June 15th, 2012

Сказано

Просмотрев разные обсуждалки, которые возникли в Интернете вокруг моей коллекции с ЕГЭ, в очередной раз удивился... взрослым.
Люди на полном серьезе считают, что ВСЕ школьники так пишут (и знают предмет на таком вот уровне). Что раньше такого не было. Люди видят во всем этом знак апокалипсиса и всего такого. Естественно у "эхомосквичей" это все в духе "до чего Путин и Фурсенко довели страну и детей!"
Сотый раз повторю. Раньше такого якобы не было, потому что не было письменных экзаменов по истории и обществознанию. Благодаря ЕГЭ, мы хоть можем знать, что творится в головах действительно огромного количества школьников. А так бы - не знали!
Ну и кроме того. Вчера мне сказали, что в целом результаты ЕГЭ по истории и русскому языку в моей области - самые высокие за все ЕГЭшные годы. Такие вот дела. Так что не бойтесь вы апокалипсисов, товарищи!


Лангобард прав, конечно. Многажды видел, как люди на голубом глазу путают новое (для себя) знание с новизной происходящего. Иногда это бывает очень приятно и важно: пример - первая строфа "Аллилуйи" Щербакова.

Снято

Две фотографии, цветная и чёрно-белая, в посте великолепного фотографа Сергея Данилова. Его московские фотографии меня просто завораживают. Очень советую. Ну ладно.

Я к тому, что не в первый раз понимаю, что чёрно-белые фотографии значительно выразительнее и точнее. Я это вроде как давно знаю, а тут недавно получил подтверждение: в гостях просматривал альбомы, и вдруг ясно увидел, насколько же две особенности современных фотографий затрудняют мне понимание того, что снято.

Первое, конечно, то, что они - цветные. Ну не нужен цвет, он сразу делает всё раскрашенным. Я уверен, что душа человека... Впрочем, не буду зарываться. Хотя бы временно.

Второе - что люди на современных фотографиях, как правило, улыбаются, как идиоты. Т.е., не улыбаются, как идиоты, а улыбаются. Ну просто как идиоты какие-нибудь. И сразу становится ничего не видно.

А старые фотографии, где люди серьёзно смотрят в объектив или вообще куда хотят, но серьёзно - и сразу видно душу человека и его особенности, и очарование, и живую жизнь. И то, что человек, если даже он тяжёл, как бегемот или какая другая хорошая животная, всё равно немного птица.