Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Про науку и жизнь

Отличное интервью Нины Брагинской в "Русском журнале" - "Своя корысть". Вот самое вкусное:

........................
В 2003-2005 годы мы много раз голосовали. Это были тяжелые и нервные события, иногда драматические. Министр В. Филиппов и ректор Ю.Н.Афанасьев привели нам до истечения срока ректорства Юрия Николаевича нового ректора - Невзлина. Теперь бывший ректор обвиняется в убийстве и находится в розыске, а тогда за него проголосовали почти все без исключения.
...Я была против. Вовсе не лично Невзлина и не против попечителей от бизнеса, и не против того, чтобы богачи давали деньги университетам.
Но если по уставу ректор должен быть ученым гуманитарием, то так тому и быть. А поменявши в уставе на "главным образом ученый гуманитарий", получите коня в сенаторы, фельдфебеля в Вольтеры и мою кошку Фалькониллу в профессоры! Но я хотела рассказать не об этом. А о том, что вскоре оказалось, что надо проголосовать против Невзлина и прошлого своего решения. И проголосовали снова подавляющим большинством. А потом надо было выбирать ректора, и опять больше 80 процентов было за нового ректора, а потом его министерство не утвердило, и надо было голосовать за еще более нового, и опять голосование было - пальчики оближешь! Это mob, это толпа.
........................
Речь идет, в сущности, о фельдшеризации высшего образования. Фельдшер - универсал, у него широкий кругозор, но он должен уметь находить выход из ситуации не по последнему слову науки, а применяясь к обстоятельствам. Большинству студентов, ориентирующихся на получение образования для практических целей, нужна не узкая специализация по китайской философии при отсутствии всякой ориентации в постоянно меняющемся мире, а что-то такое, что провозглашается идеологами Болонского процесса.
 
...Вступление России в Болонский процесс не есть выбор российского академического сообщества. Это условие вступления России в ВТО, это продиктовано соображениями, возникшими за пределами университетских стен. Болонский процесс идет на нас, а не мы к нему идем. Достаточно сказать, что это не свободный выбор, чтобы сказать главное о моем отношении к делу. А задача образовательного сообщества - выдержать этот удар. Всякая перестройка для образовательной системы болезненна. За время, пока будут переходить на новую систему (а в переходный период работается не лучше), вымрут последние высококлассные учителя профессии.
........................
Новый советский человек. С этой реальностью мы сталкиваемся в старшем поколении дома и в странах ближнего зарубежья. Больше таких людей нет нигде. А эпохе господства финансового капитала нужен "новый молодой европеец" - лояльный клерк, потребитель и производитель рекламы. Выращивание послушных клерков, уверенных, что им не изменить ничего в этом мире, а надо приспосабливаться к корпоративной этике, подается как воспитание всесторонне развитой личности, наделенной способностью учиться и переучиваться. А не кричать, отстаивая свою "идентичность", я-де специалист по барочной архитектуре, когда нужно, чтоб он занимался сетевым дизайном и делал упаковки для CD. Я уверена, что у Болонского процесса будут плоды и уверена, что не те, которые планируют. Как и при воспитании строителя коммунизма. При создании всех утопических проектов планируют ближайшие "свои" выигрыши и не берут в расчет более отдаленные проигрыши и те, которые коснутся всех. Что будет, скажем, с рефлексией у "болонского" выпускника? Эта ценность не просматривается.
 
...Вот наша эргэгэушная брошюрка о Болонском процессе. Основные принципы "педагогического менеджмента" - это "четко поставленные идеалы и цели", "педагогическое проектирование", "нормирование", "оперативный, надежный (в скобках уточняют: "объективный", чтобы не подумали про крепость запоров и колючку), полный, точный и постоянный учет". Потом много о дисциплинированности преподавателей и студентов и о наличии у преподавателей и студентов четко отработанных стандартных инструкций, что способствует качеству обучения... Кого? Свободных саморазвивающихся личностей? Или тех, кто умеет отрапортовать "четко поставленные идеалы"? Надо все приравнять, чтобы все было переводимо одно в другое, чтобы не было несравнимого и особого, такого, что не желает, чтоб его считали, как в детском мультике.
........................
Преподавателям, кстати, ужасно не нравится идея супермаркета или Макдоналдса в качестве учебного заведения, не нравится потому, что статус прислуги претит. Нравится статус жреца.
 
РЖ: А вам какой статус нравится?
Н.Б.: Прислуги, прислуги... Но все-таки при алтаре.
........................
Деньги - могучая сила, им противостоять не может ничто. Кроме бескорыстия. Бескорыстная жажда познания, бескорыстный интерес. Где вы это видите, там алтарь, а не прилавок.
...
Некоторых вещей без денег сделать нельзя. Само собой. Но нельзя, чтобы ученый занимался чем-то, потому что за это платят, а за то, чем он хочет, нет, не платят. Поэтому гранты в большой исторической перспективе штука очень вредная.
 
Как и все, я старалась добиться, чтобы мне платили за то, что я делаю. Но, добиваясь этого, человек почти всегда должен хитрить и приучаться к цинизму. Сперва этот цинизм обращен на грантодателя, а потом и на свою работу. Я хорошо все это изучила, побывав и грантодателем, и грантополучателем. В нашей интеллектуальной среде стала обычной такая цепочка рассуждений: сам бы я этого никогда не делал, я этого не люблю, я не считаю это хорошим, мне это претит, но мне за это платят какие-то обезличенные инстанции. И все. Это очищает. Деньги, которые не пачкают, а очищают. Вроде как ничего личного, я просто киллер. Или просто Иуда, за тридцать сребреников.
........................
СССР - идеократическое государство, а идеология была якобы научная, марксизм законсервировал почти на весь российский двадцатый век наукоцентризм девятнадцатого. Кроме того, угнетенные должны были экспроприировать собственность угнетателей, а к таковой относились и наука, и образование. Наука и образование были несомненными ценностями, но вовсе не самоценностями: естественные и точные должны были работать на оборону физическую, гуманитарные - на идеологическую. Отказ от военного противостояния и советской идеологии поставил бюджетное содержание тех и этих наук под вопрос. Пятнадцать лет тому назад я говорила так: если бюрократия рухнет, рухнет система институтов РАН, если бюрократия уцелеет и воспрянет, Академия сохранится и будет ее обслуживать. Моим коллегам это не нравилось: ни что рухнет, ни почему сохранится.
........................
Но в тот короткий и странный период 1992-1994 гг., когда мне приходилось вращаться во властных кабинетах Минобраза в качестве представителя Дж.Сороса, у меня сложилось общее представление об этих механизмах. Чиновники заняты собой, своей карьерой и своими позициями в аппарате. Но к ним, как к Гулливеру, привязаны за ниточки дети-школьники, их родители, учителя, "шкрабы", высшая школа. Когда надо кого-то обойти, или, наоборот, вознести, или стравить, или опорочить, или отомстить, или показать кому-то его место, или установить контакт с голландцами или англичанами и все время туда ездить, чиновник совершает движение. Возникает проект реформы, программа, служебная записка, реорганизация, в законы вносятся поправки. От того, что кто-то хочет пересесть в другое кресло и изготовился к прыжку или разминается, чтобы залезть в некий карман, ниточки, которые идут от его рук и ног, приводят в движение и затрагивают (иногда даже позитивно!) интересы миллионов людей. А наоборот - нет. Интересы этих людей по ниточкам не передаются, не дергают чиновника, разве что кто-то в соседнем кабинете захочет их использовать в своих целях.
........................
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments