October 15th, 2010

Как я это дело вижу

1. Наркоман – это в первую очередь раб. Он находится в рабстве у химического вещества и у его представителей, которые строят своё благосостояние на этом рабстве. Им надо, чтобы наркоман оставался рабом и чтобы таких рабов становилось всё больше.

2. Чтобы кормить своего молоха, раб отдаёт всё, что у него есть, и в какой-то момент он начинает кормить его окружающими людьми, потому что люди вокруг нас и их любовь к нам – это наше богатство, большее, чем любые деньги. Любовь - это прямое проявление нашего Бога. Так вот, именно это богатство и идёт в ход, меняется на очередную дозу вещества.

3. Только исходя из этого и можно понять, что делают окружающие наркомана близкие и родные, которые отдают его в реабилитационный центр и вообще ограничивают его злую, страшную, разрушительную волю. При этом понятно, что делается это в крайнем случае, в состоянии крайней необходимости, для спасения и самого наркомана, и его близких. Когда альтернативой являются только мучения и смерть.

4. В состоянии крайней необходимости делаются вещи не наилучшие, а единственно возможные. Конечно, если бы можно было как-то улучшить ситуацию без ограничения воли и свободы наркомана, то любящие его люди так бы и сделали – никто не враг своему родному человеку, всякий бережёт и его, и свою любовь. Обращаются в такую инстанцию люди с отчаяния.

5. Поэтому разговоры о том, что в другом городе кто-то знает людей, которые рассказывали про людей, которые сами читали о том, что всё это можно лечить без насилия – это либо глупость, либо глупость.

6. Понятно и то, что наши люди никогда не организовываются для решения какого-то общего дела, если можно обойтись без этого. Но если уж они организовываются, то относятся к этому очень серьёзно и проявляют просто чудеса разума и здравого смысла.

7. Но не более того. Соблюдение государственных законов (самих по себе, подчёркиваю) при такой самоорганизации не считается добродетелью. Соблюдается только то, что ведёт к достижению цели или не мешает её достижению. Иначе не стоит ничего делать.
 
Так вот, если всех этих соображений не принимать во внимание и не ставить во главу угла, то, на мой взгляд, вообще ничего не поймёшь.
Есть и ещё важные обстоятельства – скажем, продажность или по крайней мере крайнюю неэффективность нашей госсистемы, или тот факт, что у нас в стране именно наркоманы и составляют большую часть структуры распространения наркотиков. Но мне кажется, что это не так важно, как изложенные мною положения.

Сказано

Мало кто знает, что на закрытой от посторонних глаз территории Муромского стрелочного завода стоит памятник стрелочнику. Не тому, который в оранжевом жилете с гаечным ключом, кувалдой, пьяный и трехэтажным матом, а тому, кого назначили стрелочником – безвинно виноватому за чужие ошибки и грехи. Отлили памятник из чугуна в самом начале девяностых на свои кровные рабочие цеха рельсовых стыков, после того, как их ни за что ни про что лишили тринадцатой зарплаты за распитие спиртных напитков на рабочем месте. Памятник представляет собой метровое изваяние рабочего человека, положившего заявление об увольнении по собственному желанию на рабочее место. С тех самых пор, вот уже два десятка лет, кладут рабочие завода, да и вообще желающие положить, к подножию памятника подписанные заявления об уходе, объяснительные записки, пустые водочные и пивные бутылки – короче говоря, всё или почти всё то, что обиженный, оскорбленный и напрасно наказанный человек может у нас положить в ответ на произвол начальства.
.................
В середине позапрошлого века в Муроме проживало около пяти тысяч человек. В купечестве состояло немногим менее половины от общего числа горожан. Это был самый высокий показатель за весь девятнадцатый век, не говоря о двадцатом. Лишь в постперестроечные 90-ые годы прошлого века этот показатель был превышен более чем вдвое. Тогда количество бизнесменов в городе превышало количество горожан, поскольку некоторые собаки тоже имели свои ларьки по торговле мослами и требухой.
    И еще немного занимательной муромской статистики. Муромские купцы Зворыкины имели в городе чугунолитейную фабрику. К примеру, в 1897 году на этом заводе было выпущено только одних чугунных сковород тысяча двести пудов. Оказалось, что муромскими чугунными сковородами калечился в семейных ссорах каждый двадцать седьмой женатый мужчина в российской империи.

................