Леонид Блехер (leonid_b) wrote,
Леонид Блехер
leonid_b

Categories:

Что я видел и слышал на Бастконе

Басткон – это один из доброго десятка т.наз. «конвентов», т.е., ежегодных съездов фантастических писателей, критиков, редакторов, издателей, переводчиков и т.д. И читателей, конечно. Понятие это – «конвент» - пришло из Америки, там в конвентах

собирается «фэндом». Как всегда, когда мы что-то заимствуем, мы после краткого, но страстного периода полного обезьянничанья, начинаем заимствованное обживать, утеплять, вкладывать свой смысл и проч. И появляется нечто вполне жизнеспособное, хоть и несколько кособокое. Так и с конвентами («конами»). Говорят, что на американских конах больше непосредственных подростков. Да и вряд ли там так и столько пьют, как на наших. (Про питье я знаю в основном по рассказам выживших после пьянок 90-х годов. Сам я бывал только на одном конвенте, Бастконе, а на нем пьют, как говорят эксперты, относительно немного и локально, частями).

Я приезжаю на Басткон уже в третий раз. Мне там очень нравится, время провожу с удовольствием и пользой.

Проходит Басткон в конце января, в Подмосковье, с вечера пятницы до дня воскресенья, в подмосковном одноименном пансионате. Стоит это удовольствие недорого, а если учитывать, что люди сюда едут не жрать и высыпаться, а совсем наоборот, то условия вообще отличные. В номерах тепло, бары отличные.

Для меня главное на Бастконе – это возможность услышать много чего интересного и для меня неизвестного, поговорить, поспорить. И – конечно – увидеться и познакомиться с очень необычными и интересными людьми. Для этого обстановка самая подходящая, потому что дружелюбие и душевность здесь царит чрезвычайная. А для писательской массы – просто невероятная (писатели вообще бывают en masse удивительными гадюками, но только не фантастические. Это удивительный феномен, достойный особого рассмотрения).

По моему мнению, да и по небольшому опыту, писатели в России крайне редко бывают соизмеримы со своими произведениями. Они либо больше их, либо меньше. Фантастические писатели, как правило, больше и интереснее своих книг. А писатели простые художественные, мэйнстримовские, частенько бывают поменее, и книги их бывает читать интереснее, чем с ними общаться.

Но это статистически, конечно. Скажем, писатели женского сословия, так оне… Хотя…

В общем, мы с Ньютоном гипотез по этому поводу не измышляем. Куда нам!

Так вот, о Бастконе. В этот раз, как и в прошлые, интересные разговоры начались с автобуса, в котором я ехал туда, и проходили непрерывно двое суток, и закончились в автобусе, в котором я ехал обратно в Москву. Разговоры были как о фантастике (меньше всего), так и обо всей нашей фантастической жизни.

Скажем, был разговор о том, как ведут себя бизнесмены, происходящие из бандитов, ментов, военных и ФСБ-шников. В чем сходство их поведения в бизнесе и в чем разница. Формулировки мой собеседник, знающий эти разновидности по собственному бизнес-опыту, давал отточенные и убийственные. И захочешь забыть, так не забудешь, особенно по ночам.

Или, скажем, по ходу обсуждения доклада Владимира Баканова о роли, динамике и значении заимствований в русском языке начался по сути бесконечный разговор о том, что происходит с нашим языком и как приличные люди должны к этому относиться. Игорь Гринчевский рассказал поучительную историю о том, как он с друзьями-менеджерами обсуждал как-то некий российско-зарубежный конфликт, и как по ходу разбора понадобилось рассказать об этом конфликте на английском языке. И вот, как они не старались, все время получалось (по-английски), что Россия в этом конфликте выглядела погано. Хотя вроде переводили знатоки и старательно.

Особенно интересно было на круглом столе, посвященном взаимовлиянию фантастики и общественного сознания. Заготовлены были вопросы о возможных параметрах, или точнее сказать, измерениях фантастического текста, описывающего чаемое общество (эти вопросы составлял ivan_klimov) и большой вменяющий и объясняющий вступительный текст (его написал ivanov_petrov). Надо будет, кстати, этот текст и эти вопросы потом разместить в ЖЖ, отдельно. Обсуждали эти проблемы писатели Р.Злотников, Е.Хаецкая, Д.Володихин, В.Березин, А.Волков и другие хорошие люди. Как водится, на представленные вопросы не отвечали, а рассказывали о своем – но все равно получилось интересно и содержательно.

К сожалению, в субботу днем я не попал на «Школу перевода». Это действительно школа, которую не первый год на Бастконе проводит переводчик и организатов Владимир Баканов, и на которую на Басткон съезжаются человек двадцать переводчиков, в основном дамы самые разные, но все красивые, умные, очень понятливые, и смотреть на них, и беседовать с ними мне очень нравится!

Они рассказывали очень смешные истории о переводах и переводчиках, и с полным понятием участвовали в разговорах о культуре, религии, русском и др. национальных характерах, нашем прошлом, настоящем и будущем.

Вообще женщины на Бастконе умны, веселы, талантливы и очень хороши собой.

А нравы на Бастконе, наоборот, строгие. И это правильно.

