February 5th, 2013

Сказано (из рассуждения Елены Хаецкой о Льве Толстом)

Из записей Е.Хаецкой "Перечитывая "Войну и мир" и "О ритме художественной прозы (читая Толстого)".
Мне хочется начать с темы толстовского стиля.
Кто-то из писателей априори считается хорошим стилистом, кто-то - ужасным. "Так принято".
Хороший тон считать Толстого ужасным стилистом. Приводить в качестве доказательства совершенно невозможную толстовскую фразу: "Накурившись, между солдатами завязался разговор".
Попадаются даже такие высказывания: мол, Толстой, конечно, великий писатель и классик, и даже граф, но лично я бы его подправил да подсократил.
И ничего необычного, кстати, в подобных высказываниях нет. Еще в первой половине восьмидесятых у меня была редакторша (моя первая), в газете, так она прямо говорила: "Маяковский, конечно, великий поэт, но я бы его поправила..."
Но ведь это почему-то нельзя, и все люди доброй воли, надеюсь, понимают, что это нельзя – исправлять да подсокращать «Войну и мир» «до двенадцати авторских листов, не больше». В противном (очень противном) случае получится вылизанная армией подневольных редакторов "серийная" продукция неназываемого издательства, чьи книги неотличимо похожи друг на друга.
И дело вовсе не в том, что всем надо писать "накурившись, завязался разговор" или что это вообще правильно. Нет, неправильно! Лучше писать без ошибок. Или хотя бы понимать, что за ошибки ты делаешь и зачем.
И не в том, опять же, дело, что надо строить предложения, как Толстой, - длинные и сплошь сложноподчиненные. (Почему у него сплошь сложноподчиненные - понятно: Толстой не позволяет выстраивать между его словами какие-то произвольные связи, не такие, какие он лично, графской ручкой своей, установил. Никакого воздуха, никаких пауз, никаких вздохов. Никакого читательского произвола.)
Казалось бы, такой роман должен читаться очень тяжело.
Но вот парадокс: вслух "Война и мир" читается легко. И на слух воспринимается легко. Проверено.
Почему?
И почему Толстой так битвы изумительно описывает? Collapse )
Ах, как правильно! Особенно про то, что Толстой пишет не словами, а текстом. И общим ритмом. Т.е., его надо читать, как партитуру.