August 10th, 2015

Памяти Самуила Ароновича Лурье (12.05.1942—8.08.2015)

Из книги Сергея Чупринина "Критика - это критики. Версия 2.0" (Москва, 2015 год)

Мастер
— Но ведь он же мастер, мастер?
— Это не имеет значения…
(Из разговора)
   Из того, что по русским меркам положено сделать заметному критику, Самуил Лурье не преуспел почти ни в чем.
     Не открыл нового Гоголя.
     Не разрушил — так, чтобы дотла — ни одной дутой репутации.
     Не создал или не возглавил, перехватывая инициативу, своего литературного направления.
     Не воспитал учеников — чтоб было после у кого учиться.
     Не выработал собственную стройную или хотя бы противоречивую, но полномасштабную эстетическую концепцию.
     Его статьи, рецензии, книги — отнюдь не энциклопедия русской (ну пусть только литературной) жизни.
     И отнюдь не депо крылатых слов, новых терминов и понятий, которые с непременной ссылкой на него вошли бы если не в общелитературный язык, то, по крайней мере, в профессиональный жаргон нашего цеха.
     Пишет, правда, хорошо.
     Может быть, лучше всех.
     Что там, впрочем, может быть? — если именно ему дан редкий дар так расставлять “лучшие слова в лучшем порядке”, что чудится, будто эта старинная формула Кольриджа охватывает собою не только стихи, но и любое литературное сочинение.
     Например, рецензию.Collapse )