September 27th, 2008

C утра пораньше


Из башорга:
.......................
111: ппц, сижу ржу дома, не могу успокоиться))
222: чего там?
111: короче стою сегодня курю около метро, после универа.ко мне подходит поцан и спрашивает спички. а я как раз утром из дома коробок прихватил. ну я ни слова не говорю, вытаскиваю из кармана, протягиваю.
222: ))
111: он так смотрит, грит, зажигалкой то удобнее
111: я опять же молча лезу в тот же карман и достаю крикет
111: он прикуривает, отдает зажигалку, смотрит на меня секунд десять и говорит типо в шутку какой карман удивительный, все что не попросишь, все есть, небось и конфеты есть
222: тааак, я начинаю догадываться)
111: ))))не поверишь, уже неделю ношу с собой несколько бон пари.
111: я молча достаю из того же кармана леденец, он ошарашенно берет его, его глаза полны ужаса
222: ппц, бедняга))
111: после этого я говорю ему "ты потратил все три своих желания", выкидываю сигарету, разворачиваюсь и ухожу.
........................

Нормалёк погодка!

Полуверами здесь не обойтись

Читаю книгу Андрея Васильченко "Демянский котёл: упущенная победа Красной Армии", издательство "Яуза-пресс", 2008. Тема интересная, но читать очень трудно. Крупный шрифт, маленькие поля, полтора интервала, гигантских размеров цитаты, которые никак не выделяются из основного текста, только небольшими кавычками, да и то не всегда.
Самое удивительное, так это то, что автор колеблется, как же правильно называть тех, которые воевали с немцами. Красная армия? Советские солдаты? Русские войска? Что характерно.
Однако видно, что здесь, как и в книге о штурме Будапешта - "Сто дней в кровавом аду" - автор Андрей Васильченко ставит себе цели самые правильные: деидеологизированные рассказы о разных малоописанных эпизодах войны. Поэтому хрен с ними, с непонятными цитатами и невнятными самоназваниями. В конце концов, я что, не знаю, кто там воевал? Наши воевали.