Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Categories:

Говорит Александр Филиппов, правильный социолог и человек

Из интервью Александра Фридриховича Филиппова на сайте Агентства Политических Новостей, называется "Я не усматриваю никаких признаков заказа на победу здоровых сил в общественной науке"

Интервью посвящено в основном скандалу на
социологическом факультете МГУ. 

Прочищает мозги, надо сказать. 

       А.Ф.Филиппов о декане Добренькове и науке:

С моей точки зрения, большая часть трудов Добренькова находится за гранью того, что называется наукой. Скажем, подготовленная им и его коллегой А. И. Кравченко «Фундаментальная социология», 15-титомное (пока еще не завершенное) издание, примерно, по 1 тысяче страниц каждый том, представляет собой книгу, которой, с чисто научной точки зрения, просто быть не может. Она напоминает те золотые часы, которые сотворил старик Хоттабыч: инкрустированные бриллиантами и золотыми узорами, они имели только один недостаток — они не ходили. Ученый не может таких книг ни писать, ни читать.

А.Ф.Филиппов о социологах-протестаторах:

Студенты, возможно, получат свое кафе, но что менее всего вероятно в итоге, — так это победа непонятных здоровых сил над силами тьмы. С моей точки зрения, такого количества здоровых сил у нас просто нет. 
Более того, я не усматриваю никаких признаков социального заказа на победу здоровых сил
Такой заказ был в США на рубеже XIX-XX веков, когда был организован первый в мире факультет социологии в Чикаго, создавший прецедент институционализации социологии как университетской науки, а затем в 1930-е годы, когда под руководством Питирима Сорокина был создан социологический центр в Гарвардском университете, который смог за короткое время действительно сформировать новую американскую социологию, через полтора десятилетия доминировавшую в мире. А у нас ничего такого не было, нет и не будет. В лучшем случае что-то перераспределят. Я хочу резко высказаться по поводу позиции В. А. Ядова, написавшего письмо против Добренькова. Как ученый Ядов, конечно, мне много ближе. Но что он делал лет десять и более назад, когда в силе и славе своей стоял во главе Института социологии РАН — такого же главного академического института страны, как факультет социологии — главный факультет? Что сделали в это время люди, подобные, например, покойному Ю. А. Леваде, который еще в середине 1990-х годов говорил, что не будет у нас нормальной социологии и спроса на нормальную социологию, пока факультет социологии в МГУ возглавляет Добреньков? Я не говорю, что надо было "вообще" что-то делать. Я говорю: где свидетельства того, что была сделана попытка это центральное место превратить в место производства и воспроизводства науки? А раз тогда ничего не делали, то теперь тем более не стоит, пользуясь известной остротой, упускать прекрасную возможность промолчать. Теперь этим займутся серьезные люди.
Я уже сказал, что социологический факультет и социологическая ассоциация — это большой ресурс, не только организационный, но и материальный, это контракты на исследования, субсидирование книгоиздания, контакты с зарубежными коллегами. Могу себе представить, что эти ресурсы вызывают у многих людей определенный интерес. Возможно, кто-то хочет их если и не вовсе отнять, то хотя бы слегка перераспределить и попользоваться. Отсюда — и кампания в прессе. Боюсь только, у многих из тех, кто чрезмерно активничал в последнее время, останется дурное послевкусие.
 

А.Ф.Филиппов о студентах и их претензиях:

Я полагаю, что на первоначальном этапе учебы студенты вообще не могут высказывать претензий, то есть указывать преподавателю, что ему преподавать. Главную ошибку они уже совершили: пришли на этот факультет. Ну, хорошо, прошло время, они поучились немного, так что же? Есть ли у вас уверенность в том, что студенты постарше уже хорошо понимают, каким должно быть преподавание социологии? С одной стороны, откуда им знать, насколько и в чем именно они обделены? Как сравнивать? Кому верить? Когда ко мне пришла в магистратуру поступать выпускница МГУ, я честно ей сказал, что я думаю о факультете и сильно обидел. Только через пару лет она, кажется, поняла. С другой стороны, я не убежден, что все те ужасные черты факультета, которые несомненны, в частности, безумная, на мой взгляд, кафедра социологии безопасности, исчерпывают весь учебный процесс. Чему-то там, видимо, можно научиться. И, наконец, главное: если бы студенты и в самом деле сознавали, до какой степени они лишены нормального образования, если бы они это понимали, то именно это и было бы основным содержанием их требований. То есть никакого разговора о столовой или смертной казни не было бы в принципе. Главным, ключевым требованием стало бы требование коренного изменения всей структуры учебного процесса.

Вот так вот. 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments