June 15th, 2010

Из колонки А.Привалова про приморских и их болельщиков


"О настроениях публики" - журнал "Эксперт".
.............................
Те, кто попроще, прямо говорят, что всякий человек, выстреливший во всякого мента (повторяю: подробностей о приморских лесных братьях ещё никто не знал), — уже герой; кто чуть поосторожнее, печалится, что властный произвол заставил людей взяться за оружие и теперь, конечно же, ничего не остаётся, кроме как им помогать. То есть перебить в значительной мере, если не сплошь, всю отечественную милицию — было бы (по версии простейших) прекрасно или (по версии более отёсанных) прискорбно, но правильно. Ошибка эта банальна и может быть в тысячный раз опровергнута отсылкой к отечественной истории, где огромными буквами написано, к чему такие речи ведут.
......................
Голосуя за помощь приморским стрелкам, ты голосуешь вовсе не за то, за что хочешь голосовать (появление в наших городах идеальной полиции, сплошь укомплектованной чак-норрисами). Спроси себя: кто удержит парней, победоносно перестрелявших ментов, от продолжения банкета? Ты голосуешь за то, что неизбежно придёт, если «партизаны» расплодятся: за войну всех против всех — и за предстоящее после этой войны жёсткое воцарение самой бессовестной и поэтому победившей группировки. А ведь если очень просить, чтобы сильнее грянула буря, то можно ненароком и допроситься.
......................
А ведь именно так, мне кажется, многие из новоявленных любителей гражданской войны в глубине души и полагают. Не может же быть, чтобы они искренне хотели большой крови — или вовсе не понимали, что их призывы прямо к большой крови и ведут. Они надеются, что всерьёз до чаемой ими драки не дойдёт — что власть от их виртуального гнева усовестится: либо станет такой, как им хочется, либо, ещё лучше, сдаст бразды, и от этого ментовской беспредел тут же утихнет, а нового не случится. Маниловы с лексикой Собакевича.
....................
Есть вещи совершенно очевидные, которые власти давно пора сделать. Наблюдаемое публикой во всех медиа разоблачение бесконечных ментовских преступлений при практическом отсутствии серьёзных мер по их пресечению есть ежедневная агитация за суды Линча. А поскольку для заправского суда Линча толпа всё-таки должна знать, кто преступник, а оборотня от необоротня под одинаковыми погонами не различишь, то нас призывают просто-напросто к бунту — и 76% возжелавших помогать в отстреле милиции парадоксальным образом доказывают силу государственной пропаганды.
.................

"Маниловы с лексикой Собакевича" - это самая точная характеристика уродливого мышления (или того, что его заменяет) в головах наших современников. Гоголь хорош, однако, не говоря уже о Привалове.

Темп, как мне кажется, набирается. Всё больше и больше становится действий, которые не имеют обратного хода. Т.е., действий, которые, какова бы ни была реакция на них, нельзя отменить. Система стала меняться, причём, как всегда в России, сама по себе и без какого бы то ни было сознательного участия действующих лиц и исполнителей.

После разговора на Савёловском - угрюмые, но тривиальные мысли

1. Узнать, кто в бюрократической, или сказать яснее в управляющей системе имеет власть, довольно просто: это тот, чьи приказы выполняются точно, в срок и добросовестно (даже если это совершенно бессовестный приказ).
Также верно и другое: тот, чьи приказы не выполняются, властью не обладает, в каком бы кресле он не сидел. Он, может быть, человек важный и нужный (скажем, он собою дырку закрывает или демонстрирует то место, относительно которого все согласны), но не властный.

2. Нерешённые задачи общественного устройства передаются по наследству, и от решения их не слинять никаким потомкам, даже если эти потомки - мы сами и есть. Хочешь своим потомкам добра - придумай, как уничтожить зло (скажем, неправедные суды, или вообще гадину, придуманную Сперанским и взлелеянную в первой половине 19-го века).

3. А интересно, какие нерешённые задачи от 18-го века остались современным французам, или от второй половины 19-го века - немцам, или от... от... ну, не знаю, от какого времени - американцам. Поделились бы своими нерешёнными проблемами - мы бы посочувствовали, и нам вроде как стало бы легче: не одни мы трусы и в говне сидим, а со всем просвешённым человечеством.

4. Нерешённые задачи, по определению, это те, которые не могут решить никакие добрые оккупанты наших земель, капиталов или мыслей.

5. От нерешённых задач прячутся, их видят, но не видят, о них не говорят (об этом толковали Найшуль и Привалов в разговоре на "Эксперт-ТВ").