February 9th, 2011

Сказано

Из статьи Дмитрия Бутрина "О девальвации ненависти" :
...................
В нашем случае, я полагаю, мысль о правительстве как «единственном европейце» — анахронизм, в России в начале XXI века единственный европеец — это верхушка Collapse )
...................

1. Про "единственных европейцев" - это Дмитрию виднее. Но что точно это не правительство - это да.
2. Вообще про ненависть и её причины - тут дело тонкое. Иное дело ненависть к России как таковой, иное дело к иной точке зрения. Я думаю, что во втором случае никакая это не ненависть, а скорее всего сильнейшее раздражение. Т.е., реакция значительно более мелкая, быстровозникающая и быстропроходящая. В первом же случае интересна, но не очень понятна мысль о поддержке властями деградирующих общественных институтов. Что имеется в виду?
3. Ну да. Но если перед тем как критиковать, задумываться о собственном разуме и дури, вообще критиковать забудешь. А как же общественный долг?
4. Что тут возразишь? Но откуда в России, особенно в публичной полемике, когда не видишь хабитуса своего оппонента, чувство меры? Об этом ещё Вл.Соловьёв писал, когда со Страховым собачился.

Сказано

Леонид Юзефович, из предисловия ко второму, переработанному и сильно расширенному, изданию книги "Самодержец пустыни".

"За семнадцать лет, прошедших после выхода моей книги, и отчасти, может быть, благодаря ей «кровавый барон» сделался популярной фигурой. Как всякий персонаж массовой культуры, он приобрел лоск, но сильно потерял в объеме. Так проще иметь с ним дело. Ныне это кумир левых и правых радикалов, герой бульварных романов, комиксов, компьютерных игр и диковатых политических сект, объявляющих его своим предтечей. Когда-то я смотрел на него как на побежденного в неравном бою, теперь он взирает на нас с высоты своей посмертной победы и славы.

Как и раньше, я старался быть объективным, но объективность всегда ограничена личностью наблюдателя. Делать вид, будто я остался прежним, нелепо, за последние два десятилетия все мы стали другими людьми. Я не хочу сказать, что вместе с нами изменилось и прошлое, хотя это совсем не так глупо, как может показаться, но чем дальше оно отодвигается от нас, тем больше может сказать о настоящем — не потому, что похоже на него, а потому, что в нем яснее проступает вечное
".


..... а потому, что в нём яснее проступает вечное... Вот оно как. Отлично сказано.