June 23rd, 2010

Это и так понятно

"Исправленному - не верить" - статья о попытке Илюхина доказать, что документы о расстреле в Катыни фальсифицированы, с комментариями Рудольфа Пихоя.
Это и так было ясно. Простодушный человек этот Илюхин, никак не может взять в толк, что в условиях отсутствия монополии на информацию некоторых вещей лучше не делать. Хотя бы из чувства самосохранения морды лица.

И - на жару


Студенты рассказывают, поганцы, на экзаменах:
..................
Про куртуазию.

В это время от рыцаря требуются не только войны, но и вести себя.
В лирике трубадуров заметны даже черты каталогического подхода к изображению дамы.
Трубадур часто пишет про даму, которая вообще не имеет к нему отношения, она замужем за другим человеком — то есть, идеал.
Тристан проводит с Изольдой где-то треть своего времени, помимо подвигов, а герой Кретьена де Труа идёт дальше и женится.
Традиционная принцесса, заточённая в башне, тоже опирается на Изольду и кельтские сказания, только не прямо, а уже из книг.

Про Данте.

В "Божественной комедии" изображены фантастические существа, например, собаки и гончие.
В аду девять кругов, потому что человек умирает.
В этом круге мучаются тираны, убийцы и носильщики. — Я понимаю, что "нАсильщики", но на звук-то...
В аду Данте встречает дерево и понимает, что оно ему знакомо.
В аду все удивлялись, что Данте там, но Вергилий всех успокоил.

И — три бесспорных сегодняшних лидера.

Про футбол "Песню о Роланде":
Там, в этих горах, я не помню, как они называются, и происходит встреча Испания-Франция.

Про "Двенадцатую ночь":
Если бы не это кораблекрушение, если бы Виола не потеряла Себастьяна, если бы она не переоделась в Цезарио, если бы ей не поверили, если бы Оливия в неё не влюбилась... нельзя же так во всём полагаться на случай!

Диалог с девой, впавшей в молчаливую тоску:
— А что вы вообще читали из курса?
— Ну, "Гамлета"... И этого, название не помню...
— Давайте про "Гамлета" поговорим хотя бы.
Тягостная пауза.
— Что-нибудь интересное про Гамлета рассказать?..

........................

Конечно, чемпион - Роланд.

Слушайте, а можно как-нибудь всю это молодёжь тово, образно выражаясь?

Хотя классик и утверждал, что её не задушишь, не убъёшь - но может быть всё-таки что-то с тех пор изменилось к лучшему?

Сказано

Диакон Андрей Кураев, "Это не протест, а плевок", по поводу выставки "Запретное искусство" и Гельмана.
.....................
После того как Юрий Самодуров и Андрей Ерофеев организовали свою выставку «Запретное искусство 2006», они могли еще ссылаться на то, что не знали, как она будет воспринята обществом. Но когда Марат Гельман снова наступает на те же грабли и снова выставляет те же экспонаты, зная, что гарантированно этим причинит боль другим людям, – это уже не политический вызов, это просто плевок. Все эти люди любят считать себя толерантными – что ж, пусть докажут это на деле и не оскорбляют других людей, не причиняют им боль. Разве не в этом суть толерантности? Это странно довольно – плюнуть человеку в лицо, а потом сказать: ты обиделся, значит, ты не толерантен.

Определить объективные границы дозволенного в современном искусстве довольно сложно, у меня наготове таких критериев сейчас нет. И конечно, нельзя сказать, что религиозную символику использовать нельзя: тогда надо было бы отказаться от половины художественных произведений. Здесь важна скорее мотивация, намерения. Мы видим, что некоторые инсталляции и картины участвовали в самодуровской выставке и они же были представлены на выставке «Диалог» в Татьянинской церкви. Даже одно и то же произведение звучит по-разному в зависимости от контекста. Дальше оно зависит от того, как сам автор понимает месседж, который он закладывает в свое произведение. И если Ерофеев говорит, что его задача была, скорее, исследовательской, то о повторной выставке этого уже не скажешь. «Исследование» уже прошло, зачем снова выставлять эти экспонаты? Из-за моральной поддержки? Странная это поддержка. Если я хочу, например, выразить моральную поддержку мусульманину, я не обязан это делать в форме «все жиды сволочи».

Я как православный человек воспринял экспонаты выставки «Запретное искусство» довольно болезненно, но все же не думаю, что уголовный срок – это самая адекватная форма наказания. Я бы предложил суду вынести решение о запрете Самодурову и Ерофееву, а теперь уже, видимо, и Марату Гельману, проводить какие-бы то ни было выставки. Точно так же, как педофилам, например, запрещают приближаться к школам и детским садам.

...........................

Хорошая идея, хотя сравнение в финале статьи нельзя считать исчерпывающим.