August 8th, 2010

Доброволец


В субботу я выкатил не свою машину из не своего гаража, и покатил в Синодальный отдел на Николоямской. Имея в виду нагрузиться гуманитарно-пожарным добром, и отвезти его туда, где оно надобно. Или, если ехать не требуется, помочь в свертывании-развертывании, упаковке-распаковке.

Должен сделать отступление. Я не очень хорошо отношусь к церкви вообще, и к РПЦ в частности. Но.

К сожалению, РПЦ и ее социальные службы на настоящий момент чуть ли не единственная из известных общественных и государственных организаций нашей великой страны, которая централизованно оказывает хоть какую-то помощь не только оставшимся без жилья пострадавшим, но и пожарным, а также пожарным добровольцам.

Разумеется, говоря об этих самых бездеятельных организациях, я не имел в виду МЧС, МО и лично премьер-министра Путина.

МЧС - потому что они борются с пожарами, как могут и умеют; по некоторым сведениям, к ним уже подключается МО.

А премьера-министра Путина - потому что он вовсе не общественная организация, и, по слухам, тоже помогает как может: летает, и смотрит, хорошо ли горит, и не надо ли чего.

На Николоямской меня записали в книжечку, а записав, сказали, что пока ехать никуда не требуется, и что нужны газели, фургоны, и т.п., а не мелочь легковая.

(Хотя в течение трудового дня я не раз видел, как всякая мелочь легковая загружалась, и уезжала. Нас таких, готовых сорваться и выехать, было не один, и мы потихоньку жужали под нос на эту тему, что типа вот они ехают, а мы не ехаем, и почему такое вот)
...

(via sergeyhudiev  )

Старое стихотворение

Павел Коган

МОНОЛОГ

Мы кончены. Мы отступили.
Пересчитаем раны и трофеи.
Мы пили водку, пили "ерофеич",
Но настоящего вина не пили.
Авантюристы, мы искали подвиг,
Мечтатели, мы бредили боями,
А век велел - на выгребные ямы!
А век командовал: "В шеренгу по два!"
Мы отступили. И тогда кривая
Нас понесла наверх. И мы как надо
Приняли бой, лица не закрывая,
Лицом к лицу и не прося пощады.
Мы отступали медленно, но честно.
Мы били в лоб. Мы не стреляли сбоку.
Но камень бил, но резала осока,
Но злобою на нас несло из окон
И горечью нас обжигала песня.
Мы кончены. Мы понимаем сами,
Потомки викингов, преемники пиратов:
Честнейшие - мы были подлецами,
Смелейшие - мы были ренегаты.
Я понимаю всё. И я не спорю.
Высокий век идет высоким трактом.
Я говорю: "Да здравствует история!" -
И головою падаю под трактор.

5-6 мая 1936

(via polenova ) .

Лиле большое спасибо, я не вспоминал этого стихотворения лет сорок. А сейчас мне кажется, что это монолог настоящего коммуниста, троцкиста. Каждое слово как бы о том, какой же перелом произошёл среди коммунистов в предыдущие к дате стихотворения десять лет.
Нам-то сейчас всё равно, и Троцкий видится как бы неудачливым Сталиным. Но дело не в вождях, а в совершенно различных массовых представлениях о том, что и зачем строится в стране. И тех, кто проиграли, тех, желающих строить утопическое общество, убивали, убивали и убивали. За ними охотились, как за волками, которыми они, конечно, не были - как и их палачи.

Я, похоже, не доживу до того момента, когда хоть немного станет понятно, что же происходило в нашей стране в 20-м веке.
Очень хорошее стихотворение.