Был еще доклад А.Ройфе о мифоциде в современном западном кино. Сам Ройфе, как и ведущий и содокладчик Глеб Елисеев, хорошо знают предмет, и доклад потому получился по делу: речь шла о процессе убийства (по-нашему – «опускания») классических культурных мифов, в последние годы в западном кино, и вероятных причинах, особенностях и последствиях этого процесса. В частности, о том, как естественная потребность в мифах сразу попытались заполнить типа-мифами, и что из этого может выйти, а чего получиться никак не может. Я сам никогда об этом отдельно не думал, а зря. Скажем, прикинуть, что в этом смысле происходит в России…

Тут надо сказать, что я с первого раза, когда случайно попал на конференцию Бастиона о христианстве в фантастике, выделил для себя четырех профессиональных историков: Дмитрия Володихина, Сергея Алексеева, Глеба и Ольгу Елисеевых. Я слушаю практически всё, что они говорят и рассказывают, как по истории России и Европы, так и на более современные темы. И никогда не жалею об этом. Очень правильная эта компания. Хорошие предпосылки, энциклопедические знания, блестящий стиль рассказов и докладов и полное, полное отсутствие вранья и пустой болтовни. Говорят они о том, что знают, понимают,  и о чем думают.А о чем не думают, не знают или не понимают, о том и не говорят.

Всем бы докладчикам на Бастконе брать с них пример. Но не будем о грустном.

А еще в ту же субботу был роскошный семинар «История и литература». Его не первый раз ведет Ольга Елисеева, историк, специалист по 18-му и 19-му веку, пишущая книги во всевоможных жанрах. На семинаре было четыре доклада: один мужской, точный, сухой и убийственный, о некоторых особенностях романа «Ларец» Чудиновой, его читал Игорь Черный из Харькова. И три женских доклада: Трускиновской, Хаецкой и Елисеевой. Мастер-классный доклад Дали Трускиновской был о том, как приличествует фантастическому писателю употреблять историю в своих текстах, а как не приличествует. Доклад-то был хорош. Только, думаю я, не в коня корм: кто читал нужные книжки перед тем, как свои писать, то и дальше будет читать. А кому Пикуля хватает, тот и чукча.

Доклад Елены Хаецкой был, как и на прошлом Бастконе, посвящем отблескам и отзвукам христианства в европейской культуре. В этот раз она рассказывала о Геракле как прототипе христианского героя. Меня в этих докладах, как и в ее книгах, поражает одна вещь: их вроде легко воспринимать, они такие эмоциональные, звонкие, легкие, просто танцующие. Но начинаешь вникать, и видишь, что они легкие-то легкие, но никак не легковесные, и ручка-то в этой бархатной перчатке просто железная, и логика непробиваемая, и смесь из «знаю», «понимаю» и «чувствую» самая что ни на есть впечатляющая.

Ольга Елисеева прочла доклад, что называется, со сцены. Своим серебряным голоском. О Дубровском. Это был рассказ, такой изящный и убедительный, как Виктор Пугачев со своей коброй на Су-27. Уж и не знаю, у кого Ольга научилась – у своей любимой исторической подружки Екатерины Великой, или сама всегда такая была, - но способность тянуть нитку повествования, не сбиваясь ни на выкрики, ни на прочие обстоятельства, у нее явно не русская, а скорее немецкая. Во всяком случае, когда она закончила доклад, публика аплодировала и орала «Браво!».

Эти доклады надо бы выложить в открытый доступ, и я думаю, что после обработки надо бы так и сделать, скажем на сайте того же ФОМ-Клуба. Я тогда объявлю об этом.

А еще в воскресенье, когда народ уже собирался по домам, вдруг случилась очень интересная дискуссия о тяжелых отношениях между писателями, издателями и читателями фантастики. Разговор сначала шел о том, ориентирована ли фантастики на простые, но широкие народные массы, или она воздействует на более высшие или хотя бы более думающие слои населения. Но потом как-то всё повернулось на анализ взаимосогласованной читательско-издательской игры на понижение и опускание уровня фантастических текстов. Я во многих тонкостях этого процесса совсем не копенгаген, конечно. Но понять всеобщее мнение о том, что у нас погоду делают все, кто хочет – только не рынок и не конкуренция, это я понял.

Вот так. Отдельно надо бы рассказать о ночных разговорах и общениях Басткона. Но это уже немного другая история.

Что я не сделал? Я снова не договорил с Васей Купцовым, который удивляет меня просто при каждом, даже сиюминутном, разговоре. Три года его знаю, и никак я не могу добиться, чтобы он сказал хоть что-нибудь обычное, мало-мальски тривиальное. О чем ни спросишь его, он так поворачивает тему и так отвечает, что потом больше ни о чем не думаешь, как только об этом.

Скажем, он бросил мне реплику, что у фантастов обычно очень плохо с фантазией. Роман Злотников, случившийся рядом, подтвердил это, только добавил, что не только и не столько с фантазией, сколько с воображением. Я открыл рот спросить, как же так же? – А они и разъехались до нового Басткона. 
Вообще я сильно не договорил и не дослушал. С Олегом Марьиным, скажем, или с тем же хорошим человеком Игорем Гринчевским. С С.Алексеевым я только на обратном пути и разговорился. А... Теперь жди целый год...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 34 comments