой точки зрения присмотреться к немецкому послевоенному опыту? Там новую Германию строили все, кто этого хотел и стремился. Как же у них получилось, что бывшие строили будущее?

4. Конечно, у каждой отрезанной части есть свои особенности. Иногда они симпатичные, как у литвинов, в Белоруссии или Литве, иногда – не очень, как на Украине или в той же Эстонии. Но нам ли быть в печали? Исконно русские особенности отношения к власти, обществу и личности – они как? Не будучи смягченными украинской прагматичностью (т.е., глядеть на власть с точки зрения только своей хатки), или эстонским хуторским индивидуализмом и рабским почитанием любой сильной власти без задней мысли… В общем, то, что осталось – тоже не сахар.

5. Тут надо обязательно помнить, что власть русским – своя, и русские будут подчиняться (или, что то же самое, не подчиняться) только и обязательно своей влатси. Для остальных обрубков Империи власть возможна только чужая, инородческая. И они ещё долго будут искать и находить для верховной власти над собой именно чужого царя. Так привычнее и культурнее. Да, сейчас они находят его в Европе. Чем плохо, спрашивается? Культуриш. И Сибири нет.

6. А вот способ подчинения – это другое дело. Демонстрируемое рабское почтение является просто охраной и защитой от той же власти. Древний, культурный, почтенный способ. Старожилы говорят, что он заимствован из предыдущей Империи. Ну, может быть.

7. Однако надо привыкать и обустраиваться в послеимперском мире. Лучший способ сделать бывшее прошлым – это признать его существование в настоящем. Эдакий, знаете ли, исторический психоанализ. Просто по Честертону: надо признать себя наследником своих предков, таких, какими они были. Иначе останешься обрубком, эстонским, украинским, или каким иным прочим. В России с этим делом, кажется, полегче – так и народу больше, есть кому высказать умную мысль. И делают всё сами, никому ничего не позволяют со стороны.
Так вот, тогда, после признания, с такими предками можно будет вести диалог внутри нынешней культуры, и не преодолевать, а договариваться, учитывая обстоятельства наши скорбные.

8. Но как же можно сегодня решать задачу, которая будет осмыслена и поставлена только в будущем? Ума не приложу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 30 comments