February 21st, 2010

Бывают такие денёчки...

Взял с собою дешёвую отечественную фантастику, Мартьянова. Я его читаю раз в 5-6 лет, и всё получается дерьмо. Вот и в этот раз. Бессмысленное, бездарное, безъязыкое дерьмо. Заскучал.
Дай, думаю, в Фаланстер зайду, но осторожно. Минут за семь до закрытия, и куплю ровно одну книгу, Глинчиковой про раскол, за 207 рублей. Таки хрен вам. За 7 минут купил книгу Арона Гуревича "Индивид и социум на средневековом Западе", "Шахту" Балбачана (действительно, доброкачественный и правильный роман - настоящий гимн настоящей работе), и очень занятную словесную игру "Ерундопель русского языка". Тысяча как с куста, з-зараза.

Потом зашёл в "Москву", что напротив, и убедился, что роман Колышевского "Откатчики" действительно никакого отношения к романам про работу не имеет. Это совсем другой, чисто постсоветский жанр.
Узнал, скажем, журналист или просто проходящий мимо, как кто-то ворует или иным путём нарущает законы Божеские и человеческие. Написать напрямую - вроде небезопасно, могут призвать к ответу. Тогда меняется ЮКОС на Юксон, Ходорковский на Хреновского, и привет. Пиши, как он всё обстоит.
Только вот что. Когда такие вещи писали "разгребатели грязи" в Америке век назад, они писали в стране, в которой законы, может, и не очень-то работали, но существовало общественное мнение, чётко различавшее добро и зло и никогда их не путавшее ввиду своих религиозных корней, в бизнесе и в обществе вообще вовсю работали репутационные механизмы, потому что они сильно облегчают жизнь и позволяют ориентироваться и принимать правильные решения, опять же с общенациональной системой ценностей было всё в порядке: было кому стоять на страже этой системы.
У нас же ничего такого в общенациональном масштабе не существует - по крайней мере, в должной степени. И то, что написано, читать некому. Читать, и принимать решения, и менять своё отношение к каким-то группам и людям, и думать о том, что правда а что нет - некому, граждане. 
И я,  читатель, читая такой роман, даже не ставлю себе вопрос, правду написал этот писатель или нет. Для меня, читателя, правда от выдумки не отличается. И сам писатель ни за что из своих разоблачений не заплатит, потому что так устроено, что ему ни за правду, ни за враньё ничего не будет. Ну, развлекуха и всё.
И вот полки ломятся от того, что к нам не имеет никакого отношения.
А что имеет?

Мысль на ночь


Почитавши всех этих разумных и знающих людей, я вдруг поймал себя на странной мысли: что желание узнать что-нибудь (прочтя ли книжку, посмотрев ли фильму или послушав музыку), для меня является высшей и безусловной ценностью, обязательной к реализации, несмотря ни на что. Конечно, не наивысшей - но высшей.
Всё остальное (скажем, законоустановления, запрещающие мне исполнять это желание, когда и где мне хочется), воспринимаются мною как внешние препятствующие обстоятельства, которые я могу обходить или игнорировать, сколько хватит ума, хитрости, силы воли и прочих талантов.
И какая разница, запрещает мне это Уголовный или Гражданский кодексы, государство или частная публика? Я хочу прочесть - и буду читать.
И если с меня за это запросят то, что я согласен и могу дать - дам. А если что сверх того, то я буду день и ночь думать, как это дело обойти и не засыпаться.
Сейчас, конечно, я не тот, но раньше всегда что-нибудь такое придумывал.
Как же так же? Я же вроде за право, закон и уважение к собственности? А тут...
Может быть, дело в моём тяжёлом самиздатском прошлом? Они указывают и грозят - а мы перепечатываем и раздаём. Читай, что хочешь. Нам то авторское право, что статья 190-прим - всё бара-бир. Я хочу - и всё. Хоть книги, хоть фильмы.
Просто какая-то нечеловеческая гордыня, братья. Простите меня, окаянного. Я всё равно буду, но с сокрушением.