February 1st, 2009

Ничего не делается

Лежу и слушаю, от нечего делать, "Песни нашего века". Интересно. Они не поют, а исполняют. Тоже дело.

И ещё играю в старую игру: "Как бы нас воспринимали Приличные Люди" (т.е., те, которым мы обязаны решительно всем - Пушкин, Гоголь, Чехов обязательно, цари Романовы и другие товарищи).

Так я думаю, что Пушкин с удовольствием и полным понимаем слушал бы песни Окуджавы. Больше, пожалуй, ничьи. А особенно не слушал бы он Высоцкого.

Ну, это понятно: Окуджава прямой потомок Просвещения и просветителей, дворянской (т.е., единственной российской настоящей) культуры. Он - свой.

А Высоцкий, если бы хотел, чтобы его поняли, должен был на рынок идти, на крестьянскую ярмарку. В трактир. Вообще туда, где бы собирались простые русские люди, которые от времени не зависят, и с шестнадцатого и в крайнем случае семнадцатого века по сю пору не меняются.

Вот и получается, если не стесняться красивостей, что Высоцкий - это певец вечного настоящего. Того, что не меняется и измениться не может. А что же Окуджава, в этой же сетке? А Окуджава, получается, это вечное же движение.

Не, фигня получается.

Ещё полежать надо.

Из лекции Михаила Цфасмана в Билингве


Публичная лекция "Судьбы математики в России", её прочёл Михаил Анатольевич Цфасман в клубе "Билингва" 26 июня 2008 года.

Несколько наиболее, как мне показалось, вкусных цитат. Вообще всю лекцию надо читать. Очень правильный человек, и лекция правильная.
...........................................
Для меня математика - это часть культуры со своим особым стилем мышления, который, однако, вполне применим и для реальной жизни, который можно приобрести, даже не приобретая математических знаний. Это первый аргумент: математика – это часть культуры, и интересная. Последнее дано почувствовать не всем, потому что школа этому не учит и даже часто впечатление от математики портит, точно так же, как школа в какой-то момент заставила меня разлюбить много других предметов, которые я полюбил позднее. У многих людей так бывает и с математикой. Но смею вас уверить, что если туда немножко влезть, то это очень интересное занятие.
Второе. Например, физика не только красива, но она еще и изучает реальный мир. И если нам удается открыть или хотя бы понять какой-то физический закон, то мы видим в простых и ясных терминах, что происходит в мире. И математика для многих, для меня в том числе, совершает то же в отношении нематериальной реальности. Человек, который имеет дело с математической сущностью, в какой-то момент перестает сомневаться, что это вполне реально и объективно существующая сущность, в том, что мы их не придумываем, а открываем. В мировой культуре это не единственная невещественная сущность, которую можно изучать и любить, но одна из них.
.....................
Про роль математики для общества я сказал бы несколько необычную вещь. Конечно, надо знать математику, чтобы посчитать деньги в своем кармане (и особенно в чужом) и чтобы спроектировать какую-нибудь машину. Но это - мир низких истин. Есть и другая сторона. Вот то, чему я бы учил в школе, и для чего математика максимально приспособлена, но только ее преподавать нужно немножко не так. Это - отличать верное от неверного, доказанное от недоказанного, правдоподобное от неправдоподобного. И вещь, которая, несмотря на все это правдоподобие, может быть верной, – от явной лжи. Это - часть математической культуры, которой существенно не хватает обществу в целом.
........................
С благотворительностью по-русски я сталкивался многократно в своей деятельности в Независимом университете, потому что Независимый университет независим в первую очередь от государственного финансирования, - не получает ни копейки. Поэтому где-то приходится искать деньги, и часть из них находится благотворительным путем. Эта благотворительность ужасно непохожа на западную. Благотворительность по-русски происходит следующим образом:  Collapse )