June 17th, 2011

Сказано

И теперь у меня осталась только одна мысль. Это правда очень важно, что мы кому говорим. Наши слова намного важнее, чем мы думаем. Я понял это, поговорив с одной женщиной, которая выжила в Аушвице. Она попала в лагерь, когда ей было 15. Ее брату было 8, родителей они потеряли. И она рассказала мне: «Мы ехали в поезде в Аушвиц, я посмотрела вниз и увидела, что мой брат потерял башмаки. Я прикрикнула на него: «Что ты такой неряха, не можешь сберечь свои вещи!» так, как может сказать старшая сестра младшему брату. Это было последнее, что она сказала ему в этой жизни. Потому что он пропал, и больше они никогда не виделись. И когда она выбралась из лагеря, она дала клятву. «Я вернулась к жизни после Аушвица и я клянусь, что никогда не скажу того, что не могло бы остаться как мое последнее слово». Сможем ли мы так жить? Наверное, нет. Но можно хотя бы об этом помнить.

Спасибо ann_d  за наводку.