July 20th, 2011

(no subject)



(via kaizer_84) .

Очень толковый человек Леонид Парфёнов. У него есть редкое качество - он знает собственные границы, границы своей правоты и компетентности. Поэтому его очень интересно слушать.

(no subject)

Из заметки в "Эксперте" с совершенно неправильным названием - "Думать больше не надо".

Больше нет необходимости что-либо запоминать, ведь почти всегда можно просто спросить у поисковой системы.

Исследование, опубликованное в журнале Science, включало несколько экспериментов. В первом участникам был предложен компьютер и порция информации, которую было необходимо перепечатать. Половине участников было сказано, что информация будет сохранена в компьютере, другой половине пообещали эту информацию стереть. Результаты были чрезвычайно интересны: участники первой группы не смогли вспомнить ничего из того, что они печатали.

Второй эксперимент лишь подтвердил деградацию памяти цифрового поколения. В нем участникам предложили информацию и определенные папки, в которых эта информация лежала. По прошествии некоторого времени выяснилось, что участники эксперимента лучше помнят название папок, нежели информацию в них.

Как сообщила психолог Бетси Сперроу, которая была одним из учредителей данного исследования, «когда люди сталкиваются с трудными вопросами, первое о чем они начинают думать, — это компьютеры и поисковые системы».

Бетси видит проблему в том, что интернет стал «внешним источником памяти, к которому мы можем получить доступ в любое время. Эти исследования доказывают, что люди расстаются с информацией легко, потому что они знают, что ее легко можно обнаружить на экране компьютера».

Ученые предполагают, что люди сегодня уже не могут представить свою жизнь без компьютера, и с каждым годом эта зависимость лишь увеличивается. Сперроу уверена, что сегодня можно наблюдать прямую симбиотическую связь между людьми и машинами.

«Возможность потери подключения к интернету становится все больше похожа на потерю близкого друга. Мы должны оставаться в Сети, чтобы точно знать то, что знает Google», — напоследок заявляет ученый.

Последняя фраза - совсем правильная. Что получается, когда приходится работать с такими людьми? Чем-то они компенсируют свою зависимость, не так ли? Энергией? Матом? Диким количеством попыток и лёгким отношением к неудачам, которые они не относят к самим себе?

Три цитаты


Из беседы в "Огоньке" с И.М.Клямкиным - "Особый не путь, а цели".

... Заявлять, что народ "до демократии не дозрел", это откровенный обман, на который элитарные группы идут, чтобы удержать свою монополию. Популярны разговоры о том, что нам нужно подождать, что для созревания гражданского общества должно пройти время. Но это правильно только в том случае, если вы действуете в направлении, которое это время приближает. А у нас все наоборот: время используется для консервации общества, поскольку элита его элементарно боится.
Я считаю, что российская элита катастрофически отстала и от потребностей общества, и от времени, и даже от населения. Поэтому главная ответственность за политический, экономический и даже культурный кризис, постигший страну, лежит на ней. В 90-е годы люди действительно верили в демократию, свободу и рынок, притом что в их представлениях было мало конкретики. Почти такой же романтический подъем наблюдался и в Восточной Европе. Однако там были другие элиты, которые смогли соединить романтику с созданием европейских демократических институтов. И еще элитарные группы там договорились: если вы выигрываете выборы — мы уходим, если мы выигрываем — вы уходите. А у нас договариваться не хотели, каждая группа претендовала на борьбу до победного конца и монополию. И после того, как одна из них в 93-м году победила, снова использовав силу, стране был навязан очередной персоналистский режим.
.............
В России сегодня нет оппозиции, реально противостоящей властной монополии. У нашей либеральной оппозиции нет системной альтернативы. Она по большей части мыслит в тех же категориях, что и власть, предлагая заменить одних людей другими и обещая, что после этого все наладится. Ни одна политическая сила не выдвигает задачу изменения авторитарной Конституции.
По сути, у нас есть два типа либералов. Одни пристраиваются к действующему режиму, объясняя это тем, что лучше делать хоть что-то уже сегодня. Эти люди уверяют, что ведут диалог с властью, хотя в условиях авторитарного правления подобный диалог становится чем-то вроде посещения русскими князьями Золотой Орды. Их точка зрения могла быть там интересна только в том случае, если подсказывала, как улучшить сбор дани для ханов.
Другой тип либералов — обличители. Они талантливо, запальчиво и очень хорошо ругают нашу систему. Непонятно одно — во имя чего? Предлагаемая альтернатива еще ни разу не шла дальше общих деклараций. Как конкретно должна быть устроена политическая система? Какими конкретно должны быть суд и организация государственного аппарата? Как конкретно обеспечить противодействие коррупции? Ответов нет. А без этого любые лозунги и обличения повисают в воздухе.
Поэтому я и говорю, что страна лишена какого бы то ни было альтернативного проекта развития. Мы застряли.
.............
Конечно, либеральные силы в настоящий момент не имеют никаких политических перспектив. В конце 80-х казалось, что только у них и есть перспективы, а сейчас ситуация в корне другая. Это время — не их, это чужое для них время. А чужое время может быть только медленным, его нужно использовать для стратегического продумывания своих проектов. Пытаться сделать это время быстрым — значит быть неадекватным исторической ситуации.

Хорошая идея - про быстрое и медленное время. Т.е., про время действий и время размышлений. И про то, как же плохо бывает, когда ты не соображаешь, в каком времени живёшь. Скажем, хочешь действовать, когда надо думать - и наоборот.
Интересно было бы сообразить, что диагностирует такая ошибка. Вряд ли просто глупость.
Вот, скажем, Гамлет... (уходит, бормоча и размахивая руками).