August 10th, 2011

Сказано

Очень любопытное интервью с Олегом Неменским в "Соли".
......
Знаете, советские понятия об идентичности довели нас до глупейшей ситуации, которую вряд ли кто сможет понять за пределами бывшего СССР: сейчас половина его населения старается выучить свои «родные языки». Человек, может, с детства и двух слов на нем связать не мог, но в паспорте было записана соответствующая национальность, он сам «знает», что в нем течет «такая-то кровь», а, соответственно, «мой родной язык» — такой-то. Страшная глупость, ведь родной язык — тот, на котором привык изъясняться с детства, который тебе легче других, потому что он твой. А язык несет в себе мировосприятие, огромный культурный опыт народа, его историю, его понятия о жизни. Если твой основной язык — русский, но ты не считаешь себя русским — то ты просто русский, не желающий себя таковым признавать. Во многих случаях это потомок русифицированных представителей другого народа, просто в память о предках не желающий изменять их идентичности. Да, любой народ самоценен и его сбережение важно для всего человечества, но он сохраняется своей культурой, своим языком, а не выученной с детства фразой «я — такой-то» при совершенно иной культурной реальности.

Впрочем, конечно, не стоит совсем отодвигать в сторону и религиозный фактор. Да, современные общества — преимущественно светские, но по крайней мере комплиментарность к религии предков имеет огромное значение. Культура — это не только язык, но и традиция, а традиции без религии быть не может. Не говоря уж о ее духовном значении. Да, конечно, если мы отвернемся от православия, предпочтем иную веру, мы перестанем быть русскими. Но религия — это ведь тоже язык. Язык общения с Богом.
......
Выделенная (мною) полужирным курсивом фраза - вообще убойная. Отлично сказано. Вообще интервью просто набито нетривиальными и глубокими тезисами.


Крепко сказано

Из статьи Александра Механика "Пирамида Семашко" в "Эксперте"

В основе как обязательного медицинского страхования, так и бюджетного финансирования медицины лежат два принципа, которые стали основополагающими для современного социального государства: справедливость и солидарность. Справедливость в данном случае означает, что равное право на медицинское обслуживание, гарантируемое государством, имеют все его граждане вне зависимости от их доходов. Солидарность - что более богатые граждане поддерживают более бедных за счет перераспределения части своих доходов через систему прогрессивного налогообложения или страховые взносы. Богатый платит за бедного, здоровый - за больного. Поэтому системы здравоохранения развитых стран, независимо от общественного строя, фактически должны отвечать социалистическому принципу "От каждого по его материальным возможностям, каждому по его медицинским потребностям".


Смотрю и смотрю себе. Вот же думаю, солидарность... Вот тебе и солидарность, думаю...
Т.е., поймите меня правильно - я совсем не против изъятия и перераспределения, действие как действие. Скажем, децимация покруче будет, и то бывает неизбежна и полезна для здоровья.
Но почему же это солидарность? Солидарность это почему?
Нет, не так. Я совсем не против, когда у меня забирают часть моих доходов, и употребляют их в своих целях. Ладно. Налоги всегда были. Вот и в Евангелии написано, что отдай кому следует и т.д.
Но почему, забрав у меня налоги, эти добрые суки рваные хорошие люди хотят, чтобы я считал это дело солидарностью?
Я ведь и так отдам, и даже жалеть не буду. Но вот это... Это уже лишнее.

В такой архитектуре есть что-то безнадёжное


На одной из прежних работ были две дамы - средние начальницы. Одна из них по натуре была доброй и человечной, и от души всем помогала и сочувствовала. Гадости же и пакости она делала только по приказу начальства - или по его ясно выраженному желанию. Тогда она подставляла, гадила, выводила из себя, не брезговала клеветой и проч. Но, как сказано - только если начальник приказал или выказал. И если начальник переставал хотеть или приказывать - такое бывало - то она от всей души сразу же становилась снова доброй и отзывчивой.
 
Вторая же обладала по природе своей паршивым характером, была, что называется, вздорная барыня. Особенно если дело касалось подчинённых, а не равнопоставленных коллег. Унижала, доводила до слёз, орала и проч. Но если ей указывали или стыдили равнопоставленные сотрудники или тем более начальники - то она немедленно усовещивалась и от всей души благодетельствовала. И действительно творила людям добро, сколько могла или даже больше. Даже придумывала, что бы такое хорошее сделать. А поскольку была в некотором смысле чуткой, то и делала много.
 
Кстати, дамы эти были подругами. Хотя очень друг друга не любили и при случае - ... ну, понятно. И мне потом рассказывали, что в конце концов начальник приказал одной даме съесть другую.
 
Прошло довольно много времени, и я их почему-то сейчас вспомнил.
Вот, думаю, как же лучше?
В смысле кто из них выйдет более оправданным?
Тот, который по натуре своей - или тот, который по приказу?
Или по фигу все душевные склады, а судить нас судят только по действиям, независимо от мотивов и обстоятельств?